Порядки в тюремных камерах

Новичку на зоне или как сидят первоходы

Порядки в тюремных камерах

Как говорится от сумы и от тюрьмы не зарекайся, такое выражение можно встретить в любой точке России. И как говорится данное выражение не беспочвенное. Попасть на зону может любой человек, все зависит от того, попадает он туда умышленно, кто то преднамеренно, а кто то случайно. Случаев бывает очень много, но суть остается одна, следствие, суд, срок, судимость.

Но вот вопрос обсуждения стоит таким образом, как же отбывают наказание первоходы, что их там встречает и что может произойти. Просто все говорят по разному.

Кто то уверяет, что сейчас не важно по какой статье попасть и сидеть, а кто то говорит, зависит от человека и его собственного достоинства, но вот некоторые уверяют, что важно какая именно статья и как себя с самого начала ведет человек.

К примеру, взято с другого сайта обсуждение:

15 заповедей по выживанию для первохода или как вести себя в тюрьме?

Как выжить первоходу на зоне?

Итак, ознакомившись с тюремным миром в общих чертах, начнем наше путешествие глазами первохода.

Карантин

После суда и этапирования, каждый осужденный попадает в карантин продолжительностью примерно две недели. Крайне неприятное место, но это необходимо просто перетерпеть и пережить: потом уже на самой зоне будет легче.

Перед помещением в карантин Вас внимательно и пристрастно обыщут: грубо и неприятно, но от этого никуда не деться, перетерпите. После чего оформят ваши личные данные и поместят в камеру. Уже на карантине можно приблизительно понять, какие порядки царят в колонии в целом.

В красных зонах вновь прибывших могут беспричинно избивать весь срок карантина: делается это, чтобы подавить волю человека и по возможности склонить его к сотрудничеству того или иного рода, а также «прощупать» на наличие денег.

Не рекомендуется соглашаться на какие-либо сделки в этот период, например, на покупку хорошей должности на промзоне, или на «вип-хату», или другие привилегии, даже если у Вас есть деньги на это:

Во-первых, могут просто обмануть, и вернуть деньги потом уже не удастся.

Во-вторых, если и не обманут, то потом Вы станете дойной коровой на весь срок заключения и уже не сможете сказать, что у Вас денег нет.

Просто переживите эти две недели как-нибудь. А потом, выйдя из карантина, немного освоившись и узнав что к чему, можете начать заключать такие сделки с теми людьми, которые реально что-то решают, и по относительно адекватным ценам.

Источник: https://pravovoi.center/ugolovnoe-pravo/nakazanie/lishenie-svobody/pervokhod pravovoi.center © 

Так же вот ниже описывается на одном из интрнет ресурсов, какие ошибки не нужно совершать первоходам:

10 место

Прежде чем поздороваться, за это по голове не бьют, спросите, кто ты по жизни?

9 место

Нельзя брать у первого попавшегося сигареты или какие-либо другие предметы обихода, кружку. Лучше задать вопрос, который был обозначен вверху, а иначе передать вещи может добродетель из-за которого жить Вам в петушином углу.

7 место

Туалет место вонючее, с одной стороны, а с другой -сакральное. Пошли на туалет (т.е. на светланку) — посмотрите, общая масса чем занимается. Кушает или нет. Если идете по-маленькому, то можно этого не делать. Ну а если по большому, то в обязательном порядке, иначе с Вас за это могут жестко спросить.

6 место

Опять туалет. Сходили Вы на него — помойте руки. В противном случае сокамерники плохо будут о думать о вашей персоне. В глаза скажут не все, а осадочек останется и не только на руках.

5 место

Если сосед пошел в туалет по тяжелому, то не вздумайте чистить зубы. Во-первых в тюрьме это неприлично. Во-вторых, могут подарить миску с дырочкой.

4 место

Нельзя с обиженными кушать за одной платформой, т.е. за столом. Опытный арестант спросит: «ТЫ кто?». Петух ему честно ответит, после чего опытный арестант пошлет его куда подальше.

3 место

Заходя в камеру, Вы о ней ничего не знаете, поскольку администрация ситуацию лично никому не докладывает. Камера может быть цветная или черная. Вы здороваетесь. Вам говорят: Тащи булки сюда. Подходите, вам протянут руку, но прежде спросите: По жизни все нормально? За такие вопросы по голове не бьют.

2 место

Если в камере больше 25-30 человек, а 2-3 человека обиженные, то не притрагивайтесь к уборке в камере. Петухам так же выделяется с общего стола чай, курить, конфетки. С опущенным не стоит чай рядом пить или курить. Как говорят старые арестанты: по незнанке КТ. Вцепятся в Вас и будете Вы не правы. Поедете, как говится, к своим.

1 место

Не хрен хвастаться какой Вы крутой любовник. Ныряли ВЫ в пилотку, лизали то, что люди не лижут — дорога в петушиный угол. Лучше молчать.

Будь Вы хоть на тюрьме, хоть в зоне не давайте никогда и никому повода и не лезьте никогда в кружку к обиженному. Встали ночью — захотели чай, а кипятильник один висит. Лучше не брать его, а то он может оказаться собственностью петушиной братии. Встает главпетух и говорит: «Милости прошу к нашему шалашу.»

Источник: https://yurlitsa.ru/popular-discussions/novichku-na-zone-ili-kak-sidyat-pervokhody-2544/

Посидим на дорожку: как живут арестанты в российских колониях и куда уходят миллиарды из бюджета страны

Порядки в тюремных камерах

Для начала нужно разобраться в терминологии, потому что для обывателя тюрьма – это всякое место, куда отправляют осужденного. Но это не так.

Колония поселения

В колонию поселения человек может попасть, например, из-за ДТП с пострадавшим. Осужденные там пребывают в общежитиях, могут передвигаться по территории от подъема до отбоя, носить обычную одежду и пользоваться деньгами.

Колония общего режима

В колонию общего режима человек попадет за мелкое воровство и будет находиться в общежитии с другими арестантами. Там практически нет замков.

Колония строгого режима

За распространение наркотиков злоумышленнику грозит колония строгого режима, где все помещения запираются на замки.

Строгий и общий режим различаются числом свиданий с родственниками, количеством посылок и передач.

Тюрьмы

В тюрьмы люди попадают за массовые убийства. Это наиболее жесткие режимные учреждения. По территории осужденных перемещают с завязанными глазами, а в камерах никогда не выключают свет. В тюрьмах зэки отбывают пожизненный срок.

А также воспитательные колонии для несовершеннолетних, где установлен общий режим, и следственные изоляторы, в которых содержатся подозреваемые и обвиняемые, чья вина еще не доказана.

Тюремный порядок

Каждый осужденный, прежде чем попасть в колонию, проходит двухнедельный карантин.

Как правило, первоходов, тех, кто осужден впервые, не сажают в колонии к рецидивистам. Это делается для того, чтобы бывалые арестанты не оказывали пагубное влияние на новичков.

После карантина осужденные отправляются в жилой отряд. В общих комнатах живут более сотни арестантов. Для отличившихся хорошим поведением существуют кубрики – четырехместные комнаты, которые считаются привилегией.

С преступниками ежедневно работают психологи, дабы выявить склонность к суициду, употреблению наркотиков и сложности характера. Это необходимо для выстраивания дальнейшей работы с арестантом.

На каждой кровати висит именная карточка, где указаны статья и срок приговора. Та же информация обязательна и на тюремной форме, которая во всех исправительных учреждениях одинакова: черные брюки, куртка и фуфайка.

У сотрудников колоний есть специальные обозначения: если заключенный склонен к побегу, его карточку перечеркивают красной линией; если у заключенного психические расстройства – зеленой.

За каждым шагом осужденного следят камеры. Поведение арестантов регулируется уголовно-исполнительным кодексом и режимом колонии. Любое отклонение от нормы считается правонарушением. Отлынивание от работы – нарушение. Неправильно заправленная кровать – нарушение. Споры с инспектором – нарушение.

Действиям осужденного ведется строгий учет. За примерное поведение могут увеличить число свиданий с родственниками или и вовсе по решению суда освободить досрочно.

За плохое поведение количество свиданий могут урезать до двух в год, а также перевести в ШИЗО – штрафной изолятор.

ШИЗО – это четыре системы замков: обычный и электронный ключ, затем вешают засов и заматывают его цепочкой. Внутри: одно окно, нары, деревянный стол и отгороженный туалет. Подъем ровно в 5 утра. И до 10 вечера на нары ложиться запрещено.

Под запретом и сигареты, телефон, свидания с родственниками. Еду приносят прямо в камеру.

Если проступок серьезный – драка, бунт или побег – заключенного прямо во время отбывания наказания могут отправить в следственный изолятор, и к его сроку суд прибавит еще несколько лет.

Тюремный режим

Подъем в 6 утра. Обитателей кубриков будит дневальный, остальных арестантов – сирена. Заключенным дается ровно час, чтобы заправить постель, умыться и выйти на плац для зарядки. После гимнастики – перекличка. Затем завтрак.

Между приемами пищи осужденные строем под конвоем отправляются на производство. От работы освобождаются только пенсионеры и люди с инвалидностью. Остальные должны работать или проходить обучение в училище. После получения образования колония выдает дипломы государственного образца. Освоить можно несколько специальностей – от автослесаря до сварщика.

Есть у арестантов и свободное время. Это два-три часа, когда они могут посмотреть телевизор, поиграть в настольные игры или пойти в клуб и заняться музыкой. Клуб – это единственное место в колонии, где разрешается сменить тюремную робу на концертную одежду.
 

Тюремные харчи

В 2017 году ФСИН утвердила правила питания заключенных.

Впредь арестантам нельзя на завтрак, обед и ужин подавать одни макароны. Одинаковые продукты в блюдах не должны повторяться больше двух-трех раз за неделю. Да и в один и тот же день одинаковые продукты соседствовать не могут. Например, если на завтрак была пшенная каша, то на обед пшенку подавать уже не имеют права ни в каких видах.

В суточный рацион заключенных следует закладывать 2600 – 3000 к/кал. В рекомендациях указано, что на завтрак должно приходиться 30-35 % от нормы дневной калорийности. Обед необходимо делать плотным – 40-45 % калорийности. А ужин разгрузочным – 20-30 % калорийности.

В день на питание одного заключенного государство выделяет около 80 рублей. Так как пайки урезать нельзя, руководство ФСИН пытается удешевить питание при помощи собственного хозяйства в колониях: ферм и огородов – дабы не покупать продукты на рынке.

На кухне колоний работают те же арестанты.

Сладости в столовых под запретом. Однако заключенные могут купить их в местном магазине или получить в передачке с воли.

Тюремное производство

В колониях хорошо налажено производство. Пожалуй, легче сказать, что заключенные не производят, чем наоборот. Арестанты задействованы в сельском хозяйстве, швейном деле, работают с деревом, металлом, изготавливают стройматериалы.

Каталог продукции на сайте ФСИН – это 59 страниц с перечнем товаров, которые может приобрести любой желающий: остановочные комплексы, конструкции для детских площадок, скамейки, малые архитектурные формы, урны, баки и контейнеры, срубы бань и усадеб, светильники, одежда и даже служебные автомобили, на которых этапирует самих же арестантов.

За 2019 год такое производство принесло чуть больше 30 млрд рублей. Казалось бы сумма внушительная, если бы не одно НО.

В 2019 году ФСИН получила 318 млрд рублей госфинансирования. Следовательно, рентабельность тюремного производства почти нулевая.

За свою работу заключенные получают около 3-4 тысяч рублей в месяц. При этом 75 % этой суммы удерживается в счет платы за свое содержание в колонии и в счет возмещения ущерба потерпевшему.

Возникает вопрос: как при такой дешевой рабочей силе рентабельность тюремного производства может быть такой маленькой?

Есть и другая проблема. С таким мизерным доходом невозможно скопить достаточно денег, чтобы, выйдя на свободу, встать на ноги и социализироваться. Как правило, оказавшись на воле, бывшему зэку попросту не на что купить еды. Отсюда и возникают рецидивы, и человек снова попадает за решетку.

Более подробно на эту тему рассуждают журналисты газеты «Коммерсантъ».

Тюремные рекорды бюджета

Как уже было говорено ранее, в 2019 году на содержание ФСИН было потрачено почти 318 млрд рублей бюджетных средств. На май 2020 года в России под стражей находится 511 030 человек. То есть на одного заключенного приходится 622 тысячи рублей. Это в пять раз больше, чем расходы на среднестатистического жителя России.

Если перевести сумму госфинансирования ФСИН в доллары, то по курсу 2019 года получится больше 5 млрд долларов. Для сравнения годовой бюджет Белоруссии с населением 9,5 млн человек – 8,8 млрд долларов. А у Албании госбюджет и вовсе 4,5 млрд долларов.

ФСИН лоббирует строительство все новых и новых исправительных учреждений, аргументируя это большим количеством осужденных, для которых уже попросту нет места. Так, СИЗО на 500 мест в городе Сосновоборске, что в Красноярском крае, обошелся бюджету в 2,6 млрд рублей.

То есть одно место в следственном изоляторе стоит как квартира (5 млн рублей). В ближайшее время ФСИН хочет возвести еще 10 следственных изоляторов на почти 10 тысяч мест и 14 новых режимных корпусов на более чем 3 тысячи мест. Можно лишь догадываться, какой ценник будет у этих зданий.

Таким образом, российское тюремное ведомство является самым богатым в Европе, чей бюджет сопоставим с государственным бюджетом некоторых европейских стран. Да и по количеству арестантов Россия лидирует. 

От сумы и тюрьмы не зарекайся – гласит пословица. Тюремный фольклор намертво сросся с российской действительностью. И от этого пока никуда не деться.

Все ж таки страшная присказка родом из СССР о том, что одна половина страны сидит, а другая половина охраняет – до сих пор играет большую роль в самоидентификации страны.

Отсюда, пожалуй, и переполненные колонии, в чьих казематах бесследно оседают госбюджеты.

В дальнейшем мы продолжим эту тему.

Источник: https://www.om1.ru/news/society/206922-posidim_na_dorozhku_kak_zhivut_arestanty_v_rossijjskikh_kolonijakh_i_kuda_ukhodjat_milliardy_iz_bjudzheta_strany/

От сумы да тюрьмы: как себя вести впервые в камере

Порядки в тюремных камерах

Инструкция по выживанию от бывшего заключенного и депутата Сергея Еретнова. Часть 3-я

Пройдя «школу жизни» в трех закамских СИЗО и нижнекамской колонии, журналист Сергей Еретнов решил поделиться навыками с читателями «БИЗНЕС Online».

Если в первых двух блогах этой серии автор рассказал, чего ждать и как вести себя на этапе задержания и первого допроса, то сегодня речь пойдет о первом знакомстве с сокамерниками в ИВС, о тюремных «мастях» от «неприкасаемых» до «черных» и о важнейших принципах, действующих в тюрьме.

Сегодня речь пойдет о первом знакомстве с сокамерниками в ИВС, о тюремных «мастях» от «неприкасаемых» до «черных» и о важнейших принципах, действующих в тюрьме

КАМЕРА. КАК НЕ СТАТЬ НЕПРИКАСАЕМЫМ

Задержанные на 48 часов попадают в изолятор временного содержания (ИВС), арестованные по решению суда — в следственный изолятор. Общие принципы поведения в этих учреждениях одни и те же, они же распространяются и на колонию для осужденных.

Главное отличие ИВС от последующих этапов заключается в том, что здесь вместе содержатся и дебютанты, и рецидивисты: на следственные мероприятия и на судебные заседания в ИВС свозят арестантов без разбора.

В СИЗО и в колонии «первоходы» с бывалыми зэками не пересекаются.

Как я уже говорил, в камере прежде всего работают вполне обычные правила общежития. Первыми словами задержанного должно быть простое вежливое приветствие — «здравствуйте» или «добрый вечер».

Кто прежде сидел, может сказать, к примеру, «добрый вечер в хату», но разницы нет: мифология об изощренных «понятиях», о системе «правильных» реплик на все случаи жизни часто преувеличена или работает на зонах для повторно осужденных.

Во всей тюремной географии — хоть в ИВС, хоть в лагере — не принято сразу протягивать руку. Сначала нужно как минимум понять, с кем имеешь дело.

Поэтому перед тем, как пройти в камеру, необходимо поинтересоваться: «В какую хату я попал?» Дело в том, что, если следствие намерено жестко на вас надавить, оно может устроить в камеру к людям нетрадиционной сексуальной ориентации или к представителям низшей тюремной касты «опущенных».

И те и другие относятся к неприкасаемым, но, вопреки расхожему мнению, гомосексуалисты и «опущенные» — это не одно и то же. «Опустить» или «закатать в шерсть» могут за проступки, это не меняет ориентацию человека.

При этом образ, сформированный поп-культурой, характеризует «опущенного» как человека, обязанного тюремным обществом к услугам интимного характера.

Тут одно понятие вытекает из другого, и оба абсолютно не верны: никакое насилие на зоне недопустимо, никто не может потребовать никаких услуг — только, так сказать, уговорить. К вопросу рукоприкладства мы еще вернемся, как и к определению тюремных «мастей», а пока нужно понять главное: с представителями касты неприкасаемых нельзя оставаться в одной камере, иначе в будущем, в СИЗО и лагере, заключенный останется с ними жить.

Итак, если задержанный попал в «неправильную» камеру, оставаться в ней нельзя. О том, что здесь сидят «опущенные», они обязаны сказать сами. Прояснив вопрос, необходимо немедленно развернуться и стучать в дверь, вызывая надзирателя: «Я отказываюсь сидеть в этой камере».

Требование о переводе должны исполнить — в Татарстане в этом смысле издеваться не принято, УФСИН не переходит границы. Я уже говорил, что наш УФСИН относительно гуманный.

Есть зоны, известные своей жестокостью, — это Кировская область, Омск, где человека могут закинуть в камеру и избивать или заставляют маршировать часами. Татарстанским зэкам в этом смысле повезло.

Даже если следствие хочет надавить на задержанного через посадку к «опущенным», персоналу УФСИН эти интересы по большому счету параллельны, тут действует юрисдикция минюста. Кроме того, сегодня в каждой татарстанской камере установлено видеонаблюдение с трансляцией напрямую в Казань.

Есть негласное правило: нельзя доводить заключенного до самоубийства, а если его оставят с «опущенными», он ведь может и «вскрыться». Или начнет биться головой об дверь, а видеокамера будет это снимать. Лучше крайние меры на этом этапе, чем месяцы или годы с «опущенными» в случае реального срока.

ЗА ОБРАЗ ЖИЗНИ СПРОСА НЕТ

В СИЗО администрация, как правило, спрашивает новичка, в какую камеру он хочет сам. С «опущенными» в данном случае понятно — они не могут скрывать свой статус, не могут зайти к «черным» или к «мужикам», а то будет совсем плохо. Все остальные должны определиться, для этого надо знать, какие масти есть.

К вопросу о неприкасаемых добавлю только, что с ними нельзя здороваться за руку, сидеть за одним столом, пользоваться их посудой, никакого тактильного контакта. Этот запрет, к примеру, обязывает их всегда уступать дорогу и при необходимости предупреждать незнакомого заключенного о своем статусе.

Эта каста выполняет всю грязную работу в СИЗО и на зоне: они чистят общие туалеты, моют полы в коридоре. В лагере они подметают плац — это одно из самых позорных занятий, как и чистка снега между двумя рядами заборов, на пути охранников, делающих обход.

Позор в том, что они тебя охраняют, а ты им дорогу для этого расчищаешь.

Кто-то должен выполнять всю эту работу, зазорную для мужиков, потому что ее не делает УФСИН — нет возможности. Поэтому УФСИН заинтересовано в том, чтобы заключенных «в шерсти» было больше. Администрация не влияет на рост их числа, но системе они выгодны. Это бесплатная работа, максимум за сигареты и какие-то индивидуальные послабления.

Ступенью выше стоят «красные» — заключенные, работающие в административных должностях, зачастую таких, на которых должны работать офицеры. Например, «красные» могут работать в финансовом отделе штаба. В штабе нижнекамского лагеря, к примеру, работали около 30 человек. Это тоже показатель нехватки тюремного персонала.

К «красным» на зоне относятся нормально, как и к обычным «мужикам», работающим на промплощадке или нигде не работающим. Ограничения для «красных» чисто символические — например, заходя в комнату «черной масти» (раньше их называли блатными), «красный» должен постучаться.

«Мужик» не должен, «черный» тем более любую дверь открывает без стука.

«Мужики», как уже, наверное, стало понятно, формируют основную массу заключенных. Они могут работать, исключая сотрудничество с администрацией.

«Черный» работать не может и должен жить по понятиям — вот, собственно, и все. Есть, конечно, и другие мелкие права и обязанности, несущественные, — например, «черным» нельзя ходить на концерты, потому что их организовывает администрация. Я сам как-то организовал концерт, пригласил из Челнов группу «Веретено». Всем понравилось, но «черные» не пошли по привычке.

«Черные» и «мужики» не могут по одиночке ходить в штаб, даже если вызывают. Нужно отказываться или требовать, чтобы с тобой шел свидетель. При желании администрация может наказать за отказ, посадить в карцер, но еще раз подчеркиваю — УФСИН правила знает и заинтересовано в спокойствии.

Один раз принудят к чему-то, другой, а на третий зэки могут устроить бунт — начнут все жечь или «вскрываться». На любой нормальной зоне всегда есть люди, готовые рискнуть жизнью ради общих интересов.

Кстати, по лагерю вообще не принято шататься в одиночку, даже на виду, хотя в принципе не запрещено.

Как я уже говорил, в СИЗО «мужики» и «черные» сидят вместе, а в лагере новичок сам должен определиться, с кем сидеть. Независимо от того, кем он был на воле, он может подселиться и к «черным», но это право нужно подтвердить образом жизни.

Я бы советовал «первоходу», если он не бандит, признавать себя «мужиком» — это самая подходящая среда для человека с улицы. Но в любом случае главное, что нужно знать о мастях, — это опять же принцип, четко действующий в местах заключения: за образ жизни спроса нет.

Хоть «черный», хоть «опущенный» — без причины никто никому предъявить не может, спрашивают только за поведение.

НЕ НАВРЕДИ ДРУГИМ СВОИМ ПОВЕДЕНИЕМ

Возвращаясь к вопросу рукоприкладства, отмечу, что, несмотря на традиционные представления обывателя о тюрьме, мордобой на зоне строжайше запрещен, в том числе и по отношению к «опущенному».

Право на насилие имеет лишь «смотрящий», причем только в рамках суда и наказания за проступок, — это обычно один человек на зоне. Если вы кого-то избили, основания для этого придется выкладывать очень серьезные.

Все споры в лагере решаются на словах, а кто не умеет этого сделать, может вынести суд на общество, обратиться к смотрящему по зоне или по камере (в СИЗО).

Запрет на физическое насилие появился в 1990-е годы, когда в тюрьму стали заезжать накачанные спортсмены из группировок. Они стали мощной силой, начали подминать под себя зону… А как жить, если все решает сила? В таких условиях жизни нет ни для кого. Большим плюсом стал и закон о разделении заключенных на первоходов и зэков с повторными сроками.

Получилось как в армии. Когда Сердюков освободил солдат от грязной работы, наняв специалистов на аутсорсинг, дедовщина кончилась сама собой. Весь ее смысл был в том, что старшие не хотели работать на кухне или мыть полы, заставляли младших делать это.

Когда солдат вместо подметания стали обучать меткой стрельбе и боевой подготовке, вопрос дедовщины был закрыт.

За любые оскорбления тоже придется отвечать перед обществом. На зонах для первоходов нет жестких понятий о запретных словах.

К примеру, если среди рецидивистов любые производные от слова «обида» могут трактоваться как намек на статус зэка («обиженный» — тот же «опущенный»), то при первом сроке к словам без персональной причины не цепляются, все зависит от контекста.

В столь тесном обществе ценится прежде всего вежливость, в соответствии с правилом «не навреди другим своим поведением».

В СИЗО от сокамерников, как правило, можно не ожидать подвохов и провокаций — все сосуществуют достаточно мирно. Даже если новичок попадает к «черным», в первый раз все настроены ему помочь. Объяснят правила поведения, даже, быть может, выразят моральную поддержку.

Могут и спасти, как было с меценатом Николаем Мясниковым (епархия пыталась силой отжать у него построенный им храм и организовала ему уголовное дело). Когда за ним, пожилым человеком, пришли в камеру в час ночи и попытались вывести на допрос, что абсолютно незаконно, камера его не отдала — заключенные встали стеной и не пропустили сотрудников внутрь.

Есть рабочее время, когда следователь может тебя допрашивать, когда может приехать адвокат. Ночью-то адвоката никто в СИЗО не пустит. Да и сами надзиратели не имеют права заходить в камеру ночью. Для обыска нужен повод, для зрительного контроля есть глазок.

Если в камере происходит что-то непотребное или преступное — например мордобой или разговор по телефону — тогда другое дело, но обстоятельства, как мы помним, фиксируется на видеокамеру. Работникам УФСИН сейчас намного сложнее нарушить закон.

На этом прервемся, а следующую часть серии о тюрьме я посвящу тюремному быту: правилам общежития, внутренней валюте и цене откровенности в тех или иных темах для разговоров.

Сергей Еретнов

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/380820

Как выглядят камеры в тюрьмах РФ – фото СИЗО, ШИЗО, ИК

Порядки в тюремных камерах

Места лишения свободы или, другими словами, тюрьмы и колонии всегда представляются мрачным местом. Однако все равны перед законом, и потому с условиями тамошней жизни приходится мириться.

Кто-то вынужден делить свою камеру с такими же преступниками как он, кто-то – сидеть в одиночке, а кому-то и вовсе предоставляются особые условия… Но так ли выглядят российские тюремные камеры, какими рисует их воображение?

Подробное описание и фото, как выглядят изнутри различные виды мест лишения свободы в России: тюремные камеры, жилые помещения в колониях и в СИЗО — далее в статье.

Оказываем юридическую помощь. Звоните

Источник: https://pravovoi.center/ugolovnoe-pravo/nakazanie/lishenie-svobody/tyurma/kamery

Первый день в СИЗО. Чего нельзя делать и говорить

Порядки в тюремных камерах

В стране, где половина сидела, а половина охраняла, выработался целый ритуал, который помогает новичку правильно поставить себя в тюремной камере

Первые несколько часов в тюрьме могут как сломать судьбу человека, так и укрепить его положение в тюремной иерархии, помогая пройти испытание неволей.

Законы «мест не столь отдаленных» сильно отличаются от тех, что действуют на воле, и порой поражают своей абсурдностью. Ведь даже безобидное слово «спросить» в тюрьме означает «привлечь к ответу».

И таких разночтений, которые могут обернуться непоправимой ошибкой, очень много.

Почему нельзя здороваться за руку

Новичок, попавший в камеру, проходит ритуал «прописки». Немощному или возрастному арестанту сразу следует заявить, что он согласен платить в «общак». Так он попадет в самую массовую и безобидную касту «мужиков». А вот если вы ранее являлись сотрудником МВД или подозреваетесь в сексуальных преступлениях, лучше помалкивать.

Приветствие также имеет большую важность. Привычное на воле «Здорово, мужики!» может обернуться самыми неожиданными последствиями. В камере могут оказаться и профессиональные уголовники, и даже «воры в законе», не относящиеся к касте «мужиков». Считается правильным говорить что-то нейтральное, например, «салам аллейкум».

Кадр из американского сериала «Prison Break»

Попав первый раз в тюрьму, не спешите здороваться за руку с будущими сокамерниками. В местах заключения существуют касты, аналогичные индийской касте «шудр», – «петухи». Поздоровавшись за руку с таким человеком, вы автоматически сами станете «петухом», опустившись на самое дно российской тюремной иерархии.

О чем нельзя говорить

Для новичка, находящегося в нервном возбуждении от недавнего ареста, важно максимально сконцентрироваться, отвечая на вопросы ушлых зэков.

Бывалые сидельцы постараются использовать нервное состояние «первохода» по максимуму, засыпав его провокационными вопросами. Делается это в том числе и с целью выявить «стукача».

Ведите себя естественно, но расспрашивать сокамерников, за какие прегрешения они сами оказались за решеткой, категорически не рекомендуется.

Только в комедии со счастливым исходом легко подружиться со своими сокамерниками. Кадр из фильма «Дневник Бриджит Джонс: грани разумного», 2004 год

Пытаясь стать своим среди чужих, не болтайте лишнего, ведь в камере может оказаться специально подосланная полицейская «наседка». Сообщить свое имя, отчество и номер статьи, по которой попали под следствие, вполне достаточно.

Какие слова нельзя употреблять

Некоторые привычные в обычном мире слова употреблять в тюрьме категорически запрещено. Здесь ценятся осторожность и чувство собственного достоинства. Вместо «спасибо» рекомендуется говорить «благодарю». Слово «пожалуйста» меняется на выражение «по возможности».

Слово «обидеть» на жаргоне заключенных означает «сделать петухом». «Свидетель» превращается в «очевидца». Выражение «до свидания» также приобретает в тюрьме специфический оттенок.

Нецензурная лексика как для новичков, так и для закоренелых зэков находится под запретом. Матерные выражения в местах заключения являются маркером крайней агрессии.

Какие правила гигиены нужно выполнять обязательно

Привычный нам в обычной жизни туалет в тюрьме называется «парашей». В целях безопасности он ничем не огорожен. По написанным кровью зэковским правилам перед едой необходимо тщательно вымыть руки – так, как всех нас и учат в детстве. Не помоете – все вещи, к которым прикоснетесь, превратятся в «запомоенные».

И не вздумайте есть, когда ваш собрат по камере справляет естественные потребности! Кстати, бывалые зэки советуют сразу предупредить сокамерников об имеющихся у вас заразных болезнях. Следует понимать, что личная чистоплотность играет важную роль при определении вашего места в тюремном «табеле о рангах».

Грязнули в тюрьме называются «чушканами». Чтобы не перейти в эту касту, – держите одежду в чистоте и следите за состоянием тела, в том числе зубов и волос. Такие традиции не навеяны просмотром глянцевых журналов –  пресекается возможность быстрого распространения заразных заболеваний в замкнутом пространстве каземата.

Почему нельзя играть в карты и одалживать сигареты

Тузы. Источник: pxhere.com

В небогатом событиями изолированном мирке камеры даже нехитрые развлечения приобретают особую ценность. Но от игры в карты в первое время лучше воздерживаться. В криминальном кондоминиуме всегда найдется свой шулер. Особенно опасно участие в картежной игре «на интерес». «Интересом» для не подозревающего подвоха «первохода» является любая прихоть победителя.

Задолжавший арестант автоматически получает статус «проигранного» и лишается всех прав до погашения долга. Тот, кому задолжал несчастный, может потребовать совершить любое – от членовредительства до убийства другого зэка.

Сигареты и чай простые, но ценные в условиях заключения вещи, но одалживать их категорически не рекомендуется. Лучше отказаться, даже если вам хотят их подарить.

Тот, кого вы считаете своим собратом по несчастью и другом, может в любой момент потребовать их обратно.

Если немедленный возврат невозможен – готовьтесь выполнить любую просьбу одолжившего, в том числе и выстирать его носки или сделать уборку в камере.

Почему нужно ладить с сокамерниками

Тюремная решетка. Источник: pixabay.com

Даже если, не дай Бог, вам или вашим близким придется оказаться в подобной ситуации, не стоит сразу впадать в ужас. Новичков определяют, как правило, в камеру к таким же новичкам, или туда, где за соблюдением «понятий» следит зэк из «авторитетов», не допускающий беспредела.

Велик шанс и попадания в «маломестку» – камеру, где арестантов сравнительно немного. Вашими соседями будут попавшие в заключение из-за финансовых преступлений или автоугонов. И даже если вы не знаете всех зэковских правил, чувство собственного достоинства, спокойствие духа и умение ладить в коллективе помогут вам с честью выйти из непростого испытания.

Источник: https://www.eg.ru/society/567652-pervyy-den-v-sizo-chego-nelzya-delat-i-govorit/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.