Подмена ребенка судебная практика

Подмену детей оценил суд

Подмена ребенка судебная практика

Центральный районный суд Челябинска обязал Министерство финансов РФ выплатить по 1 млн руб. Екатерине Тугановой и Люции Рамазановой (Тулигеновой), которых в 1987 году перепутали в роддоме. Пострадавшие требовали взыскать по 10 млн руб.

в качестве компенсации морального вреда с областного перинатального центра, регионального минздрава и Минфина, однако суд удовлетворил их требования частично. В минздраве Челябинской области считают, что ведомство не является надлежащим ответчиком по делу.

Медучреждение отрицает свою причастность к правонарушению, объясняя это тем, что не является правопреемником советского роддома, а понятие морального вреда было закреплено в законодательстве только в 1991 году, следовательно, девушки не могут требовать денежной компенсации за подмену.

Центральный районный суд Челябинска рассмотрел исковые заявления Екатерины Тугановой и Люции Рамазановой (Тулигеновой), которых в 1987 году перепутали в челябинском роддоме (преемником учреждения является ГБУЗ «Областной перинатальный центр»).

Девушки обратились в суд с двумя исками к областному перинатальному центру, региональному министерству здравоохранения и Министерству финансов РФ о компенсации морального вреда. Каждая из них требовала 10 млн руб.

Иски были объединены для рассмотрения в рамках одного гражданского дела.

Как рассказала “Ъ-Южный Урал” консультант суда Наталья Прохорова, в исках каждая из заявительниц указала, что «сведения об отсутствии кровной связи со своей матерью причинили ей психологическую и моральную травму».

Екатерина Туганова указала, что с момента получения результатов анализа ДНК она находится в стрессовом состоянии.

«Истец считает, что нарушены ее права на неприкосновенность частной жизни, поскольку отсутствовала возможность общения с биологическими родителями, а также на имя и фамилию, поскольку фамилия получена не от родных родителей»,— сообщила госпожа Прохорова.

Люция Рамазанова обосновала свои требования тем, что, «воспитываясь в чужой семье, она испытывала неприязнь со стороны окружающих, в результате ненадлежащего ухода и внимания со стороны родителей получила инвалидность, в дальнейшем воспитывалась в доме-интернате».

В ходе судебного заседания обе девушки заявили, что «потеряли возможность провести время с родными»: глава семейства Тугановых умер, в семье Рамазановых дети попали в детдом после смерти матери, которая страдала алкогольной зависимостью, а ее муж находился в колонии.

Представитель перинатального центра возражал против удовлетворения исковых требований, указав, что истцами факт подмены в роддоме не доказан.

Также он отметил, что правоспособность медучреждения возникла с момента государственной регистрации в 1992 году, а на момент родов Екатерины Тугановой и Люции Рамазановой ответственность за причинение морального вреда законодательно не была закреплена, понятие морального вреда было установлено в России только в 1991 году.

Юрист министерства здравоохранения Челябинской области в обращении к суду указал, что ведомство надлежащим ответчиком по делу не является.

Минфин РФ представил письменное возражение, что ведомство не может считаться надлежащим ответчиком, так как причинение морального вреда связано с деятельностью акушерско-гинекологической больницы.

Рассмотрев дело, суд решил взыскать с Минфина РФ за счет федеральной казны компенсацию морального вреда в размере 1 млн руб. в пользу Екатерины Тугановой и 1 млн руб. в пользу Люции Рамазановой.

Решение суда в законную силу не вступило и может быть обжаловано в течение месяца. Девушки еще не решили, будут ли подавать апелляцию в областной суд.

На отсуженные деньги они хотят приобрести жилье для Люции Рамазановой, которая проживает с мужем в Башкирии.

Как ранее сообщал “Ъ-Южный Урал”, 29 января 1987 года в челябинском роддоме персонал больницы перепутал новорожденных девочек жительницы Челябинска Зои Тугановой и уроженки Башкирии из деревни Киржакуль Эльвиры Тулигеновой.

Свою дочь Зоя Туганова назвала Екатериной, Эльвира Тулигенова — Люцией. Госпожа Туганова много лет догадывалась о подмене, но на тест ДНК решилась только после смерти мужа.

Жители Киржакуля подозревали Эльвиру Тулигенову в измене, поскольку «в башкирской семье родилась русская девочка». Родственники заявляют, что по этой причине отец семейства убил соседа и был осужден к лишению свободы, а мать скончалась от алкогольной зависимости.

Дети Тулигеновых жили в детдоме, Люция из-за плохих условий содержания стала инвалидом по слуху, а отношения с родственниками у нее так и не сложились.

Зоя Туганова также пыталась отсудить у перинатального центра компенсацию в размере 10 млн руб. за моральный ущерб. В августе 2017 года Центральный райсуд присудил ей компенсацию размером 1 млн руб. Челябинский областной суд отказался удовлетворять апелляционную жалобу госпожи Тугановой, согласившись с решением суда первой инстанции.

Кира Дюрягина, Челябинск

Министерство здравоохранения Татарстана планирует внедрить ноу-хау в родильных домах — с целью идентификации детей закреплять на них при рождении специальные браслеты и медальоны с индивидуальной информацией.

Таким образом, в министерстве рассчитывают исключить случаи подмены детей в роддомах. Поводом стал прошлогодний инцидент, когда в Набережных Челнах перепутали новорожденных.

На него отреагировал глава республики Рустам Минниханов, после чего система здравоохранения подверглась кадровой чистке.

Читать далее

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3606209

Чужие дети: акушерок посадят за подмену

Подмена ребенка судебная практика

В Госдуме начали работу над законопроектом, который введет уголовную ответственность для медсестер роддомов, по неосторожности подменивших детей. Об этом заявила замглавы семейного комитета Госдумы Елена Вторыгина.

Парламентарий убеждена, что сегодня российское законодательство в этом вопросе несовершенно, так как за подмену малыша ответственность за халатность несут должностные лица — именно медорганизации выплачивают многотысячные компенсации истцам.

«Медсестры, которые в подобных ситуациях являются истинными виновниками, отделываются легким испугом, так как для них уголовная ответственность не предусмотрена.

Именно этот пробел в законодательстве необходимо устранить», — считает Вторыгина.

Депутат напомнила о недавнем скандале с подменой двух девочек из Пермского края, о чем стало известно лишь через 40 лет. «Ситуация, произошедшая 40 лет назад в больнице Пермского края, вопиющая.

Я полностью разделяю негодование матерей, намеренных подать в суд.

Но, к сожалению, судебное решение, каким бы оно ни было, принципиально ничего не изменит: 40 лет не вернуть, да и моральный ущерб сможет стать лишь утешением», — сообщила парламентарий.

Матери Римма Швецова и Юлия Савельева, чьих дочерей еще 40 лет назад подменили в Пожвинской участковой больницы Пермского края, готовят исковое заявление в суд. Ответчиками выступят федеральный и местный Минздрав, Минфин России, правительство Пермского края и сама больница. Женщины пока не говорят о сумме, которую они запросят в качестве компенсации.

Подозрения в подмене возникли у Швецовой сразу после выписки из роддома. Они усилились со взрослением Вероники — девочка оказалась непохожей на родителей. Супруги ссорились на фоне отсутствия внешнего сходства с ребенком и в итоге развелись.

В свою очередь, семья Савельевых не обращала внимания на внешность ребенка. Они узнали о том, что Татьяна может оказаться не их дочерью, только после обращения Швецовой в программу «Пусть говорят». ДНК-тесты доказали родство Татьяны со Щвецовыми и Вероники с Савельевыми.

Адвокат матерей Игорь Савин отметил, что для одной из девочек «ошибка стала трагедией, для другой — счастливым стечением обстоятельств».

В то время, как одну воспитывалась в полной любящей семье, другая девочка росла в бедном квартале без отца.

Савин убежден — суд хотя бы частично удовлетворит иски. «Я проанализировал судебную практику и нашел как минимум три похожих случая. Два случая были в Челябинской области и один – в Орловской. Все три раза суд вставал на сторону потерпевших и удовлетворял иски — в одном случае потерпевшим выплатили по миллиону рублей, в другом — по полтора миллиона каждому потерпевшему», — отметил адвокат.

Подобные истории действительно неоднократно происходили в российских семьях. Так, 23 августа 2017 года челябинский суд взыскал с родильного дома 1 млн рублей в пользу местной жительницы Татьяны Тугановой, новорожденную дочь которой подменили 30 лет назад. При этом женщина требовала компенсации в 10 млн рублей.

Подозрения в ошибке у женщины появились после выписки из роддома — ребенок был совершенно не похож на супругов и двух их первых детей. Однако медработники отказывались слушать Туганову и грозили ей психбольницей.

На отношении отца к дочери ее непохожесть на родителей никак не сказалась, поэтому жена решила не втягивать его в судебные разбирательства с больницей.

После смерти мужа Туганова решилась на ДНК-тест — результаты подтвердили опасения жительницы Челябинска. После долгих поисков выяснилось, что вместе с ней в роддоме лежала женщина с созвучной фамилией — Тулигенова. Позже нашлась и биологическая дочка Тугановой — Люция.

Девочку воспитали в башкирской семье. После того, как отец увидел ребенка с внешностью, не напоминавшей башкирскую, он заподозрил жену в измене.

В порыве ревности он убил односельчанина, который, по его убеждению, и был настоящим отцом Люции. Мать умерла спустя несколько лет от алкоголизма — так девочка попала в детдом.

Поскольку родители не уделяли ребенку внимания в детстве, у девочки развились серьезные проблемы со слухом.

По словам Татьяны Тугановой, иск в суд подавался с целью помочь ее биологической дочери, находящейся в сложной жизненной ситуации.

Ранее всплывали еще несколько историй с подменой младенцев. 21 мая 2014 года суд взыскал с медучреждения по 250 тыс.

рублей двум матерям — жительницам Набережных Челнов и Мензелинска, которым спустя некоторое время после родов принесли на кормление детей с параметрами, отличавшимися от тех, что были зафиксированы при рождении.

Женщины разъехались по домам, однако через некоторое время решились на ДНК-тест, который и доказал ошибку роддома. 


Еще один случай произошел в городе Копейске Челябинской области, где 31 октября 2011 городской суд взыскал с родильного дома по 3 млн рублей в пользу родителей, детей которых перепутали 12 лет назад. О врачебной ошибке супруги узнали после развода.

Юлия Беляева при разводе с мужем подала на алименты, и ее супруг потребовал сделать анализ ДНК ребенка, чтобы удостовериться в отцовстве. Анализ показал, что ни он, ни его супруга не являются биологическими родителями 12-летней Ирины.

Биологическую дочь семье удалось найти с помощью полицейских и роддома, оказалось, что девочка все это время воспитывалась в другой семье.

В то же время эксперты говорят, что случаи подмены младенцев в роддомах сейчас стали происходить реже, чем еще 20 лет назад. Врач-гинеколог Тамара Бобылева считает, что вероятность подмены сегодня очень низкая. «Бирка прикрепляется к ребенку при рождении — какие проблемы могут возникнуть?

Тем более сейчас рождаемость упала — не тот поток, какой был раньше, когда на четырех столах рожали одновременно. Сегодня такие инциденты сведены к минимуму.

Ошибка может произойти только в том случае, когда медработник, к примеру, дежурит третьи сутки подряд и у него происходит затмение в памяти. При этом случаи непреднамеренной подмены младенцев могут произойти только при их рождении. Потом бирки, которые, кстати, дублируются, с малышей не снимаются», — рассказала «Газете.Ru» Бобылева.

На данный момент, согласно Уголовному кодексу, за подмену ребенка «из корыстных или иных низменных побуждений» закон предусматривает лишение свободы на срок до пяти лет и штраф до 200 тыс. рублей. Если же подмена произошла по неосторожности, должностные лица медучреждения привлекаются к дисциплинарный ответственности или проходят по статье «халатность».

Адвокат юркомпании BMS Law Firm Тимур Хутов считает, что парламентариям стоит предусмотреть норму, которая бы позволяла применять к медсестрам положения статьи 293 УК РФ «О халатности».

«Это позволило бы привлекать к ответственности непосредственно виновное лицо, а не руководство больницы, которое чаще всего не имеет к деянию никакого отношения. Однако добиться взыскания суммы как раз будет проще от больницы, чем от физического лица.

Отмечу, что в России институт компенсаций за подобные деяния развит очень слабо, поэтому вряд ли стоит рассчитывать на большую сумму», — заявил он «Газете.Ru» .

Размер компенсации законодательно никак не определен, добавила адвокат АК «Гражданские компенсации» Ирина Фаст. «По сути, родители имеют право только на компенсацию морального вреда.

Но практика взысканий в российских судах, к сожалению, не приводит к высоким суммам. Размер компенсации определяется исключительно судом — это могут быть как 100 тысяч, так и несколько миллионов рублей.

Нет никаких критериев и ориентиров», — сообщила Фаст «Газете.Ru».

Юрист добавила, что при подаче иска родителям нужно обязательно представить доказательства причиненных нравственных страданий.

«Это может быть психологическая экспертиза, свидетельские показания, медицинские справки, подтверждающие ухудшение здоровья от такой новости», — отметила она.

Ирина Фаст считает, что исковое заявление лучше подать как можно быстрее после обнаружения факта подмены.

«Иначе впоследствии суд может снизить размер компенсации, обосновав это тем, что время снижает остроту переживаний», — уверена адвокат.

Главный редактор интернет-сообщества «Врачи РФ» Петр Локшин заявил «Газете.Ru», что любое уголовное преследование медработников не поддается здравому смыслу.

«Профессиональная деятельность любого медработника так или иначе имеет в себе непреднамеренные риски. Есть понятие врачебной ошибки, которое в нашей стране законодательно не закреплено.

Соответственно, отсюда возникают всякие коллизии», — пояснил Локшин.

Он отметил, что в зарубежных странах деятельность врача защищена страховой компанией. «Как с автомобилистами: мы же не сажаем каждого водителя, который по своей или не своей вине устроил аварию. Платит страховая, и все расходятся мирно. Врач также должен быть субъектом права», — считает главред «Врачи РФ».

Петр Локшин добавил, что врачебное сообщество должно признавать свои ошибки. «Конечно, в медучреждениях проходят внутренние «разборы полетов».

Однако об ошибках важно говорить открыто, особые случаи должны выноситься на городские комиссии и публиковаться в профессиональных изданиях.

У нас такая практика не развита — лишь некоторые крупные лечебные учреждения могут себе это позволить», — сообщил он.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2018/02/28/11666239.shtml

Подмены в роддомах: что делать и как дальше жить?

Подмена ребенка судебная практика

По неофициальной статистике в одной только Москве на каждые 10000 родов приходится  4 подмены. Зачастую факт подмены детей так и остается тайной. Но даже когда он доказан, пострадавшим семьям бывает нелегко защитить свои нарушенные права.

В соответствии с законодательством России пострадавшие родители вправе требовать привлечения виновных к уголовной ответственности по ст. 153 УК или по ст. 293 УК.

Однако, сроки давности по обеим статьям составляют 6 и 2 года соответственно.

В связи с тем, что зачастую факт подмены детей становится известным много позже, по указанным статьям виновных лиц привлечь к ответственности становится невозможно.

Однако, это не лишает семей права подать гражданский иск о компенсации морального вреда. К сожалению, суды идут неохотно на удовлетворение исков потерпевших в полном объеме, несмотря на очевидные нравственные страдания и ошибки виновных, длинною в жизнь. Так, например, в райцентре Мценск Орловской области 6 апреля 2009 г.

суд вынес решение по делу о подмене детей о взыскании с роддома в пользу семьи истца возмещение морального вреда в размере 150 тысяч рублей. В качестве компенсации за пережитый шок по вине врачей истцы требовали взыскать с роддома 1 миллион рублей. Заместитель прокурора Мценска объявил, что путаницу в роддоме тщательно расследовали, виновную медсестру уволили.

К уголовной ответственности по ст. 293 УК привлечь ее не смогли, так как должностным лицом она не являлась. Ст. 153 УК также не подлежала применению: умысел в ее действиях установлен не был. Почти два года русская и чеченская семьи даже и не подозревали, что воспитывают чужих детей. Тревогу забила Анна, когда ей на глаза случайно попались роддомовские бирки сына.

На одной из них значилась фамилия Заремы. Анне удалось разыскать ее семью, после чего она предложила обменяться детьми, но Зарема отказалась верить в то, что их перепутали. Чтобы забрать у Заремы своего сына, Анне пришлось потратить полгода на суды и генетические экспертизы. Суд обязал передать детей на воспитание биологическим родителям.

Через год и 8 месяцев мальчиков вернули в их настоящие семьи и поменяли документы, вернув и имена, к которым они привыкли не сразу.

Однако не всегда семьи идут на то, чтобы подвергать детей повторному стрессу и возвращать их биологическим родителям. История семей Юлии и Наймата, ставших жертвами халатности сотрудников роддома, является ярким тому примером. 17 декабря 1998 г. в роддоме города Копейск (Челябинская обл.) появились на свет 2 девочки Ира и Аня.

Через 12 лет родители девочек узнали, что они воспитывали не своих детей. Спустя 4 года после развода с мужем Алексеем Юлия попыталась взыскать с него алименты на дочь Иру. В суде бывший муж отрицал родство с ребенком и отказывался признавать иск.

Суд назначил родителям прохождение теста ДНК, который показал, что Ира не является их родной дочерью. На свое заявление в прокуратуру о возбуждении уголовного дела, Юля получила отрицательный ответ в связи с истечением срока давности, хотя акушерка роддома, которая 12 лет назад случайно перепутала детей, своей вины не отрицала.

Однако, в журнале роддома следователю удалось найти фамилию ее соседки по палате, чья дочь родилась на 15 минут раньше. Новость о подмене ребенка отец Наймат воспринял с подозрением, однако, увидев фото Иры сразу понял, что она – его настоящая дочь.

Встретившись со своими родными детьми, родители решили им все рассказать, сделав это как можно безболезненнее. Девочкам объяснили, что меняться ими никто не собирается, что теперь у каждой из них есть еще одна семья и сестра. Сейчас обе семьи подали иск в Копейский городской суд.

Нравственные страдания, причиненные халатностью врачей, каждая из семей оценивает в 5 миллион рублей. «Сначала мы обсуждали – по миллиону за каждый год воспитания детей, но нам сказали – не смешите людей, давайте хотя бы половину. Вот отсюда и взялась эта сумма. Детям по 12 лет, разделили наполовину, ну и чуть-чуть снизили.

Естественно, нам, скорее всего никто столько не присудит», – комментирует свой иск Юля. Роддом считает, что принесенных семьям публичных извинений достаточно для того, чтобы поставить точку в этой истории, иск не признает, ссылаясь на отсутствие денежных средств.

Стоит отметить, что при рассмотрении аналогичных исков зарубежом суды демонстрируют неизвестную России щедрость. Так, в Варшаве из-за ошибки медиков при выписке детей из больницы в возрасте 2-х недель идентичные близнецы оказались в разных семьях, в чужой семье оказалась и третья девочка.

Правда открылась 17 лет спустя, когда две очень похожие девушки были представлены друг другу общими знакомыми. Сходство было не только внешнее – совпадали даже вкусы и гастрономические предпочтения. Анализ ДНК подтвердил, что они – сестры.

За подмену детей польский суд присудил компенсацию за моральный ущерб, причиненный трем семьям, в размере в 339 тысяч евро для каждой. Эта компенсация стала самой большой в мире в данной категории дел.

Другой случай произошел в Аргентине. Спустя 6 лет после рождения детей семейства из города Конкордин узнали от сотрудников госпиталя, где младенцы появились на свет, что их детей перепутали.

Обе пары обратились в суд, потребовав от недобросовестных медиков компенсации морального ущерба, который оценили в 25 тысяч евро. Судья счел требования справедливыми и готов был их удовлетворить.

Однако поинтересовался, как семьи собираются поступить со своими детьми, и, узнав, что они ничего не собирались менять, судья снизил размер компенсации до 2 тысяч евро, посчитав, что страдания семей были менее сильными заявленных.

К сожалению, не всегда пострадавшим родителям удается найти своих родных детей. В больнице города Кури (Корея) при выписке медсестра отдала женщине чужого младенца. В ходе планового обследования семьи, анализ крови показал, что группа девочки (II) не совпадает с группой ее родителей (III).

Подозрения матери о подмене подтвердили результаты ДНК. Суд постановил, что роддом должен компенсировать моральный ущерб родителям перепутанного ребенка. Размер компенсации составил 56 тысяч долларов. Но семье не менее важно было найти свою кровную дочь.

Эту просьбу родителей, сославшись на неприкосновенность персональных данных других клиентов медицинского учреждения, суд отклонил.

Источник: https://zakon.ru/blog/2011/10/7/podmeny_v_roddomax_chto_delat_i_kak_dalshe_zhit

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.