Понятие преюдиции в уголовном процессе

Преюдиция в уголовном процессе // Должна стать не помехой, а помощником правосудия

Понятие преюдиции в уголовном процессе

Если не вдаваться в детали, то уголовно-процессуальный институт доказательственной преюдиции (когда фактические обстоятельства, установленные судебным решением по одному делу, считаются заведомо установленными без доказывания по другому делу) столкнулся в последние годы с двумя серьезными проблемами.

Первая проблема привела к появлению лазеек для обхода важнейших доказательственных правил в связи с развитием в российском уголовном процессе разнообразных производств, построенных на признании вины и не предполагающих полноценного доказывания (назовем их условно «производства без доказывания»).

К ним относятся сейчас особый порядок рассмотрения уголовных дел при согласии обвиняемого с обвинением (глава 40 УПК РФ), досудебное соглашение о сотрудничестве (глава 40.1 УПК РФ), дознание в сокращенной форме (глава 32.1 УПК РФ).

Возникли разнообразные схемы, когда, например, по сложному уголовному делу с одним из обвиняемых заключается досудебное соглашение о сотрудничестве, после чего его дело выделяется и быстро рассматривается в особом порядке (без доказывания).

Поскольку постановленный приговор имеет стандартное преюдициальное значение, то факты считаются установленными, хотя производство по основному делу продолжается, защита готовится к состязательному судеб ному разбирательству и собирается оспаривать доказательства и аргументы обвинения.

Но зачем, если все уже решено благодаря преюдициальному характеру приговора по выделенному делу? Где здесь доказывание со стороны обвинения? Его нет вовсе: выделенное дело рассмотрено в особом порядке (на основании признания), а основное — на основании преюдиции от выделенного дела. Ясно, что бенефициарами (вольными или невольными) от такого рода схем являются органы уголовного преследования, которые полностью избегают бремени доказывания. К правосудию все это отношения не имеет.

Вторая проблема привела к появлению лазеек для ухода от уголовной ответственности, и прежде всего по экономическим и подобным им преступлениям. Связано это с Законом от 29.12.2009[1], который превратил межотраслевую преюдицию в неопровержимую.

Иначе говоря, факты, установленные решением гражданского или арбитражного суда, не могут быть опровергнуты в уголовном судопроизводстве, какими бы доказательствами ни располагали органы уголовного преследования. Возникли не менее изящные схемы, опирающиеся на диспозитивность гражданского (арбитражного) процесса.

Для легализации любой уголовно наказуемой сделки достаточно создать пару фирм-однодневок и «поиграть» с ними в псевдопроцесс: предъявить иск, признать его, отказаться от него и т.п.

В результате возникает преюдициальное гражданское решение о законности сделки, с которым в уголовном процессе сделать ничего нельзя (преюдиция-то неопровержимая). Гражданские и арбитражные суды упрекать здесь не за что: полицейско-следственных функций у них нет и быть не должно. Все дело в Законе от 29.12.2009.

Конституционный Суд РФ предложил использовать для преодоления преступных «преюдициальных схем» механизм пересмотра гражданских (арбитражных) дел по вновь открывшимся обстоятельствам. Но его предложение, мягко говоря, выглядит странно.

Во-первых, следственные органы не являются участниками арбитражного (гражданского) процесса — откуда у них тогда процессуальные права по инициированию пересмотра? Во-вторых, механизм пересмотра долог — а кто мешает за это время провести еще два, три, десять псевдопроцессов с фирмами-однодневками? Так и будем гоняться за тенью? В-третьих, эффективность любого расследования обратно пропорциональна длительности гражданских (арбитражных) процедур по пересмотру различных дел по вновь открывшимся или каким-то иным обстоятельствам. Ясно, что бенефициарами от таких схем являются уже обвиняемые (подозреваемые), которые полностью избегают уголовной ответственности. К правосудию все это также отношения не имеет.

Федеральный закон от 29.06.2015 № 191-ФЗ, который нельзя не приветствовать, решил только первую из обозначенных проблем. Это уже немало. Но ко второй он отношения не имеет — ее еще предстоит решить, если мы хотим, чтобы институт преюдиции способствовал правосудию, а не мешал ему.

Технически сделать это несложно: достаточно лишь вернуть межотраслевой преюдиции в уголовном процессе опровержимый характер, когда решение по гражданскому (арбитражному) делу в обязательном порядке учитывается, исследуется, но может быть опровергнуто соответствующими доказательствами с учетом того, что арбитражный (гражданский) суд не проводит расследования, не устанавливает истину и действует лишь inter partes. Нужна лишь политическая воля.

Источник: https://zakon.ru/blog/2015/9/17/preyudiciya_v_ugolovnom_processe__dolzhna_stat_ne_pomexoj_a_pomoshhnikom_pravosudiya

Судебная преюдиция – значение и примеры

Понятие преюдиции в уголовном процессе

Praejuditium в переводе — «предрешение вопроса». Это означает отсутствие необходимости вновь изучать обстоятельства, которые ранее изучены и доказаны, установлены судом и отражены в судебном акте.

Значение преюдиции состоит в экономии усилий сторон и суда, сокращении срока разбирательства, поддержании непротиворечивости судебных актов. В качестве примера преюдиции в правоприменении можно привести дело № А07-14877/2016, в котором судами были учтены факты, касающиеся движения реестра акционеров, установленные судебными актами арбитражных судов по другим делам.

Принцип преюдиции нашел закрепление во всех процессуальных кодексах: Арбитражном процессуальном кодексе (АПК РФ), Гражданском процессуальном кодексе (ГПК РФ), Кодексе административного судопроизводства (КАС РФ), Уголовно-процессуальном кодексе (УПК РФ), но применяется с некоторыми нюансами, о которых будет сказано ниже.

В сопоставлении с другими правовыми явлениями судебной преюдиции присущи отличительные признаки:

  • она рассматривается как проявление презумпции истинности судебного решения, однако обладает более высоким уровнем достоверности, т. к. не является предположением;
  • в отличие от версии, представляет собой не способ проверки знания, а принятие сведений об уже проверенных фактах;
  • по сравнению с прецедентом, применяется только более узко — только в сфере доказывания. 

Преюдициальностью обладает не только резолютивная часть решения, но и его мотивировочная часть, в которой суд обосновывает свои выводы.

Виды преюдиций 

В науке предлагается множество классификаций преюдиций, приведем наиболее практически значимые:

  1. По принявшему органу — судебные и административные. Во втором случае источниками являются постановления уполномоченных органов по делам об административных правонарушениях.
  2. В зависимости от сферы действия — общеправовые, межотраслевые, отраслевые. Общеправовой преюдицией обладают выводы, сформулированные в резолютивной части судебного решения в силу его общеобязательности (ст. 16 АПК РФ, ст. 13 ГПК РФ, ст. 16 КАС РФ). Межотраслевая преюдиция подразумевает действие в другой ветви процесса. Примером здесь может служить ст. 90 УПК РФ, которая с 2009 года закрепляет преюдициальность цивилистических решений по некоторым вопросам. Отраслевая преюдиция действует в процессе одного вида.
  3. По эффекту — разрешающие и запрещающие. Первые устанавливают возможность разрешения ситуации в другом деле (например, взыскать неустойку на основании установления факта просрочки исполнения), вторые пресекают возможность решения юридически значимого вопроса (установление подложности документов влечет невозможность взыскания по ним).
  4. По признаку опровержимости — неопровержимые (строгие) и опровержимые (нестрогие). Если законом установлена обязанность суда применять преюдицию, она считается строгой (см. ст. 90 УПК РФ, ст. 61 ГПК РФ). Если преюдиция предусмотрена как освобождение сторон от доказывания, но при этом остается возможность ее опровержения другими доказательствами, она является нестрогой (см. ст. 69 АПК РФ).

Действие преюдиции по кругу лиц 

Нормы об обстоятельствах, установленных вступившим в законную силу судебным актом, в цивилистических процессуальных кодексах сформулированы по-разному. 

АПКГПККАС
Не доказываются вновь при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица (п. 2 ст. 69 АПК РФ)Обязательны для суда.Не доказываются вновь.Не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица (пп. 2, 3 ст. 61 ГПК РФ)Не доказываются вновь.Не подлежат оспариванию при рассмотрении судом другого дела, в котором участвуют лица, в отношении которых установлены эти обстоятельства, или лица, входящие в категорию лиц, в отношении которых установлены эти обстоятельства (п. 2 ст. 64 КАС РФ)

В ГПК РФ имеется также уточняющая норма: участники дела и их правопреемники не вправе оспаривать установленные судом в решении факты и правоотношения (ч. 2 ст. 209 ГПК РФ). В данном случае имеется в виду процессуальное правопреемство.

Под теми же лицами понимаются участники процесса, ранее привлеченные в качестве истца, ответчика или третьей стороны. Если лицо не участвовало в процессе в этом качестве, судебный акт по нему не создает для него преюдиции (см. определение ВС РФ от 16.01.2018 № 4-КГ17-76).

В ст. 64 КАС предусматривается более широкий круг лиц, на которых распространяется преюдиция. Практика применения этой нормы, отличающаяся от применения норм ГПК и АПК, пока не сформировалась.

Судебная практика о преюдиции: какие это обстоятельства 

Исходя из разного регулирования, в правоприменительной практике коллегий ВС РФ отмечается 2 направления:

  • экономколлегия полагает, что преюдиция – это обстоятельства, относящиеся к фактам, она не включает правовую квалификацию фактов (см., например, определение ВС РФ от 20.07.2017 по делу № А45-19100/2012);

Источник: https://rusjurist.ru/sudebnaya_praktika/sudebnaya_preyudiciya_-_znachenie_i_primery/

Что такое преюдиция и как это используется в уголовном судопроизводстве?

Понятие преюдиции в уголовном процессе

Понятие «преюдиция» пришло к нам из правовой системы Древнего Рима. Тогда этим термином обозначали то суждение, которое относится к предыдущему судебному решению. В современном законодательстве особенно значение этого слова не изменилось.

Преюдиция – это значит, что информация, которая установлена в одном судебном производстве уголовного или гражданского дела считается доказанной для судов остальных инстанций.

Например: в суде было доказано, что некий гражданин Б украл у гражданина Д 100 000 рублей. Виновного отправили в колонию, а еще обязали вернуть украденное.

Но, так как похищенная сумма была нужна гражданину Д для уплаты ипотеки, и он этот платеж просрочил по причине кражи у него денег, был еще подан иск в суд о возмещении материального ущерба.

В новом судебном производстве уже не нужно доказывать вину гражданина Б, поскольку данный факт уже был установлен в предыдущем суде.

Но, в судебном производстве могут быть исключения. А какие расскажем дальше.

Уголовное производство

Понятие преюдиции и ее использование в уголовном судопроизводстве регулируется статьей 90 УПК РФ. Согласно ей: информация, которая была установлена и признана законной решением суда, признается истинной без дополнительной проверки прокурорами, судьями других судебных инстанций и следователями. Из этого правила есть два исключения:

  1. Приговоры по делам, которые рассматривались в упрощенном порядке, не учитываются при рассмотрении других дел, даже если действующие лица не изменились. То есть остались те же подозреваемые, обвиняемые, пострадавшие, свидетели.
  2. Если обвиняемый не принимал участие в судебном заседании нельзя однозначно утверждать о его вине только на основании судебных актов.

Феномен административной преюдиции в уголовном праве

Звучит запутанно, но на самом деле все просто. Такое определение активно использовалось в советской системе правосудия. Из российского законодательства оно исчезло и снова начало применяться с 2009 года.

Суть этого феномена в следующем: если гражданин неоднократно совершает административный проступок его могут привлечь к уголовной ответственности.

Звучит вроде как жестко. Но, на самом деле это система, которая позволяет смягчить наказание за первые нарушения закона. Вместо того, чтобы человека сразу осудить по УК РФ, его неоднократно привлекают к ответственности по КоАП РФ. А если он не возьмётся за ум, то уже применят более жесткую меру наказания – уголовную.

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (495) 266-02-45

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 603-78-25

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 301-39-20

Не всякий административный проступок может в итоге привести к уголовной ответственности. Феномен административной преюдиции в уголовном производстве касается только таких проступков:

  • нанесение легких телесных повреждений;
  • розничная продажа спиртных и слабоалкогольных напитков несовершеннолетним;
  • неуплата алиментов;
  • нарушение правил проведения митингов и шествий.

Относительно некоторых административных проступков, за которые сразу не привлекают к уголовной ответственности, среди юристов есть споры.

Самая типичная ситуация: муж избил жену. Ему выписали за это штраф, побеседовали, погрозили пальчиком и отпустили. Уголовная ответственность для него не наступает, благодаря закону о декриминализации. Штраф за избиение жены платит частично, и сама избитая, потому что деньги берутся из семейного бюджета.

А если муж не работает, сидит на шее у жены, то ситуация с административным взысканием вообще абсурдна: пострадавшая будет платить за то, что ее побили. Во второй раз жена вряд ли пойдет писать заявление, потому что снова будет штраф и снова платить ей. В подобных случаях применять административную ответственность неразумно.

Было бы куда лучше отправлять любителя помахать руками на общественные работы.

Преюдиция в гражданском и арбитражном судопроизводстве

В отличие от УПК РФ, статьи 90, в ГК РФ нет отдельной статьи относительно преюдиции. Но, это не значит, что данная норма там не используется.

В Гражданско-процессуальном кодексе за применение норм преюдиции отвечает статья 61, а в АПК РФ статья 69. Применяться она может только для предпринимателей и коммерческих организаций, а механизм точно такой же, как и в уголовном судопроизводстве.

Таким образом, механизм преюдиции используется в судебной системе для того, чтобы экономить время: не доказывать один и тот же факт по нескольку раз в разных судах. Но, важно и следить за правильностью использования преюдиции, потому что неверная трактовка понятия может привести к неправомерному осуждению человека.

Источник: https://ruadvocate.ru/ukrf/chto-takoe-preyudiciya-i-kak-eto-ispolzuetsya-v-ugolovnom-sudoproizvodstve/

Статья 90. Преюдиция

Понятие преюдиции в уголовном процессе

Статья 90. Преюдиция

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, за исключением приговора, постановленного судом в соответствии со статьей 226.9, 316 или 317.

7 настоящего Кодекса, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки.

При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1038-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Габибова Панаха Нароглан оглы на нарушение его конституционных прав положениями Уголовного, Уголовно-процессуального и Гражданского процессуального кодексов Российской Федерации, а также Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин П.Н.

Габибов, осужденный за совершение преступлений, просит признать не соответствующими статьям 18, 19 (часть 1), 50 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации положения статей 61 “Обстоятельства, смягчающие наказание”, 62 “Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств” и пункта “а” части первой статьи 104.1 “Конфискация имущества” УК Российской Федерации, статьи 7 “Законность при производстве по уголовному делу”, пункта 8 части первой статьи 73 “Обстоятельства, подлежащие доказыванию”, части первой статьи 75 “Недопустимые доказательства”, части второй статьи 82 “Хранение вещественных доказательств”, статей 89 “Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности”, 90 “Преюдиция” и 115 “Наложение ареста на имущество”, части второй статьи 281 “Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля” УПК Российской Федерации, статьи 446 “Имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам” ГПК Российской Федерации и статьи 12 “Защита сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность” Федерального закона от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности”.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1014-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Киселева Андрея Сергеевича на нарушение его конституционных прав пунктом “а” части третьей статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, частями первой и второй статьи 7, статьями 14, 17 и 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.С. Киселев, осужденный к лишению свободы, оспаривает конституционность пункта “а” части третьей статьи 228.

1 “Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества” УК Российской Федерации, а также частей первой и второй статьи 7 “Законность при производстве по уголовному делу”, статей 14 “Презумпция невиновности”, 17 “Свобода оценки доказательств” и 90 “Преюдиция” УПК Российской Федерации.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 984-О-Р”Об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства гражданина Черния Игоря Ивановича о разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2016 года N 2779-О”

1. Конституционный Суд Российской Федерации Определением от 20 декабря 2016 года N 2779-О отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина И.И.

Черния на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 159 УК Российской Федерации и статьей 90 УПК Российской Федерации, поскольку она не отвечала требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, в соответствии с которыми обращение в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимым.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.

2017 N 465-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Шагиева Аркадия Юрьевича на нарушение его конституционных прав рядом положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате”

Кроме того, по мнению заявителя, нормы статей 17, 73, 90, 140, 145, 146, 147, 149, 153, 155, 156, 157, 162, 171, 175, пункта 5 части первой статьи 236, статей 237, 252, 296, 299, части пятой статьи 302 и статьи 392 УПК Российской Федерации неконституционны в той мере, в какой предоставляют суду возможность возвращать прокурору уголовное дело для его соединения с другим уголовным делом, что фактически влечет дополнительное расследование и увеличение объема обвинения, позволяют органам предварительного следствия осуществлять расследование, а суду – судебное разбирательство по эпизодам деяний, по которым уголовное дело не возбуждалось, и не применять правила преюдиции в отношении обстоятельств, установленных решением суда по гражданскому делу, давать ему новую оценку.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.

2017 N 453-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лентцкова Максима Вячеславовича на нарушение его конституционных прав рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

статьи 90 “Преюдиция”, как противоречащей статье 49 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку она позволила суду придать преюдициальное значение в его уголовном деле обвинительному приговору в отношении его соучастника, вынесенному по другому уголовному делу;

Источник: https://legalacts.ru/kodeks/UPK-RF/chast-1/razdel-iii/glava-11/statja-90/

Преюдиция в уголовном процессе – Ида Тен

Понятие преюдиции в уголовном процессе

В соответствии со ст. 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) «Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, за исключением приговора, постановленного судом в соответствии со статьей 226.

9, 316 или 317.

7 настоящего Кодекса, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки.

При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле». Данная статья закреплена в процессуальном законодательстве с целью минимизации противоречий между приговорами судов в отношении одних и тех же обстоятельств.

В ее основе лежит юридическое предположение истинности вступившего в законную силу судебного приговора. При этом данная норма является дискуссионной и породила плюрализм мнений, нашедший своё отражение в научной полемике. Однако, большинство авторов сходятся в одном трактовка ст.

90 УПК РФ противоречит принципу свободы оценки доказательств, который является одной из основ уголовного процесса.

Если отдельная правовая норма противоречит принципу отрасли права, то она должна быть признана недействительной и не может применяться.

Также, особое внимание в доктрине уделяется вопросу о том, что возможность реализации внутреннего убеждения в уголовном процессе ставит под сомнение решениями, принятые в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства.

В связи с вышеизложенным, автор ставит перед собой задачу, рассмотреть наиболее актуальные вопросы применения преюдиции, сложившиеся в теории и практики уголовного процесса.

Понятие уголовно-процессуальной преюдиции

Первым вопросом, на который мы бы хотели обратить внимание, является вопрос о понятие уголовно-процессуальной преюдиции. Во-первых, отсутствует единообразный подход в определении преюдиции, так как законодатель не закрепляет этого определения. В статье 90 УПК РФ также понятие не раскрывается, а только даются точные указания применения преюдиции.

В доктрине, напротив, сложилось множество определений, в основе который лежат различные основания. Так, А.С.

Березин под преюдицией понимает «юридическое правило, устанавливающее специальные условия использования в доказывании вступивших в законную силу приговоров (судебных решений по гражданским делам) с целью устранения противоречий между актами правосудия, связанных единством фактических обстоятельств».

В доктрине существуют различные трактовки понятия, отличающиеся емкостью того или иного определения. Но в большинстве все авторы рассматривают преюдицию как правило или средство доказывание.

Немало тpудностей возникает в связи с отсутствием в УПК РФ толкования следственных и иных пpоцессуальных действий, полномочий органов дознания, дознавателя, следователя, пpокурора по собиранию и пpоверке доказательств на стадии возбуждения уголовного дела, сохранения (или утраты) ими юридической силы в случае его возбуждения на основе этих доказательств. Рассмотрение преюдиции как средства доказывания, является вполне обоснованным. Так ст. 90 УПК РФ закреплена в главе «доказательства» и непосредственно само воздействие на процесс доказывания преюдиции очень важно. В качестве правила рассмотрение преюдиции также является правильным, так как сама по себе она не наделена детальным механизмом реализации, в связи с этим возникают ряд спорных вопросов.

Как уже было сказано выше, преюдиция имеет очень важный значение, так как упрощает работу суда. И суду уже нет необходимости устанавливать факты, которые уже были установлены ранее судом.

Однако в доктрине данная позиция не однозначна. Так, С.П.

Ефимичев утверждает, что преюдиция должна существовать только в гражданском судопроизводстве, а в основе доказывания вины по уголовному делу, должны лежать доказательства, которые проверены и собранных в данном деле.

Следующий вопрос, который требует своего внимание, является проблема устранения сомнений в достоверности тех фактов, которые уже установлены.

В УПК РСФСР, а именно в статье 28 было закреплено, что, если у суда по уголовному делу появится сомнения или возникнут новые факты в отношение тех обстоятельств, которые уже были установлены судом, это может служить поводом к пересмотру уже существующего приговора суда.

Нынешнее законодательство исходит из более строгой формулировки, что порождает ряд вопросов. Так, статья 17 УПК РФ закрепляет принцип свободной оценки доказательств.

Анализ статьи 17 УПК РФ позволяет рассмотреть правовую природу данного принципа, подразумевающего личную и непосредственную оценку каждого доказательства, без каких-либо формальных законодательных ограничений. Внутреннее убеждение, должно формироваться на основании закона и основывается на всей совокупности доказательств.

Согласно ст. 90 УПК обстоятельства, уже установленные приговором суда, признаются в уголовном процессе, без дополнительной проверки, то есть презюмируются. На основании этого, можно сделать вывод, что, когда мы применяем преюдицию, тем самым мы игнорируем внутреннее убеждение должностного лица или судьи и соответственно не можем говорить о соблюдении принципа свободы и оценки доказательств.

Для соблюдения данного принципа, необходимо предпринять ряд мер, направленных на создание системы обстоятельств, устанавливаемых межотраслевой преюдицией, а также на создание легальной возможности для участников уголовного судопроизводства сомневается в достоверности обстоятельств, уже установленных судом с правом их оспаривания на всех стадиях уголовного процесса.

Конституционный Суд Российской Федерации (далее – КС РФ) постановил, что прежняя редакция ст. 90 УПК РФ не предполагает возможности при разрешении уголовного дела не принимать во внимание обстоятельства, установленные вступившими в законную силу.

Законодатель закрепил новую редакцию данной статьи, которые на наш взгляд сконструировал в ней юридическую схему межотраслевой безусловной преюдиции, не учитывая многих положений.

Рассматривая противоречие между анализируемым институтом и принципом свободы оценки доказательств, необходимо обратить внимание на такую их общую особенность, как наличие межотраслевых свойств, или универсальность.

На основании всего вышесказанного, можно сделать вывод о том, что редакция ст. 90 УПК РФ противоречит принципу свободы оценки доказательств и соответственно нуждается в изменениях.

Автор предлагает следующее изменения, а именно после слов «судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки» надлежит добавить: «если такие обстоятельства не вызывают у них обоснованных сомнений».

Также, автор предлагает для устранения противоречий по вопросам преюдии, создать механизм проверки преюдиционого судебного акта. А именно создать перечень оснований и порядок обжалования решений суда. Данный механизм позволит разрешить ряд противоречий и гарантировать справедливое решения суда.

Источник: https://idaten.ru/law/ugolovniy-process/preudiciya-v-ugolovnom-processe

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.