Подписка о невыезде по решению суда

Определение Конституционного Суда РФ от 22 января 2014 г. № 27-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лебедева Александра Евгеньевича на нарушение его конституционных прав статьей 102 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

Подписка о невыезде по решению суда

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.Е. Лебедева к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В отношении гражданина А.Е.

 Лебедева, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных пунктами «а», «б» части второй статьи 116 «Побои» и пунктом «б» части первой статьи 213 «Хулиганство» УК Российской Федерации, руководителем следственного органа 26 сентября 2012 года вынесено постановление об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде. На бланке подписки о невыезде А.Е. Лебедев написал, что своего согласия на применение данной меры пресечения он не дает, но обязуется являться по вызову в соответствии со статьей 112 «Обязательство о явке» УПК Российской Федерации.

В дальнейшем следователь, ссылаясь на указанное постановление, отказал А.Е. Лебедеву в даче разрешения на выезд за пределы Российской Федерации (письмо от 14 декабря 2012 года).

19 апреля 2013 года судья Останкинского районного суда города Москвы, вынося постановление о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания, отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты о том, чтобы вместо подписки о невыезде, на применение которой обвиняемый не дал согласия, суд применил в его отношении обязательство о явке.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.Е.

 Лебедев просит признать не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (часть 4), 19 (часть 1), 21 (часть 1), 27, 32 (части 1 и 2), 34 (часть 1), 35 (части 1 и 2), 37 (часть 1), 41 (часть 1), 55 (часть 3) и 56 (часть 3), статью 102 «Подписка о невыезде и надлежащем поведении» УПК Российской Федерации, поскольку, как он полагает, эта норма по своему буквальному смыслу и по смыслу, придаваемому ей сложившейся правоприменительной практикой, позволяет избирать и применять на стадии предварительного расследования меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении в отношении обвиняемого без его на то согласия, в отличие от других не связанных с ограничением конституционного права на свободу мер пресечения.

По утверждению заявителя, статья 102 УПК Российской Федерации, противореча правилу 3.

4 принятых 14 декабря 1990 года резолюцией 45/110 Генеральной Ассамблеи ООН Минимальных стандартных правил Организации Объединенных Наций в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила), – общепризнанной норме международного права, являющейся составной частью правовой системы Российской Федерации и обладающей большей, чем положения данного Кодекса, юридической силой, нарушает конституционные принципы правового государства, равенства, справедливости, охраны государством достоинства личности и необоснованно препятствует гражданину в реализации конституционных прав на свободу передвижения и на участие в управлении делами государства, права быть избранным в органы местного самоуправления, права на труд и на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, права частной собственности, права на охрану здоровья и медицинскую помощь.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает избрание одной из перечисленных в его статье 98 мер пресечения при наличии достаточных оснований полагать, что подозреваемый, обвиняемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда, может продолжать заниматься преступной деятельностью, может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу (часть первая статьи 97); при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения и определении ее вида должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства (статья 99).

Согласно статье 102 УПК Российской Федерации подписка о невыезде и надлежащем поведении состоит в письменном обязательстве подозреваемого или обвиняемого не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя или суда, в назначенный срок являться по вызовам дознавателя, следователя и в суд, иным путем не препятствовать производству по уголовному делу. По смыслу данной статьи, а также статей 97 и 99 УПК Российской Федерации, отказ подозреваемого, обвиняемого дать подписку о невыезде и надлежащем поведении – как свидетельствующий о том, что в рамках применения данной меры пресечения не могут быть достигнуты ее цели, – может повлечь избрание другой, в том числе более строгой, меры пресечения.

Само же по себе вынесение постановления об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении – без отобрания у лица указанного письменного обязательства – не позволяет считать эту меру примененной и влекущей правовые последствия для подозреваемого или обвиняемого (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года № 66-О-О).

Таким образом, оспариваемая заявителем статья 102 УПК Российской Федерации не может рассматриваться как нарушающая его конституционные права в его конкретном деле и в указанном им аспекте.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лебедева Александра Евгеньевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

ПредседательКонституционного СудаРоссийской Федерации В.Д. Зорькин

Оспаривались нормы о применении такой меры пресечения, как подписка о невыезде.

По мнению заявителя, положения неконституционны.

Они трактуются на практике как позволяющие избирать и применять на стадии предварительного расследования указанную меру пресечения в отношении обвиняемого без его согласия на это.

При этом подобное допускается в отличие от других мер пресечения, не связанных с ограничением конституционного права на свободу.

КС РФ отклонил такие доводы и разъяснил следующее.

По УПК РФ подписка о невыезде и надлежащем поведении состоит в письменном обязательстве подозреваемого или обвиняемого не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя или суда; в назначенный срок являться по вызовам дознавателя, следователя и в суд; иным путем не препятствовать производству по уголовному делу.

По смыслу этих норм отказ подозреваемого, обвиняемого дать подписку о невыезде и надлежащем поведении свидетельствует о том, что в рамках применения данной меры пресечения не могут быть достигнуты ее цели.

Само по себе вынесение постановления об избрании данной меры пресечения без отобрания у лица указанного письменного обязательства не позволяет считать эту меру примененной и влекущей правовые последствия для подозреваемого или обвиняемого.

Поэтому в таком случае подобный отказ дать подписку о невыезде может повлечь избрание другой, в т. ч. более строгой, меры пресечения.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70483548/

Приговор – подписка о не выезде!

Подписка о невыезде по решению суда
В ст. 2 Конституции РФ закреплено положение о том, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав человека и гражданина — обязанность государства (но не должностных лиц!).

Приговор суда в заключительной части — «Признать Фамилия Имя Отчество виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 119 УК РФ и назначить ему наказание в виде обязательных работ сроком на 180 (сто восемьдесят) часов.

Осужденного Фамилия Имя Отчество от отбывания назначенного наказания в виде обязательных работ сроком на 180 (сто восемьдесят) часов освободить на основании п.3 ч.1 ст. 24 УПК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования.

Меру процессуального принуждения — обязательство о явке оставить без изменения, после вступления приговора в законную силу отменить.

Меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставить без изменения, после вступления приговора в законную силу отменить. Приговор можетбыть обжалован в апелляционном порядке в  районный суд  через судебный участок в течении 10 суток со дня его провозглашения». В самом постановлении о изменении меры пресечения в отношении обвиняемого в виде подписки о невыезде судья указал причины которые согласно действующего УПК РФ считаются не только уважительными но и основываются на праве подсудимого как то избрание себе адвоката и возможности отложения в связи с этим судебного заседания. Судья в постановлении (л.д. 162, 163 том 5) лишь формально привел указанные в статье 97 УПК РФ основания для избрания меры пресечения « подсудимый Фамилия Имя Отчество может воспрепятствовать производству по уголовному делу», не приводя при этом конкретных, исчерпывающих данных, на основании которых, суд пришел к выводу, что может действительно воспрепятствовать производству по делу.

Согласно ст. 99 УПК РФ «при решении вопроса о необходимости

избрания меры пресечения в отношении обвиняемого в совершении преступления и определения ее вида при наличии оснований, предусмотренных ст.

97 УПК РФ, должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства». ст.

102 УПК РФ не ограничивает во времени срок действия подписки о невыезде и надлежащем поведении, таким образом, она действует вплоть до ее отмены.

Фактически данная мера пресечения состоит в письменном обязательстве обвиняемого выполнять определенные обязанности. Однако это обязательство дается не добровольно, а под угрозой применения более строгой меры пресечения, то есть лицо лишается свободы выбора. Психологическое воздействие применяемых судом процессуальных мер не позволяет ему вспомнить о своих правах, суд же не утруждает себя необходимостью разъяснения того что указанное обязательство подсудимый вправе не давать. При применении данной меры пресечения лицо в принудительном порядке лишается на определенный срок свободы передвижения, и в результате этого его законные интересы не могут быть полностью удовлетворены. По смыслу данной статьи (102 УПК РФ), а также ст.ст. 97 и 99 УПК РФ отказ подозреваемого (обвиняемого) дать подписку о невыезде и надлежащем поведении, как свидетельствующий о том, что в рамках применения данной меры пресечения не могут быть достигнуты ее цели, мог повлечь избрание другой, в том числе более строгой, меры пресечения. Доктор юридических наук, профессор, заслуженный работник Высшей школы РФ Юрий Данилович Лившиц отмечает в своей диссертации, что, несмотря на сравнительную мягкость этой меры, сопутствующие ей ограничения все же весьма серьезны, и оставаться равнодушным к автоматическому применению подписки о невыезде нельзя.

Конституционный Суд РФ в своем определении отметил, что «такая мера процессуального принуждения, как подписка о невыезде, ограничивает право свободно передвигаться, выбирать место жительства, выезжать за пределы Российской Федерации (ст. 27 Конституции РФ), т.е.

порождает последствия, выходящие за режим уголовного процесса, при том, что эти последствия могут иметь длительный характер, поскольку предельный срок предварительного следствия, в ходе которого допускается действие этой меры пресечения, ограничен лишь сроками давности (ст.

78 УК РФ)» В нашем случае подписка о невыезде отобрана председательствующим судьей тем более незаконно, так как срок возможного уголовного преследования истек до применения данной меры. Судебное разбирательство происходило исходя из заявленного возражения относительно возможности прекращения уголовного дела за истечением срока давности.

В судебном заседании при рассмотрении вопроса о избрании меры пресечения и подсудимый и защитник высказывали свое несогласие (л.д. 166 том 5), указывая суду о том что причины неявки были уважительными, а избрание меры пресечения нарушает право подсудимого на труд.

Таким образом подсудимый был лишен возможности не выполнить требование суда (не давать подписку) под угрозой применения еще более строгой меры пресечения (об этом также указано в постановлении). В то же время процессуальный порядок не предусматривает немедленного обжалования вынесенного незаконного решения иначе как в апелляционном порядке. Но и обжалование в апелляционном порядке с растягиванием сроков рассмотрения и дальнейшим прекращением апелляционного производства по апелляционной жалобе осужденного создало условия невозможности защиты прав осужденного. Незаконно применив в отношении обвиняемого (осужденного) подписку о невыезде (л.д. 167 том 5), как меру пресечения, суд грубо нарушил его конституционное право на свободу передвижения, гарантированное ст. 27 Конституции РФ.

Между тем в материалах уголовного дела присутствуют данные свидетельствующие о нарушении положений ст. 97 УПК РФ судом. В деле имеются такие фактические данные, которые, наоборот, свидетельствуют о невозможности применения к данному лицу, какой бы то ни было меры пресечения.

Противоположные, требуемым законом обстоятельства изложены в уголовном деле: наличие постоянного места жительства, отсутствие судимости, положительная характеристика, постоянное место работы, наличие иждивенцев, в том числе несовершеннолетних детей, регулярная явка по вызовам суда в судебные заседания, наличие сообщений о невозможности явки, наличие документов подтверждающих занятость на выполнении неотложных работ (в том числе связанных с выполнением работ в сфере безопасности на объектах системы УФСИН), наличие документов полученных по запросам суда подтверждающих факты лечения, болезни в лечебном учреждении (л.д. 231, 232, 237,238, 240, 241, 243, 244 том 5). В постановлении о назначении подписки о невыезде в качестве оснований принятия решения, нет приводимых судом свидетельств, подтверждающих намерение обвиняемого скрыться, мешать ходу расследования и продолжать преступную деятельность. В качестве оснований указано ходатайство государственного обвинителя. Кроме этого суд не привел в постановлении данных о том что подсудимый надлежащим образом извещался предусмотренными законом способами о датах назначенных судебных заседаний.

Указанный график назначенных судебных заседаний и расписка подсудимого о том, что он ознакомлен с этим графиком, не предусмотрены УПК РФ как основания извещения судом о дате назначенного судебного заседания. Предусмотренным законом способом – повесткой, направлением SMS уведомления подсудимый не извещался. Судом приняты меры к действительному ограничению свободы передвижения обвиняемого (осужденного) путем направления уведомления соответствующему территориальному органу МВД Начальнику 2 Отдела Полиции (л.д 192, 235, 236 том 5) уведомления о избранной мере пресечения в отношении конкретного лица. То есть судом приняты непредусмотренные законом иные ограничительные меры, связанные с воспрепятствованием передвижению обвиняемого (осужденного) за пределы города. Помимо ограничения свободы передвижения, у обвиняемого (осужденного), чья работа связана с длительными, частыми разъездами, ограничивается также и право на труд, выбор рода деятельности и профессию, закрепленное в ч.1 ст.37 Конституции РФ. Многочисленные данные о том, что обвиняемый выполнял работы связанные с выездом за пределы города имеются в уголовном деле. В каждом случае выполнения работ и отъезда обвиняемый ставил суд в известность путем направления сообщений и предоставления документов. Судом назначались ежедневно судебные заседания, ограничивающие обвиняемого в возможности осуществлять трудовую деятельность и возможность подготовки к судебным заседаниям (о чем было письменное Возражение л. д. 174 том 5). Кроме того, данная мера пресечения повлекла за собой ограничение права свободного выбора места отдыха, права свидания с родственниками и друзьями, проживающими за пределами города. Данные о том, что мать обвиняемого (осужденного) проживает за пределами города в 70 км так же имеются в уголовном деле. Представить несложно, как оказывала психическое давление на обвиняемого (подозреваемого) подписка о невыезде, вынужденного подавать письменно заявление и получать разрешение всякий раз, когда у него возникнет необходимость отъезда по тем или иным причинам к своей матери. В уголовно-процессуальном законе мера уголовно-процессуального пресечения подписка о невыезде не отнесена к процессуальной ответственности, не отнесена она и к какой-либо другой разновидности юридической ответственности. Однако именно юридическая ответственность в виде обязанности длительное время претерпевать ограничения связанные с избранной мерой пресечения уже после вынесения приговора в отношении осужденного становилось (стало) непредусмотренным законом наказанием. Осужденный до настоящего времени лишен возможности осуществлять трудовую деятельность по уже заключенным договорам вне пределов города. Всякая юридическая ответственность по российскому праву является прямым следствием нарушения определенной правовой нормы, наступает лишь тогда, когда лицо виновно совершает противоправное деяние, осуждаемое законодателем, и в связи с этим к нему применяется предусмотренная в санкции закона мера ответственности. Вынесенным приговором не установлено никакой ответственности осужденного в связи с истечением срока давности, в соответствии с этим всякое ограничение его прав и свобод уже после вынесения приговора является незаконным. Однако в самом приговоре установлено ограничение свободы передвижения осужденного путем установления определенного временем действия меры пресечения (до вступления приговора в законную силу). Между тем установление времени действия меры пресечения (до вступления приговора в силу) призвано обеспечить исполнение приговора, по которому назначено наказание. Если нет наказания, то и не может быть назначено время действия меры пресечения (до вступления приговора в силу).

После вынесения приговора при его обжаловании явка в суд является правом, но не обязанностью осужденного. ст. 308 УПК РФ устанавливает требования, которые отражаются в резолютивной части обвинительного приговора.

Одним из таких требований является то, что «должны быть указаны» п. 12) ограничения, которые устанавливаются для осужденного к наказанию в виде ограничения свободы. Таким образом, законодатель еще и дополнительно указал на необходимость принятия решения об отмене какого бы то ни было ограничения к лицам не осужденным к наказанию в виде ограничения свободы. Вынесенный приговор вопреки закону установил именно ограничение свободы передвижения лица и возможности осуществлять трудовую деятельность за пределами города. Незаконное и необоснованное решение об избрании, оставлении в отношении осужденного в качестве меры пресечения подписки о невыезде, нарушает его конституционные права и права, гарантированные Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Незаконное и необоснованное постановление судьи также нарушает право осужденного, гарантированное ст. 2 Протокола № 4 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Согласно указанной международно-правовой норме, ограничение права на свободу передвижения допускается лишь в случаях, предусмотренных законом, если это необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности или общественного спокойствия, для поддержания общественного порядка, предотвращения преступлений, защиты здоровья и нравственности или для защиты прав и свобод других лиц. То, что мера пресечения подписка о невыезде для обвиняемого имеет правовые последствия, исходит из Определения Конституционного Суда РФ от 26 января 2010 г. № 66-О-О, где прямо указано «Таким образом, без отобрания у лица, в отношении которого принято решение об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, соответствующего письменного обязательства эта мера не может считаться примененной и влекущей правовые последствия для подозреваемого или обвиняемого». В самом постановлении, об изменении меры пресечения в отношении обвиняемого в виде подписки о не выезде судья указал, о возможности обжалования вынесенного решения. В соответствии с данным указанием основываясь на нормах УПК РФ, была подана апелляционная жалоба.

О том, что в соответствии с поданной апелляционной жалобой о незаконности избрания меры пресечения направлялось уведомление участникам процесса свидетельствует сообщение (л.д. 224 том 5). (л.д. 8 том 6).

Однако до настоящего времени судом апелляционной инстанции рассмотрение вопроса о мере пресечения по непонятным мне причинам не начато.

Источник: https://pravorub.ru/cases/75720.html

Адвокат добился признания не обоснованной должным образом подписки о невыезде незаконной

Подписка о невыезде по решению суда

21 марта Челябинский областной суд вынес постановление (имеется у «АГ»), в котором указал, что решение об избрании меры пресечения, в том числе подписки о невыезде, может быть принято только при наличии хотя бы одного из указанных в ст. 97 УПК оснований.

10 декабря 2018 г. М. было предъявлено обвинение в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 251 УК.

В этот же день следователь СЧ ГСУ МВД России по Челябинской области вынес постановление об избрании М. меры пресечения в виде подписки о невыезде.

В постановлении указывалось, что у следствия нет оснований полагать, что М. может скрыться или оказать воздействие на участников процесса.

https://www.youtube.com/watch?v=kkH7SBoKNyw

В связи с избранной мерой пресечения адвокат АК «Рязанцев Лигал Групп» Александр Рязанцев, защищающий М., обратился в Центральный районный суд г. Челябинска с жалобой, в которой просил признать процессуальный документ незаконным.

Адвокат подчеркнул, что в постановлении следователя прямо указано на отсутствие сведений о том, что М. может оказать давление на свидетелей и других участников уголовного дела или скрыться.

Помимо этого он указал, что избранная мера пресечения нарушает конституционные права доверителя.

В суде Александр Рязанцев поддержал доводы жалобы. Прокурор и следователь посчитали, что постановление вынесено в рамках полномочий последнего, законно и обоснованно.

Рассмотрев жалобу, Центральный районный суд г. Челябинска отметил (постановление суда есть у «АГ»), что подписка о невыезде и надлежащем поведении собственноручно подписана М. с обязательствами не покидать место жительства без разрешения следователя, являться по его вызовам и не препятствовать производству по уголовному делу.

Суд указал, что нормы уголовно-процессуального законодательства не содержат положения об обязанности обвиняемого подписать согласие на избрание меры пресечения в виде подписки о невыезде, а лишь закрепляют за ним такое право.

«Подписка о невыезде и надлежащем поведении является в данном случае письменным обязательством обвиняемого не покидать без разрешения уполномоченного лица место жительства, являться по вызовам и иным путем не препятствовать производству по уголовному делу (ст. 102 УПК РФ). Это волевое действие обвиняемого М.

: не ему объявлено о запрете уезжать и препятствовать и об обязанности явиться, а он сам дает подписку, принимая соответствующее обязательство», – указал суд.

Центральный районный суд г. Челябинска подчеркнул, что добровольность составления подписки о невыезде и надлежащем поведении заявителем жалобы не оспаривается.

«При этом отсутствие в постановлении об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении от 10 декабря 2018 г.

фактических указаний на конкретные основания для избрания данной меры пресечения не является обстоятельством, препятствующим следователю избрать данную меру пресечения, не ставит под сомнение выводы следователя о необходимости избрания именно данной меры пресечения», – отметил суд.

Первая инстанция также заметила, что не вправе при рассмотрении жалобы в порядке ст. 125 УПК давать указания следователю, который, согласно п. 3 ч. 2 ст.

38 УПК является самостоятельным процессуальным лицом и уполномочен самостоятельно направлять ход расследования и принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий: «Следователь, принимая решение об избрании меры пресечения исходит из специфики и сложности уголовного дела…». Таким образом, суд постановил оставить жалобу без удовлетворения.

Адвокат посчитал такое решение необоснованным

Александр Рязанцев обратился в Челябинский областной суд с апелляционной жалобой (имеется у «АГ»), в которой указал, что судебный акт противоречит ч. 4 ст. 7 УПК, так как является незаконным, необоснованным и немотивированным.

Защитник отметил, что прокурор и следователь настаивали на законности избрания меры пресечения, несмотря на то что последний не смог объяснить, в чем возникла необходимость ее избрания обвиняемому, у которого ранее при том же самом объеме и квалификации обвинения в совершении двух других преступлений небольшой тяжести было отобрано обязательство о явке, неукоснительно соблюдаемое в течение четырех месяцев.

В апелляционной жалобе адвокат попросил суд ответить на вопрос о том, действительно ли, как считает судья первой инстанции, при вынесении решений об избрании меры пресечения не обязательно учитывать основания избрания меры пресечения, указанные в ст. 97 УПК, перечень которых расширительному толкованию не подлежит, и указывать их в решении об избрании меры пресечения.

Также он попросил суд ответить на вопрос о том, зачем первая инстанция ссылается на добровольность подписки. «Сама подписка о невыезде нами не обжалуется.

Понятно, что она дается на основании постановления об избрании меры пресечения, которое является отнюдь не добровольным актом, а процессуальным решением.

Недача же подписки обвиняемым на основании этого решения может повлечь негативные последствия – выводы следствия о возможности воспрепятствования обвиняемым и принятия решения о более строгой мере пресечения», – указал Александр Рязанцев.

https://www.youtube.com/watch?v=v_3ForyIOQc

На этих основаниях защитник попросил суд отменить решение первой инстанции, признать постановление следователя незаконным и необоснованным.

Апелляция встала на сторону защиты

Рассмотрев жалобу, Челябинский областной суд отменил постановление нижестоящей инстанции, признал постановление следователя незаконным и обязал его устранить допущенное нарушение.

В своем постановлении апелляция напомнила, что УПК предусматривает избрание одной из перечисленных в его ст.

98 мер пресечения при наличии достаточных оснований полагать, что подозреваемый или обвиняемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда, может продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю, иным участникам судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу (ч. 1 ст. 97).

При решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения и определении ее вида должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства (ст. 99 УПК).

Челябинский областной суд подчеркнул, что решение об избрании меры пресечения, в том числе подписки о невыезде, может быть принято при наличии хотя бы одного из указанных в ст. 97 УПК оснований, в силу положений ч. 1 ст.

101 УПК это основание и его оценка должны содержаться и в постановлении следователя.

Кроме того, суд указал, что ввиду отсутствия в постановлении следователя оснований для избрания указанной меры пресечения и их оценки доводы заявителя о необоснованности названного решения не могут обсуждаться судом апелляционной инстанции.

Адвокат назвал постановление апелляции движением к состязательности сторон

В комментарии «АГ» Александр Рязанцев отметил, что, как правило, суды закрывают глаза на отсутствие должного обоснования следователем избрания меры пресечения в виде подписки о невыезде.

«Мотивировка суда первой инстанции неестественна, обычно суды в таких случаях восполняют пробелы следователя и указывают надуманные основания, которые, по мнению судов, вписываются в ст. 97 УПК. Например, “обвиняется в резонансном преступлении и может продолжить преступную деятельность”. Судья первой инстанции здесь решила проявить “креатив”», – указал Александр Рязанцев.

«Вызывает удивление и одновременно надежду, что суд апелляционной инстанции не стал прикрывать прорехи следствия, а вынес законное решение. Это плюс для движения к реальной состязательности в вопросе об избрании меры пресечения», – заключил адвокат.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/advokat-dobilsya-priznaniya-ne-obosnovannoy-dolzhnym-obrazom-podpiski-o-nevyezde-nezakonnoy/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.