Помощь осужденным в трудоустройстве

Ни жилья, ни денег, ни работы

Помощь осужденным в трудоустройстве

Истории

Томский омбудсмен Елена Карташова подготовила специальный доклад о проблемах ресоциализации бывших заключенных. В докладе обобщена ситуация с соблюдением прав и свобод людей, освободившихся из мест лишения свободы. Доклад опубликован на сайте томского омбудсмена.

Ежегодно из исправительных учреждений в нашем регионе освобождается более тысячи осужденных, и большинство из них остается в Томской области. Не раз в адрес уполномоченного поступали обращения с просьбой о помощи после освобождения из мест лишения свободы. Часто вчерашние осужденные сталкиваются с отсутствием жилья, денег, работы, а также с негативным отношением окружающих.

Найти подходящую работу сейчас непросто даже квалифицированным специалистам, имеющим образование, опыт работы и положительные рекомендации. Еще труднее трудоустроиться человеку, имеющему на руках вместо трудовой книжки справку об освобождении.

Все осужденные, которые нуждаются в помощи при устройстве на работе и в быту, находятся на особом учете уголовно-исполнительной системы. За девять месяцев 2019 года число таких граждан составляло 1567 человек, в областной департамент труда и занятости обратилось всего лишь 409 человек.

То есть не более трети вчерашних заключенных.

Цель обращения многих бывших заключенных — не трудоустройство, а получение справки о постановке на учет в службе занятости. После получения справки в центр занятости они больше не приходят. За десять месяцев 2019 года 328 граждан, освобожденных из мест лишения свободы, сняты с учета за длительную неявку, 50 человек – за отказ от услуг службы занятости.

«Некоторые из бывших заключенных изначально не были настроены на поиски работы, а некоторые утратили надежду найти подходящую работу при посредничестве службы занятости.

В 2019 году сотрудники центра помогли трудоустроиться всего лишь 26 бывшим заключенным. Другие бывшие заключенные рассказывают, что им удалось найти неофициальную работу или временные подработки.

На работу без оформления отношений люди соглашаются не от хорошей жизни – лучше уж нестабильный заработок, чем полное отсутствие доходов».

Томский омбудсмен приводит типичный портрет современного заключенного – будущего соискателя работы.

«Среднестатистический «выпускник» колонии – это мужчина трудоспособного возраста со средним или средним профессиональным образованием, ранее не имевший постоянного источника дохода (т. е.

перебивавшийся случайными заработками, трудившийся неофициально или не работавший вовсе), скорее всего, ранее судимый и имеющий опыт хищения чужого имущества.

Такой собирательный портрет соискателя способен, скорее, отпугнуть, чем заинтересовать большинство потенциальных работодателей», — отмечается в докладе.

В последние годы в регионе не проводились социологические исследования осужденных, освободившихся в Томской области. Нет портрета бывших осужденных женщин и несовершеннолетних, которые после отбывания наказания в соседних регионах возвращаются домой.

Еще одна причина отказа в трудоустройстве бывших зэков — отсутствие опыта работы по специальности. В колонии осужденные получают профессию: маляр, каменщик, штукатур, мастер строительных работ, электромонтер, каменщик, пекарь, повар, кондитер, токарь, слесарь-ремонтник, слесарь по ремонту автомобилей, слесарь-сантехник, крановщик и стропальщик.

Но свою квалификацию нужно подтвердить, например, положительными отзывами с предыдущих мест работы, сведениями о поощрениях в трудовой книжке и так далее. Ничего этого у граждан, освободившихся из мест лишения свободы, нет. И найти работу по некоторым специальностям, полученным в период отбывания наказания, бывает непросто.

Например, к томскому омбудсмену обратился человек, который, отбывая срок, окончил кучу различных учебных курсов. Мужчина рассказал, что готов работать по любой из имеющихся специальностей либо выполнять неквалифицированный труд.

На своем опыте ему пришлось убедиться, что наличие «корочек» не гарантирует трудоустройство – работодатели просто отказывали в приеме на работу без объяснения причин. Поэтому большинство и соглашается на низкооплачиваемую работу. Или трудоустраиваются неофициально.

Осужденные ИК-2 сдают экзамены по специальности «швея»

пресс-служба областного УФСИН

Еще одна проблема для бывших заключенных – регистрация по месту жительства или по месту пребывания. Без заветного штампа в паспорте невозможно встать на учет по безработице, получить направление на профессиональное обучение от службы занятости. Кроме того, для некоторых работодателей отсутствие у претендента прописки является практически безусловным основанием для отказа в трудоустройстве.

Плохое состояние здоровья — одна из самых существенных проблем при трудоустройстве. Не многие работодатели готовы принимать работников, которые будут регулярно не выходить на работу по болезни и отпрашиваться в рабочее время в поликлинику.

Так, к уполномоченному обратился один из осужденных, который нуждается в операции и тяжелым физическим трудом в настоящее время заниматься не может. Центром занятости населения выдавались ему направления на работу сторожем, волочильщиком проволоки и уборщиком территорий. Трудоустроиться не удалось.

Причина – состояние здоровья или отказ работодателя по результатам собеседования. Также ему предлагались варианты для самостоятельного посещения работодателей по вакансиям сторожа и разнорабочего.

Но практического смысла оформлять трудовые отношения для того, чтобы через непродолжительное время уйти на больничный, не было ни у соискателя, ни у работодателей.

В томских колониях расположены терминалы с базой вакансий. Есть там и такие вакансии, как военнослужащий, медсестра в детский стационар, младший воспитатель, полицейский и преподаватель в колледже или университете. Однако на этих должностях не могут работать люди с судимостью.

Неподходящие вакансии предлагают в центрах занятости. Томский омбудсмен приводит случай, когда одному мужчине, которые недавно освободился, выдали список вакансий, среди которых значился «дворник в управление ФСБ по Томской области».

Отмечается, что в настоящее время подобная практика прекращена.

Бывшие заключенные нередко сталкиваются с дискриминацией при трудоустройстве, хотя это запрещено законом. Согласно данным областной государственной инспекции труда, в 2019 году жалоб на дискриминацию при устройстве на работу от бывших заключенных не поступило.

Тем не менее, как утверждает омбудсмен Елена Карташова, бывшие осужденные нередко говорят об этом. Работодатели отказывают в устройстве, когда узнают, что соискатель был судим.

А люди зачастую не подозревают о том, что на работодателя в данном случае можно пожаловаться.

«Например, одна из заявительниц – престарелая женщина, со слезами рассказывала о том, что ее сын несколько лет назад освободился из колонии. У него востребованная специальность – сварщик, имеется опыт работы, но из-за судимости трудоустроиться он не смог.

Первое время мужчина еще пытался найти работу, потом отчаялся. Он не вернулся к криминальному прошлому, однако наладить жизнь тоже не получилось. Как он будет выживать, когда перестанет получать поддержку от матери – сказать сложно.

Остается надеяться, что он не вернется на путь совершения преступлений и причинения вреда другим людям», — отмечает томский омбудсмен.

Нередко после трудоустройства человек сталкивается с негативным отношением со стороны и руководства, и остального коллектива.

Сейчас в Томске работает единственное место, где бывшие осужденные могут получить приют, – ОГБУ «Центр социальной адаптации г. Томска». Центр, рассчитанный на 85 человек, помогает людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

Там они могут получить временный приют, горячее питание, помощь в трудоустройстве, восстановление утраченных документов, установление инвалидности, а при необходимости – оформление в дома-интернаты для престарелых и инвалидов. В центре живут не только бывшие осужденные.

Здесь находят приют бездомные, алкоголики, наркопотребители, дети-сироты. Часто между бывшими зэками и остальными проживающими возникают конфликты. Ведь стиль поведения и жизни бывших заключенных, как отмечается в докладе уполномоченного, сильно отличается от поведения людей, которые жили на улице.

В таких условиях, считает томский омбудсмен, начать новую жизнь бывшему заключенному невозможно.

взято из официальное группы “Добродеи” в соцсети ВКонтакте

Много обращений касательно жилья к омбудсмену поступает из мест лишения свободы от бывших сирот. Осужденные жалуются на то, что за ними когда-то было закреплено жилье, но потом они его потеряли.

Как правило, в их жилье живут посторонние люди и вернуться туда бывшие сироты не могут, так как их сняли с регистрационного учета. В некоторых случаях жилье можно вернуть только с помощью прокуратуры.

«К уполномоченному обратился молодой человек, находящийся в местах лишения свободы. После смерти матери он был направлен в учреждение для детей-сирот.

После выпуска он обратился в отдел опеки и попечительства по вопросу предоставления жилья, однако специалист опеки пояснила, что за ним закреплено жилое помещение, принадлежавшее его матери, а значит, права на квартиру от государства у него нет.

Информация о том, что его мать незадолго до смерти продала квартиру, на специалиста опеки и попечительства впечатления не произвела. Согласно ответу администрации на запрос уполномоченного, молодой человек с 18 до 23 лет не обращался в орган опеки и попечительства с заявлением о предоставлении жилья.

Стоит заметить, что на момент направления обращения к омбудсмену заявителю было уже далеко не 23 года. В итоге уполномоченным в прокуратуру района было направлено письмо с просьбой рассмотреть вопрос о применении мер прокурорского реагирования.

Проверка прокуратуры показала, что закрепление жилья за бывшим сиротой осуществлено формально и при отсутствии законных оснований. Постановление администрации района о закреплении жилого помещения было отменено. Кроме того, главой поселения принято решение о включении мужчины в список при поступлении в администрацию личного заявления и необходимых документов».

Бюрократические препоны зачастую толкают человека, который решает больше не совершать преступления, совершить его снова.

 Елена Карташова приводит в пример случай,который произошел в 2018 году. К ней пришел мужчина, который рассказал о своей жизни «на воле» длиной в один день. 9 января, в день освобождения, он обратился с заявлением в отдел соцзащиты с просьбой предоставить ему материальную помощь. Заявление у него приняли только после того, как он обратился к начальнику.

И предложили объяснить, на что ему нужны деньги. Он сказал, что денег у него нет даже на покупку хлеба и дров. Оставив заявление, он уехал домой без денег, с надеждой на помощь. Насобирал на свалках деревяшек, чтобы растопить печь, и попытался занять денег у соседей. Но помочь ему никто не смог. В итоге ему пришлось украсть у соседа инструменты.

Он их продал и купил еды, после чего его задержали полицейские. Позже выяснилось, что заявление его органы соцзащиты потеряли, и ему, уже находясь под подпиской о невыезде, пришлось писать новое. Денег дождаться ему не удалось, так как в декабре суд его отправил на новый срок, а деньги от соцзащиты пришли только в апреле.

И были отправлены обратно, так как за ними никто не пришел.

По информации областного департамента социальной защиты населения Томской области, в 2017 году в отделы ведомства обратилось 74 человека, освободившихся из мест лишения свободы, в 2018 году – 47, за 9 месяцев 2019 года – 39. За последние годы наблюдается снижение численности лиц без определенного места жительства, обратившихся за помощью. Вместе с тем среди них растет доля лиц, имеющих судимость.

Томский омбудсмен Елена Карташова предлагает рассмотреть возможность создания в регионе организации, которая будет помогать бывшим заключенным обустроиться; увеличить финансирование программ по профилактике правонарушений, в том числе и среди бывших заключенных; начать больше работать с организациями, которые занимаются ресоциализацией; изучить удачную практику соседних регионов; своевременно обеспечивать жильем бывших осужденных-сирот, а также повышать квалификацию социальных и медицинских работников по ресоциализации и правам человека.

ПОДДЕРЖИ ТВ2! 

Источник: https://tv2.today/Istorii/Net-zhilya-deneg-i-raboty

Предприятия хотят обязать брать на работу бывших зэков — Audit-it.ru

Помощь осужденным в трудоустройстве

Госдуму просят ввести квоту на трудоустройство отсидевших граждан.

Граждан, вышедших из мест заключения, предлагают трудоустраивать по квоте, как инвалидов. Соответствующий законопроект направил на рассмотрение Госдумы РФ Госсовет Республики Коми. Поправки предлагается внести в федеральный закон «О занятости населения в РФ».

Регионы могут ввести квоты для крупных предприятий (свыше 100 работников) таким образом, чтобы от 2 до 4% сотрудников были вышедшими из тюрьмы гражданами либо теми, кто понес наказание, не связанное с лишением свободы. Обновить предлагается ст.

13 этого ФЗ — «О дополнительных гарантиях занятости для отдельных категорий населения».

Начальник управления Республики Коми по занятости населения, являющегося соинициатором законопроекта, Сергей Козлов пояснил, что такая мера необходима в связи с тем, что наличие работы у отсидевших срок граждан может предотвратить рецидивы преступных деяний.

— Трудоустройство отбывших наказание граждан зависит даже не от их желания, а от позиции работодателей, которые не хотят брать на работу тех, кто в прошлом в чем-то провинился.

Несмотря на то что службы занятости бывшим заключенным предоставляют возможность переобучиться, повысить квалификацию, работодатели нередко сомневаются в компетентности и благонамерении таковых, — говорит Козлов.

— Тем не менее людям нужны социальные гарантии, заработок, чтобы у них не возникало желания совершать противоправные действия снова.

Согласно тексту законопроекта, от квоты на трудоустройство будут освобождены организации, находящиеся в стадии ликвидации или реорганизации, предприятия, в отношении которых проводятся процедуры банкротства, «в которых деятельность лиц, имеющих судимость, ограничена или запрещена в соответствии с законодательством РФ». Также квотирование не должно распространяться на общественные объединения инвалидов или образованных ими организаций, государственные, муниципальные учреждения и предприятия, в которых численность работников — бывших осужденных уже равна квотированию, 2-4%, или превышает его.  

Житель столицы, ранее отбывший наказание за хранение наркотиков и освобожденный досрочно, Виктор Кушнирский рассказал, что найти работу ранее судимому человеку возможно, но ее очень легко потерять.

— Я провел в тюрьме 3 года из четырех назначенных и сразу после освобождения смог с помощью общественников трудоустроиться. Сначала я работал курьером. Это было непросто, потому что работать нужно было по 12 часов, при этом перемещаясь по городу с большим грузом.

Моя зарплата на тот момент составляла 25 тыс. рублей, но от работы я не отказывался. После я устроился сантехником в коммерческое предприятие, однако, когда служба безопасности обо мне узнала, меня сразу же без объяснений сократили, — сказал Кушнирский.

— С судимостью даже внештатным работником непросто устроиться: многие работодатели предвзято относятся к ранее провинившимся и не верят в то, что человек может встать на правильный путь.

А ведь работа, стабильный заработок — залог того, что человек не вернется к преступной деятельности. Сейчас я официально работаю в Москве лифтером.

Кушнирский считает, что квота на предприятиях необходима для тех отбывших наказание граждан, которые выходят из тюрьмы досрочно и имеют положительные оценки со стороны надзирателей.

— То, что работать ранее судимые не хотят и официальное трудоустройство не приветствуется в криминальной среде, — стереотип. Время преступных сообществ прошло, сейчас многие заключенные — обычные коммерсанты или люди, оступившиеся ввиду алкогольного опьянения, на них нельзя ставить крест, — обратил внимание собеседник.

В свою очередь, губернатор Кировской области Юрий Белых уверен в том, что бывшим заключенным нужна прежде всего помощь в социализации.

— Есть проблема в том, чтобы люди, которые уже отбыли срок своего наказания, могли заново построить свою жизнь — обучиться, найти свое место в обществе, и им нужна помощь, однако она не должна быть связана с обязательствами для работодателей, — отметил Белых. — Если мы боремся за то, чтобы наши предприятия выпускали конкурентоспособную и качественную продукцию, то коммерсантам нужно позволить самим решать, кого и на каких условиях трудоустраивать.

По словам председателя совета московского отделения «Опоры России» Александра Жаркова, у бывших заключенных нет никаких ограничений в трудоустройстве и выделять их из общего количества соискателей на работу не стоит.

— Трудоустройство инвалидов — наша социальная обязанность (и то она в полном объеме  не исполняется), и бывших уголовников приравнивать к ним нельзя. Бизнес не разделяет потенциальных работников на тех, кто отбывал наказание, и тех, кто никогда не был судим. Самое главное для работодателя — это квалификация, компетентность человека.

Ни на одном сайте по поиску работы организации не пишут, что трудоустройство возможно только для несудимых, — сказал Жарков. — Сейчас сложная в стране экономическая ситуация, вводить какие-то дополнительные обязательства для бизнеса просто нельзя.

Чтобы бывшие заключенные не оставались без заработка, нужно создавать больше рабочих мест, в том числе и с помощью государства, которое могло бы предоставить предпринимателям для этого особые льготы.

В то же время, по данным исследования SuperJob.ru, только 8% работодателей готовы принять к себе на работу граждан с непогашенной судимостью.

По данным Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) РФ, по состоянию на 1 марта 2015 года всего в учреждениях уголовно-исполнительной системы (тюрьмы, колонии, следственные изоляторы) отбывают наказание 673,818 тыс. человек.

Как сообщали «Известия» ранее, в России предлагают разрешить ать заключенным. Такую инициативу в апреле 2015 года планируется обсудить на совете при ФСИН РФ. Ее уже поддержали в Совете при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ).

Закрепление за осужденными права ать возможно в случае изменения Конституции или переименования мест лишения свободы в, например, места принудительного содержания в ФЗ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» и других актах.

Источник: https://www.audit-it.ru/news/personnel/822915.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.