Пожизненные тюрьмы россии

Тюрьма «Полярная сова»: условия содержания и осужденные

Пожизненные тюрьмы россии

Среди многочисленных исправительных учреждений в РФ отдельной статьей идут «казенные дома», предназначенные для пожизненно приговоренных к заключению осужденных.

Эти тюрьмы окутаны ореолом злой славы, как самые страшные исправительные заведения России среди подобных: мало кто из местных «постояльцев» способен похвастать тем, что вышел на волю своими ногами, а не “покинул” тюремные стены после смерти.

Поговорим о тюрьме «Полярная сова»: где эта исправительная колония находится, кто сидит в ее стенах и в каких условиях содержатся заключенные.

Наследие ГУЛАГа

Исправительная колония № 18, больше известная как «Полярная сова», находится в Ямало-Ненецком автономном округе, в поселке под названием Харп, образованном в 1961 году на месте масштабной стройки Трансполярной магистрали.

К сооружению железнодорожной ветки в 47–53-м годах активно привлекали заключенных ГУЛАГа.

Причем первые партии «добровольцев» для реализации грандиозного проекта отправили в снега Заполярья задолго до того, как была создана необходимая для выживания инфраструктура.

Узники лагерей, среди которых встречались как матерые уголовники, так и военные преступники, оказались вынуждены самостоятельно обустраивать место для собственного обитания: размещали бытовые сооружения, ставили временные палатки и строили дающие лучшую защиту от лютых морозов землянки, огораживали территорию колючей проволокой. Побег в условиях раскинувшегося на сотни километров вокруг края заполярных снегов стал бы только мучительным способом покончить с собой.

https://ria.ru/

Быт постепенно налаживался, причем не без помощи жителей окрестных поселений, которые сочувствовали заключенным и время от времени помогали с припасами. Но тяжелые условия труда — а работали осужденные по 16 часов в сутки — сказывались на самочувствии зэков-строителей весьма негативно.

Пусть периодически партии заключенных отправляли в расположенные южнее лагеря, чтобы исключить массовую гибель, все-таки количество умерших исчислялось тысячами. Тем обиднее, что после смерти Сталина проект Трансполярной магистрали, за количество погибших на ее постройке прозванной «Мертвой дорогой», забросили, а заключенных раскидали по другим тюрьмам и лагерям.

«Полярная сова»

В том самом месте на полуострове Ямал спустя 8 лет основали режимный поселок Харп — строили его тоже силами осужденных. В нем открылась исправительно-трудовая колония, отбывающие наказание в которой трудились на местном заводе, изготавливающем железо-бетонные изделия.

Несмотря на жесткие условия Заполярья, первоначально ИТК не была предназначена для содержания приговоренных пожизненно. Только в 70-х годах прошлого века поступило первое предложение на преобразование учреждения в колонию для особо опасных преступников, а свозить туда матерых уголовников и вовсе начали только в 1981-м.

Тюрьма “Полярная сова” / Русская семерка

Окончательно статус исправительного учреждения для лиц, приговоренных к длительному заключению, вплоть до пожизненного, тюрьма «Полярная сова» получила только в конце 2004 – начале 2005-го. Кстати, как и в случае с тюрьмой “Черный дельфин”, заведение обязано собственным неофициальным названием расположенной во внутреннем дворе скульптуре.

Условия содержания

«Полярная сова» — тюрьма, по праву считающаяся одной самых страшных в России. Дело тут не только в месте расположения, а ведь назвать Заполярье комфортным для жизни откровенно невозможно.

Как и в других учреждениях российской системы исполнения наказаний, предназначенных для заключения особо опасных преступников с продолжительными сроками, в том числе и приговоренных пожизненно, условия содержания в этом заведении — вовсе не сахар.

Камера “Полярной совы” / dizst

«Апартаменты», предоставляемые местным обитателям, возможно охарактеризовать исключительно как аскетичные: стол, скамья, тумбочка и полка для вещей, отхожее место, кровать да бак с водой для умывания и питья. Подъем — в 6:00, отбой — в 22:00, а между ними — работа, проверки и прогулки. Разговоры между зэками, содержащимися в одной камере, — только шепотом, во время прогулок — запрещены вовсе.

Из развлечений — радио и книги в часы непродолжительного досуга, предусмотренные строгим распорядком исправительного заведения, да раз в неделю — просмотр военных или документальных фильмов c DVD. Банного дня за отсутствием самой бани не предусмотрено — раз в 7 дней осужденные имеют право на 10-минутное посещение душевой.

Личные вещи осужденного / dizst

В камерах обитают по 1-2 человека. При совместном размещении сокамерников подбирают исходя из психологической совместимости, периодически производя ротацию, чтобы исключить возникновение конфликтных ситуаций.

Однако даже подобные меры предосторожности не гарантируют полной безопасности заключенных — из-за того, что не все помещения колонии оснащены видеокамерами, отмечались случаи потасовок между сокамерниками, в том числе и с летальным исходом.

К допустимым послаблениям возможно отнести наличие у приговоренных к пожизненным срокам некоего подобия камеры хранения, из которой охрана по просьбе заключенного приносит необходимую личную вещь, — в жилом помещении недостаточно места для предметов, что накапливаются у отбывающих срок за время пребывания в колонии.

Кровать осужденного / dizst

Заключенные, приговоренные к продолжительным срокам, работают на предприятиях, входящих в комплекс колонии, начиная с завода ЖБИ и до столярного и токарного цехов. К их услугам также — церковь и клуб. В последние осужденных пожизненно не допускают — им и работать до 2015 года запрещалось, однако впоследствии режим смягчился.

Осужденные

Тюрьма «Полярная сова» — этот тот случай, когда внешние впечатления, формируемые не в последнюю очередь суровой жесткостью окружающей природы, в полной мере соответствуют содержанию. Среди отбывающих наказание в исправительной колонии № 18 немало лиц, совершивших громкие, а то и просто ужасающие преступления.

Денис Евсюков / “Вести”

Так, здесь содержится бывший сотрудник правоохранительных органов, прозванный «Кровавым майором» за убийство в состоянии алкогольного опьянения людей в московском супермаркете, Денис Евсюков. На непродолжительные свидания к экс-милиционеру приезжает теперь только отец, жена не выбралась из Москвы ни разу.

Другой осужденный, Дмитрий Вороненко, маньяк и насильник, выбиравший в жертвы исключительно миниатюрных блондинок — изнасилованной и убитой быть могло как 20 лет, так и 11, только бы основные критерии «кровавого отбора» соответствовали. Родственники погибших требовали применить в отношении преступника смертную казнь, несмотря на мораторий, однако Верховный суд на подобное не пошел.

Дмитрий Вороненко

На руках Александра Пичушкина, также отбывающего наказание в «Полярной сове», кровь 49 человек — это только доказанные следствием эпизоды.

Начавший преступную «карьеру» в 18 лет с убийства однокурсника по профтехучилищу и прозванный «Битцевским маньяком» за излюбленное место «охоты», мужчина даже после назначения пожизненного срока сохранял уверенность, что продолжит выполнять поставленную задачу — совершит 64 убийства, ровно по числу клеток на шахматной доске.

Сергей Помазун, взломав отцовский оружейный сейф, открыл стрельбу в центре Белгорода — от его выстрелов погибли шестеро, включая двух школьниц 16 и 14 лет.

Сергей Помазун / “Вести”

Сидит в ИК-18 и Нурпаши Кулаев, единственный выживший боевик, причастный к захвату школы в Беслане, во время которого погибло больше 300 человек, 186 из которых — дети. Он, кстати, непродолжительное время находился в одной камере с Пичушкиным, но впоследствии был отселен — из-за угроз со стороны сокамерника опасался за собственную жизнь.

Источник: https://24smi.org/facts/204455-tiurma-poliarnaia-sova-usloviia-soderzhaniia-i-osu.html

Откровения самого молодого пожизненно осужденного Дубравлага — Столица С

Пожизненные тюрьмы россии

19-летний Максим Смирнов вместе с подельниками изнасиловал, убил и сжег трех китаянок

Максим Смирнов: «В тот день я пил и курил коноплю. А еще ел таблетки — феназепам. Так в Абакане среди молодежи принято проводить время»

Действительно, вся жизнь, казалось, у тебя впереди, все дороги у ног! 20-летний бывший житель города Абакана Максим Смирнов.

Образование — 9 классов. Работал кондитером. Готовил вкусные торты.

Только теперь — все это в прошлом! Навсегда! Отныне он — самый молодой пожизненно осужденный Дубравлага! Согласно вердикту суда, территорию УФСИН по РМ парень покинет лишь после своей смерти… Да захочет ли Господь принять его душу — тоже вопрос! По крайней мере, жители приграничного Китая никогда не простят Максиму Смирнову изнасилованных, убитых и сожженных соотечественниц. О чем думает, находясь за решеткой, молодой парень? Чем живет? С осужденным встретился ВАЛЕРИЙ ЯРЦЕВ.

…С одной стороны Хакасия граничит с Красноярским краем. С другой — многомиллионный Китай.

Страшное известие о том, что сразу четверо молодых жителей Усть-Абаканского района совершили групповое надругательство над тремя китаянками, а затем их погубили, потрясло многих обитателей приграничных районов Поднебесной… По роковому стечению обстоятельств, расправа произошла 14 мая 2013 года на местном погосте.

В это время китаянки — 41-летняя Су Хунфэнь, 42-летняя Ван Гуйэ и 49-летняя Ван Гуйянь — собирали еду, оставленную на могилах в честь православного праздника Радоница. Иностранки официально работали в теплицах, расположенных поблизости от границы. Вечером 15 мая местный пастух наткнулся неподалеку от кладбища на большое костровище, в котором чернели обгоревшие трупы.

На следующий день четверо подозреваемых были задержаны. Следует отметить, что следователи с самого начала рассматривали версию о якобы имевшем месте самосуде, который совершили православные россияне. Дескать, они оказались возмущены «кощунственными» действиями китаянок на христианском кладбище.

Но в приговоре, прозвучавшем в Верховном суде Республики Хакасия 12 февраля 2014 года, о «защитниках религии» не было ни слова. Версия о «жестокой мести» за осквернение православных чувств не подтвердилась. Все оказалось проще и банальнее.

И одновременно — сложнее и страшнее… Одурманенные различными зельями убийцы действовали лишь из корысти, хладнокровно стремясь завладеть любым имуществом китаянок. Для начала Смирнов, Брендель, Пономарев и Акимов отобрали у своих жертв ювелирные украшения на несколько тысяч рублей и зверски изнасиловали.

После чего забили металлической трубой и сожгли… В рамках расследования было проведено 25 судебных экспертиз, включая генетические, химические, психиатрические… Кстати, во время судебного процесса, который подробно освещался в местных СМИ, страсти в зале суда кипели нешуточные. Родные убитых требовали для виновных только расстрела.

Об этом же они писали в своих многочисленных петициях, отправляемых в самые высокопоставленные органы российской власти. Китайцы заявляли, что пожизненный срок для таких извергов — слишком мягкое наказание! Более того, как сообщала пресса Хакасии, мать двух братьев — Максима Смирнова и Дмитрия Акимова — потребовала для них смерти! «Детей мы рожали не для того, чтобы они потом убивали кого-то!» — произнесла в сердцах несчастная женщина. В итоге служители Фемиды определили 19-летнему Максиму самое суровое по российским меркам наказание — пожизненное! Его 23-летний брат Дмитрий Акимов получил 16 лет «строгача». Двое его сверстников — Виталий Брендель и Иван Пономарев — проведут в неволе всю свою жизнь…

«Вину признаю частично! — глядя в глаза корр.

«С», признается «пожизненный» Максим и тут же поспешно добавляет: — Никакого изнасилования и никаких вообще сексуальных действий с моей стороны не было! Признаю только убийства с кражей! Кроме меня в преступлениях участвовали мой брат и два друга. Вместе с ними я учился в одной школе. А после 9-го класса пошел работать кондитером. Изготавливал печенье и торты. Собственными руками. Меня хвалили…»

«С»: То есть вы фактически были хлебопеком. Очень мирная профессия. Как же дело дошло до смертоубийства?

— Это все алкоголь! В тот день я пил и курил коноплю. А еще ел таблетки — феназепам. Так в Абакане среди молодежи принято проводить время. Есть, конечно, и другие занятия, но… В итоге мы напились-наелись и поехали искать деньги. Чтобы еще покурить и попить. Ну и попали на китаянок.

Их в наших краях много! Они на арендованной земле выращивают в теплицах помидоры и огурцы. А потом продают. Местное население к ним относится негативно. Несколько раз писали властям, что эти китайцы жгут пленку, дымят и тем самым экологию портят. И землю тоже под видом удобрений поливают всякой гадостью.

С каждым годом этих иностранцев становится все больше. Вот местные люди и недовольны. Хотя сами китайцы вызывающе себя никогда не ведут. И никаких преступлений в принципе не совершают. Просто работают. И все равно у коренных жителей раздражение вызывают… А власть на наши жалобы не реагирует.

Дескать, китайцы нам нужны, потому что налоги платят, государству деньги приносят… Вот мы к этим иностранцам и поехали денег раздобыть. Каким образом? Нарвать в теплицах помидоров — и на рынке продать! Сколько этим китаянкам было лет, как они выглядели — не помню. Я же под «колесами» находился. Мы и овощей-то набрать не успели.

Увидели, что на китаянках висят украшения. Решили их сорвать. Посадили этих женщин в автомобиль и потребовали ювелирку. Эти иностранки по-русски вообще не говорили. Они сопротивлялись, что-то непонятное кричали. А потом мои друзья решили их изнасиловать. Я не участвовал. Почему? Сильно пьяный был… Да не получилось бы просто ничего.

И так уже хорошо под кайфом было… Потом решили мы их убить как ненужных свидетелей. Чтобы предыдущее преступление скрыть. Получилось так, что все шло по нарастающей. Как снежный ком… Я только сейчас осознаю. А тогда не помнил ничего. По одной убивали в машине. Кажется, гаечным ключом. Я тоже бил. Нет, не всех троих.

Одну только… Или все-таки двоих?.. Не помню ничего. Как в тумане находился. Никаких мыслей. Да, если по приговору, то всех троих, по-моему, именно я забил… Потом, чтобы следы скрыть, облили их всех бензином и подожгли…

«С»: А затем разъехались по домам?

— Нет, дальше пить поехали! В Абакан. Купили водки на сумму, которую нам дали в ломбарде за китайское золото. Потом в Красноярск заехали. Переночевали в доме отца одного из товарищей. А утром нас задержали. В себя начал приходить только через двое суток. Помаленьку стал осознавать, что натворил. Следователь рассказывал, где мы были и что делали.

Я сам от себя ТАКОГО не ожидал!.. Потом — суд. Прокурор запросил пожизненное заключение. Но я не испугался. Сам для себя к тому времени решил: да, виноват, поэтому надо отвечать по закону. Сколько дадут, пусть столько и будет! Вердикт выслушал спокойно.

Затем еще какое-то время находился в следственном изоляторе из-за жалобы, которую написала потерпевшая сторона, посчитавшая вердикт чересчур мягким. Да, я знал, что сейчас не расстреливают. Но если бы было можно, согласился: стреляйте! В прошлом году меня отправили в Мордовию. О вашем регионе прежде уже слышал. От соседей, которые жили неподалеку.

И все равно думал, что Мордовия это где-то еще севернее… Здесь я работаю, шью рукавицы. По-моему, получается… Это как-то отвлекает. Еще читаю православную литературу. Да, я верю в Бога!..

«С»: Скажите, в Бога поверили только сейчас, когда вас в Мордовию привезли?

— Нет, это произошло еще в СИЗО. Там я познакомился с одним осужденным, который исповедовал православие. Он мне дал прочитать Библию.

Хотя и не все сразу, но понял многое… И тогда сделал один из главных выводов.

Какой? «Всему свое время!» И еще: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всей душой твоей, и всей крепостью твоей, и всем разумением твоим и ближнего твоего, как самого себя».

«С»: И вы надеетесь, что Бог вас полюбит?

— Ну, да… Собственно, я уже смирился, что здесь придется провести всю жизнь. Поэтому ничего обжаловать не собираюсь, на помилование не рассчитываю. А находиться здесь помогает православная вера. Мой брат Дмитрий сейчас отбывает наказание в Алтайском крае.

Ему дали 16 лет, так что он рано или поздно освободится… Может, даже приедет меня навестить. Не знаю, не хочу так далеко заглядывать! (Улыбается — «С».) Что я хочу сказать вашим читателям? Бросайте пить! Да, об этом сто тысяч раз уже писали и говорили, но почему-то выводы делают лишь немногие.

Да и то лишь тогда, когда мало что уже можно исправить… Если все-таки не хотите учиться на собственных печальных примерах, посмотрите на мою судьбу. И не думайте, что застрахованы от такого же. Я начал употреблять спиртное еще в начальной школе. Курю с 6 лет.

Потом и наркотики появились… Их достать не сложно. Вскоре из дома начал сбегать… Почему? Скучно было каждый день слушать, как меня правильной жизни учат.

Потом пристрастился подворовывать, чтобы купить всякой дури… На халяву же постоянно никто не будет угощать… Вот и докатился до пожизненного заключения. И только сейчас понимаю, что сейчас самое главное и необходимое — верить в Господа!

Источник: https://stolica-s.su/archives/6796

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.