Подмена ребенка научная статья

Подмена ребенка: проблемы законодательства и правоприменения

Подмена ребенка научная статья

Тамара Дмитриевна Устинова, профессор кафедры уголовного права Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), доктор юридических наук.

Конституция Российской Федерации провозглашает, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения (ч. 2 ст. 17). Следовательно, это утверждение относится и к несовершеннолетним гражданам, права которых подлежат всемерной, в том числе и уголовно-правовой, охране.

Из положений гл. 11 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ) вытекает, что каждый ребенок, в частности, обладает правом жить и воспитываться в семье, не покидать ее без серьезных на то оснований, предусмотренных соответствующим законодательством, знать своих родителей, имеет право на воспитание своими родителями и их заботу.

В Конвенции о правах ребенка, одобренной Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г. , содержатся аналогичные положения.

Вступила в силу для Российской Федерации 15 сентября 1990 г. (Ведомости СНД и ВС СССР. 1990. N 45. Ст. 955).

На охрану соответствующих прав детей направлена также ст. 153 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ), предусматривающая ответственность за подмену ребенка, в результате которой он лишается своих родителей и оказывается в чуждой для него среде.

Вместе с тем следует отметить, что содержащаяся в приведенной статье норма равным образом направлена на защиту права родителей жить совместно со своим ребенком, воспитывать его и не разлучаться с ним вопреки своей воле. Однако, на наш взгляд, в данном случае это право выступает в качестве дополнительного объекта преступления. Подобной позиции придерживался и А.Н. Красиков .

См.: Красиков А.Н. Преступления против личности. Саратов, 1999. С. 172.

Обязательным признаком субъективной стороны состава рассматриваемого преступления являются корыстные или иные низменные побуждения. Любые иные мотивы при совершении данного преступления исключаются, так как подобное деяние отличается высокой степенью цинизма и привести оправдывающие или нейтральные мотивы просто невозможно.

Вместе с тем в ст. 125 УК РФ 1960 года (до внесения изменений Законом Российской Федерации от 29 апреля 1993 г.

N 4901-1 ) была предусмотрена часть вторая, устанавливающая ответственность за подмену ребенка при отсутствии указанных мотивов, что влекло за собой более мягкое наказание.

Таким образом, расширяя рамки уголовной ответственности, законодатель предоставлял возможность не только более четко реагировать на совершенные деяния, но и дифференцированно подходить к назначению наказания.

Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 22. Ст. 789. Документ утратил силу в связи с принятием Федеральных законов от 13 июня 1996 г. N 64-ФЗ; от 8 января 1997 г. N 2-ФЗ; от 18 декабря 2001 г. N 177-ФЗ (СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2955; 1997. N 2. Ст. 199; 2001. N 52 (ч. 1.). Ст. 4924).

Низменные побуждения, как нам представляется, – это несколько расплывчатое понятие, которое может включать в себя и корыстные побуждения. Поэтому, на наш взгляд, в диспозиции приведенной нормы более правильным было бы использовать словосочетание “или иные личные мотивы (либо, как вариант, “побуждения”)”, подразумевающее различную степень выраженности мотивов.

Например, мать совершает замену ребенка женского пола на ребенка мужского пола, поскольку муж обещал развестись с ней и забрать уже имеющихся других детей, если она не родит ему наследника. Однако ее действия вряд ли обусловлены только лишь низменными мотивами. В данной ситуации более уместно оперировать понятием “иные личные мотивы или побуждения”.

А.И. Рарог предлагает другую формулировку – “иная личная заинтересованность”, что в принципе не вызывает возражений .

Рарог А.И. Усмотрение правоприменителя при квалификации преступлений // Уголовное право. 2000. N 1. С. 42.

В названии и диспозиции ст. 153 УК РФ слово “ребенок” употребляется в единственном числе, хотя, безусловно, потерпевшими от данного преступления являются двое маленьких детей: подменяемый ребенок и ребенок, используемый для подмены. Полагаем, что употребление слова “детей” в формулировке данной нормы было бы более корректным.

Уголовно наказуемое деяние, предусмотренное ст. 153 УК РФ, обозначено словом “подмена”, содержание которого в толковых словарях русского языка раскрывается как “обманная или нечаянная замена” (от глагола “подменить”, т.е. “скрытно, тайком переменить, намеренно заменить”) .

Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н. Ушакова. Т. III. М., 1958. С. 405.

В то же время подмена как результат деятельности определенного лица подразумевает и не исключает случаи, когда по вине работников медицинских или иных детских учреждений, например в результате их небрежного отношения к своим обязанностям, может произойти замена детей, особенно новорожденных или малолетних. При этом значительное число лиц, занятых в указанных сферах деятельности и не являющихся должностными лицами, нельзя привлечь к ответственности на основании ст. 292 УК РФ, такое положение фактически позволяет им вообще уходить от ответственности.

Учитывая сказанное выше, нельзя не согласиться с предложениями ученых-юристов о включении в гл. 20 УК РФ нового преступления, заключающегося в небрежном исполнении работником медицинского, образовательного, воспитательного или иного учреждения своих профессиональных обязанностей, если это повлекло подмену ребенка .

См., например: Колмакова О.С. Преступления, посягающие на права ребенка в сфере семейных отношений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2015. С. 90. Согласно положениям ст. 1 Конвенции ООН о правах ребенка и п. 1 ст. 54 СК РФ 1995 года ребенком признается любое лицо, не достигшее возраста 18 лет (совершеннолетия). Из этого следует общий вывод о том, что именно в пределах данного возрастного периода возможна подмена, но окончательное решение зависит от конкретных обстоятельств дела.

Как справедливо считает Ю.Е. Пудовочкин, подмена может иметь место в отношении любого лица, не достигшего 18-летнего возраста и не осознающего своего происхождения, при условии что родители не были с ним ознакомлены .

Например, в случае невозможности осознавать себя в силу слабоумия; в случае наличия внешней схожести с подменяемым лицом, если родители длительное время в силу тех или иных причин не видели ребенка и не могут его идентифицировать как своего.

См.: Пудовочкин Ю.Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних. СПб., 2002. С. 160.

Еще А.В. Лохвицкий утверждал, что возможна подмена и в отношении детей более старшего возраста, если ребенок был отдан на кормление другой женщине, а мать не была с ним ознакомлена, или ребенок не осознает своего происхождения .

См.: Лохвицкий А. Курс уголовного права. СПб., 1867. С. 490.

А.В. Наумов , В.С. Савельева , Е.Е. Пухтий полагают, что подмена возможна только в отношении новорожденного ребенка.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/91591-podmena-rebenka-problemy-zakonodatelstva-pravoprimeneniya

Подмена ребенка: проблемные вопросы и пути их решения

Подмена ребенка научная статья

ПОДМЕНА РЕБЕНКА: ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

Тамбовский Государственный Университет имени

Подмена ребенка – редкое, но чрезвычайно болезненное для потерпевшей стороны, преступление.

Подмена ребенка как состав преступления впервые упоминается в Уголовном уложении 1903 года. Данное преступление законодатель относил к посягательствам против личной свободы. В указанном документе использовался термин «подмен ребенка».

В Уголовном уложении 1903 года под подменой ребенка понималась умышленная замена младенца одной матери младенцем другой. По своему содержанию данное деяние возможно было лишь относительно детей младенческого возраста.

Предусматривалось, что подмен младенца мог быть совершен или с согласия и по желанию его родителей, или без такого согласия. В первом случае, если согласие было обоюдным, то деяние рассматривалось как посягательство на права состояния (чин, титул, фамилия и т. п.

), а не посягательство на свободу. Во втором случае, а также, если родители только одного младенца соглашались на подмен, это рассматривалось как похищение [9].

Подмен и похищение детей наказывались каторгой.

Подмена ребенка как преступление предусматривалась и в Уголовном Кодексе РСФСР (УК РСФСР) 1960 года в статье 125. В ней, также как и в Уголовном уложении 1903 года, использовался термин «подмен ребенка». Следует отметить, что ст.153 Уголовного Кодекса Российской Федерации (УК РФ) текстуально повторила ст.

125 УК РСФСР, за исключением санкций указанных статей: в статье 125 УК РСФСР она предполагала лишь лишение свободы на срок до пяти лет, в то время как санкция статьи 153 УК РФ, помимо лишения свободы на срок до пяти лет, предусматривает еще штраф в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев [1, с. 101].

Состав рассматриваемого преступления достаточно специфичен, поскольку объект преступных действий – новорожденный, и его подмена может иметь место лишь тогда, когда родители в силу сложившейся ситуации не могут опознать или идентифицировать своего ребенка [5, с. 30].

При квалификации преступления, предусмотренного ст. 153 УК РФ, под подменой ребенка принято понимать обманные действия, совершаемые тайно или мошенническим путем, в результате которых одного ребенка заменяют другим. Объектом рассматриваемого преступления являются интересы семьи и нормальное (психическое и духовное) развитие ребенка. Потерпевшим может быть как чужой, так и свой ребенок.

Однако, недостаточно определенно обозначена фигура потерпевшего – им признан ребенок. Статья 54 Семейного Кодекса Российской федерации, а также Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» определяет понятие «ребенок» – «лицо до достижения им возраста 18 лет (совершеннолетия)» [2, с. 176].

Традиционной является позиция, которой следует : подмена может произойти только в тех случаях, когда лицо, совершившее преступление, считает, что родители (законные представители) еще не осознали индивидуальных особенностей ребенка (то есть в родильном доме и подобных местах) [8, с. 133].

Отдельными авторами высказываются суждения, что подмена возможна и в отношении несовершеннолетних в возрасте до 18 лет, которые в силу возраста или задержки в психическом развитии не осознают значения совершаемого с ними действия [3, с. 172]. На наш взгляд, данная позиция противоречит смыслу понятия “подмена”.

С одной стороны, подмена детей, способных идентифицировать себя, осознавать свое происхождение и положение, невозможна [7, с. 43].

С другой, как верно подметил Юрий Евгеньевич Пудовочкин, подмена возможна в отношении любого лица, не достигшего 18-летнего возраста и не осознающего своего происхождения, при условии, что и родители не были с ним ознакомлены (например, в случае разрыва связи между родителями и ребенком в младенческом возрасте и последующих попытках его обнаружения ими) [7, с. 43]. При этом обязательным признаком объективной стороны является замена изъятого ребенка другим. В противном случае налицо состав преступления, предусмотренный ст. 126 УК РФ, – похищение человека [4, с. 21].

Объективная сторона выражается в подмене ребенка, т. е. замене одного ребенка на другого, при отсутствии на то согласия, по крайней мере, родителей одного из подменяемых детей. Например, няня в родильном доме по просьбе матери или отца новорожденного заменяет ребенка другим – без физических недостатков.

Местом совершения данного преступления является, как правило, роддом или дом ребенка. Но им может быть и иное детское медицинское учреждение (например, детская поликлиника), улица и т. д.

Состав преступления, предусмотренного ст. 153 УК РФ, формальный. Преступление считается оконченным с момента происшедшей замены одного ребенка другим. В случае, когда замены не произошло по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, содеянное представляет собой покушение на преступление.

Субъективной стороной предполагается только прямой умысел. Подмена ребенка по неосторожности, по ст. 153 ненаказуема. При замене ребенка в родильном доме по неосторожности, виновные, отвечающие требованиям должностного лица, могут быть привлечены к ответственности за халатность или к дисциплинарной ответственности.

Действия по подмене ребенка считаются преступными, если они совершены из корыстных или иных низменных побуждений, что является обязательным признаком состава данного деяния, без которого нет ни преступления, ни ответственности по ст. 153.

Корыстные побуждения могут проявляться в получении материального вознаграждения от лиц, заинтересованных в подмене [5, с. 638]. Низменные побуждения при подмене ребенка проявляются в мести, желании иметь здорового ребенка при рождении физически неполноценного и т. д.

Субъектами данного преступления могут быть родители, медицинский персонал родильных домов и детских учреждений, а также другие заинтересованные лица – то есть как частные лица, так и должностные лица, использующие при этом свои служебные полномочия. Возраст наступления уголовной ответственности по данному составу преступления – с 16 лет.

Наказаниями за подмену ребенка являются: лишение свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев [1, с. 101].

Данное деяние относится к преступлениям средней тяжести.

Анализ действующего законодательства позволил нам выделить следующие проблемы:

Во-первых, немаловажным является то, что законодатель точно не обозначает фигуру потерпевшего, а именно, не раскрыто понятие «ребенок», вследствие чего не устанавливается точный возраст подменяемого.

Во-вторых, следует также отметить, что имеет место некая размытость границ между составами преступлений, определенными статьями УК РФ: 153 – подмена ребенка и 126 – похищение человека.

С нашей точки зрения представляется возможным включение в действующую уголовно-правовую норму следующих изменений:

Во-первых, по нашему мнению, необходимо ужесточение санкции данной статьи, поскольку законодателем недостаточно оценена степень общественной опасности данного деяния.

Опасность этого преступления заключается в том, что подменой ребенка насильственно разрываются кровные узы родства, нарушаются наполненные глубоким нравственным общечеловеческим содержанием отношения между родителями и детьми.

Во-вторых, статью 153 «Подмена ребенка» следует дополнить квалифицирующими признаками: ч. 2 и 3 следующего содержания:

Часть 2: То же деяние, совершенное: а) в отношении двух или более лиц; б) группой лиц по предварительному сговору.

Она необходима потому, что присутствует признак неоднократности совершения данного деяния, а также возможность его совершение несколькими лицами, заранее договорившимися о совместном совершении преступления, что значительно повышает уровень общественной опасности данного деяния.

Часть 3: Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения. В данном случае повышенная опасность исходит от лица, на которое были возложены определенные обязанности, которыми он пренебрег и использовал в своих целях.

И, в-третьих, необходимо четкое выделение уголовно-правовым законодательством следующих понятий:

1)  Подмена новорожденных детей (в возрасте до одного месяца)

2)  Подмена несовершеннолетних (в возрасте до 18 лет), не способных, в силу задержки в психическом развитии осознавать значения совершаемого с ними действия.

Список использованных источников

1. 

Источник: https://pandia.ru/text/77/371/58966.php

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.