Пленум по порнографии

Оправдание осужденного по ст.ст. 242, 242.1 УК РФ в кассационной инстанции с правом реабилитации

Пленум по порнографии

дело № 77-1042/2020

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
суда кассационной инстанции

г. Кемерово                                                                                  17 июня 2020 года

Судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе: председательствующего Лазаревой О.Н., судей Старчиковой Е.В., Ценевой Э.В., с участием:
прокурора Ушаковой Е.С.,
защитника – адвоката Власова А.Н.

, представившего удостоверение № 1621 от 5 июня 2012 года и ордер № 30 от 11 июня 2020 года,
при секретаре судебного заседания Коваль А.Н.
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу адвоката Власова А.Н. в защиту осужденного Соловьева Г.А.

на приговор Советского районного суда г. Красноярска от 4 марта 2019 года.

Заслушав доклад судьи Лазаревой О.Н., мнение адвоката Власова А.Н., настаивавшего на удовлетворении кассационной жалобы, мнение прокурора Ушаковой Е.С., полагавшей необходимым приговор суда отменить, уголовное дело в отношении Соловьева Г.А. прекратить за отсутствием в его действиях составов преступлений с признанием за ним права на реабилитацию, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору Советского районного суда г. Красноярска от 4 марта 2019 года Соловьев Георгий Александрович, родившийся —– года в ——–, гражданин РФ, несудимый: осужден с применением ст. 64 УК РФ по:
– п. “б” ч. З ст. 242 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы,
– п. “а”, “г” ч. 2 ст. 242.1 УК РОК 2 годам лишения свободы.

На основании ч. З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено 2 года 2 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.
Срок наказания исчислен с 4 марта 2019 года.

На основании п. “б” ч. 3.1 ст. 72 УК РФ время содержания Соловьева Г.А.

под стражей с момента заключения под стражу до вступления приговора в законцую силу зачтено в срок лишения свободы из расчета один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима, с учетом ч. 3.

3 ст. 72 УК РФ.
Разрешены вопросы о возложении процессуальных издержек и о судьбе вещественных доказательств.
В апелляционном порядке указанный приговор не пересматривался.

В кассационной жалобе адвокат Власов А.Н. в защиту осужденного Соловьева Г.А. выражает несогласие с приговором суда, ссылаясь на допущенные судом существенные нарушения уголовного и уголовно процессуального закона.
Полагает, что суд, удовлетворяя ходатайство Соловьева Г.А.

о рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства, в нарушение ст. 316 УПК РФ не убедился, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.
Указывает, что Соловьев Г.А.

, скачивая и храня на персональном компьютере файлы с изображениями порнографического характера, не предпринимал действий, направленных на их передачу третьим лицам, использовал данные файлы исключительно для личного просмотра.

Описательно-мотивировочная часть приговора также не содержит указание о том, что Соловьев Г.А. передал кому-либо имеющиеся у него файлы порнографического содержания.

Отмечает, что преступления, предусмотренные ст.ст. 242, 242.1 УК РФ могут быть совершены только с прямым умыслом; совершение указанных в диспозиции данных статей действий с косвенным умыслом не влечет уголовную ответственность.
Ссылаясь на ст.

2 Закона РФ от 27 декабря 1991 года № 2124-1 “О средствах массовой информации”, разъяснения, данные в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 года № 16 “О практике применения судами Закона РФ “О средствах массовой информации”, обращает внимание на нарушение уголовного закона при квалификации действий Соловьева Г.А.

по признаку “с использованием средств массовой информации, в том числе информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть “Интернет”)”, основанную на ошибочном понимании того, что использование ресурсов сети “Интернет” является альтернативным квалифицирующим признаком по отношению к использованию средств массовой информации, в то время как, напротив, использование информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть “Интернет”)” является одним из способов использования средств массовой информации, однако для этого требуется регистрация Интернет-ресурса как средства массовой информации.
В жалобе просил приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение; в суде кассационной инстанции просил приговор отменить, уголовное дело прекратить за отсутствием в действиях Соловьева Г.А. составов преступления.

Проверив материалы уголовного дела, доводы кассационной жалобы адвоката Власова А.Н. в защиту осужденного Соловьева Г.А. судебная коллегия приходит к следующим выводам.
В соответствии с ч. 1 ст. 401.

15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения, постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационной инстанции являются существенные нарушения уголовного или уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

По данному делу допущены нарушения, подпадающие под указанные критерии.
В силу ст. 297 УПК РФ приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым и признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями, предусмотренными уголовно-процессуальным законом, и основан на правильном применении уголовного закона.
Указанным требованиям приговор суда не соответствует.

В силу п. 2 ст. 49 Конституции РФ обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Частями З, 4 ст. 14 УПК РФ установлено, что бремя доказывания обвинения лежит на стороне обвинения; обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

В силу ч. 7 ст. 316 УПК РФ судья, рассматривая уголовное дело в особом порядке, постановляет обвинительный приговор в том случае, если придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.
Данное положение закона в его взаимосвязи с положениями ч. З ст. 7, ст.

11 УПК РФ предопределяет не только право, но и обязанность суда в рамках производства по уголовному делу в порядке главы 40 УПК РФ убедиться в том, что предъявленное лицу обвинение обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, которые отвечают требованиям ст. 74 УПК РФ, и одновременно не содержат процессуальных изъянов, перечисленных в ст.

75 УПК РФ.

Если суд установит, что условия, при которых заявлено ходатайство, не соблюдены, а также при возникновении сомнений в обоснованности предъявленного обвинения, в том числе состава преступления, либо достоверности и допустимости собранных по делу доказательств, суд выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Согласно приговору Соловьев Г.А.

осужден за незаконное распространение порнографических материалов, совершенное с использованием информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть “Интернет”), а также за распространение материалов с порнографическими изображениями несовершеннолетних, совершенное в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, с использованием информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть “Интернет”).
Как следует из приговора, Соловьев Г.А. не позднее 19 июня 2018 года, находясь в своем жилище, имея доступ к информационно-телекоммуникационной сети “Интернет”, посредством установленной на его компьютере пиринговой программы, дающей возможность обмена файлами пользователям посредством их подключения к файлообменным серверам, загрузил с неустановленного сайта сети “Интернет” и сохранил в папках на своём персональном компьютере видеофайл, содержащий материалы порнографического характера без участия несовершеннолетних, а также видеофайл, содержащий матерйалы порнографического характера с изображением несовершеннолетнего лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, после чего с целью распространения указанных материалов открыл на накопителе ноутбука доступ к указанным папкам, которые автоматически стали общедоступными для просмотра и копирования неограниченному кругу пользователей сети “Интернет”, у которых на компьютере установлена соответствующая программа.

Уголовное дело по ходатайству Соловьева Г.А. рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства, предусмотренном главой 40 УПК РФ.
Между тем, судом не учтено, что субъективная сторона преступлений, предусмотренных ст.ст. 242 и 242.

1 УК РФ, характеризуется наличием у виновного прямого умысла, то есть в силу ст.

25 УК РФ виновный должен осознавать общественную опасность своих действий (бездействия), предвидеть возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желать их наступления.

Однако фабула предъявленного обвинения и описательномотивировочная часть приговора не содержат данных о том, что Соловьев Г.А.

, скачивая (копируя) и храня файлы порнографического характера на своем персональном компьютере, кому-либо их предлагал или передавал; доказательства, подтверждающие то, что видеофайлы с изображениями порнографического характера, в том числе несовершеннолетних, указанные в приговоре, были распространены осужденным, то есть получены и просмотрены другими конкретными лицами в результате целенаправленных действий осужденного, в материалах уголовного дела также отсутствуют. Судом не учтено, что наличие у Соловьева Г.А. компьютерной программы, позволяющей скачивать и раздавать файлы другим пользователям в автоматическом режиме, и его осведомленность об этом, сами по себе не свидетельствуют о прямом умысле на совершение преступлений, предусмотренных ст.ст. 242 и 242.1 УК РФ, поскольку на момент приобретения (скачивания, копирования) им данных файлов они уже были распространены в сети “Интернет” и находились в свободном доступе.
Кроме того, суд не учел, что по смыслу закона, учитывая положения Закона РФ от 27 декабря 1991 года № 2124-1 “О средствах массовой информации”, также разъяснения, данные в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 года № 16 “О практике применения судами Закона РФ “О средствах массовой информации”, квалифицирующий признак указанных преступлений ” с использованием средств массовой информации, в том числе информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть “Интернет”) распространяется только на Интернет-ресурсы, которые зарегистрированы в качестве средств массовой информации. Однако фабула обвинения и описательно-мотивировочная часть приговора не содержат данных о том, что Соловьев Г.А., используя принадлежащий ему персональный комьютер, на котором хранились файлы порнографического характера, был зарегистрирован в качестве представителя средств массовой информации.

Таким образом, выдвинутое против Соловьева Г.А. обвинение, как оно сформулировано органами предварительного расследования, объективно добытыми в ходе предварительного расследования доказательствами не подтверждено.

Однако суд, в нарушение закона не обсудил вопрос о рассмотрения дела в общем порядке, в то время как имелись основания для выяснения и установления вышеуказанных обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела, и постановил обвинительный приговор в порядке ст. З16 УПК РФ.

Между тем обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, толкуются в пользу обвиняемого.

Судом первой инстанции не учтены указанные обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы о виновности Соловьева Г.А., что повлекло вынесение незаконного приговора.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу об отмене приговора в отношении Соловьева Г.А. и прекращении в отношении него уголовного дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях составов преступлений, предусмотренных п.п. “а”, “г” ч. 2 ст. 242.1, п. “б” ч. З ст. 242 УК РФ, с признанием за Соловьевым Г.А. права на реабилитацию.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 401.14 – 401.16 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

кассационную жалобу адвоката Власова А.Н. в защиту осужденного Соловьева Г.А. удовлетворить.
Приговор Советского районного суда г. Красноярска от 4 марта 2019 года в отношении Соловьева Георгия Александровича отменить, уголовное дело в отношении него прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст.

24 УПК РФ за отсутствием в его действиях составов преступлений, предусмотренных п. “б” ч. 3 ст. 242, п.п. “а”, “г” ч. 2 ст. 242.1 УК РФ.
Соловьева Георгия Александровича из-под стражи освободить незамедлительно.
На основании п. 4 ч. 2 ст. 133, ч. 1 ст.

134 УПК РФ признать за Соловьевым Георгием Александровичем право на реабилитацию.

Председательствующий:

Судьи:

Особенности расследования уголовных дел, связанных с распространением детской порнографии.

Источник: https://advokat54.su/praktika-advokata/prigovory/101-opravdanie-osuzhdennogo-kassatsionnoj-instantsii

Пункт «б» ч. 3 ст. 242 УК РФ, пункт «г» ч.2 ст. 242.1 УК РФ: толкование и судебная практика

Пленум по порнографии

Публикация подготовлена по состоянию норм российского законодательства на 01.01.2017 и базируется на сложившейся правоприменительной, а также личной практике автора – адвоката Павла Домкина.

Изложенный материал не является достаточным основанием для принятия самостоятельных юридически действий.

Использование содержания публикации разрешается автором при наличии активной ссылки на первоисточник.

Сложившаяся практика расследования уголовных дел, связанным с незаконным оборотом порнографических материалов в сети «Интернет», повсеместно сопровождается безусловным инкриминированием обвиняемым лицами пункта «б» части 3 статьи 242 УК РФ или пункта «г» части 2 статьи 242.

1 УК РФ, то есть предъявлением обвинения в совершении преступления «с использованием средств массовой информации, в том числе информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть „Интернет“).

» Более того, подобную практику представители стороны обвинения (следователи, прокуроры) расценивают как неоспоримую, ориентируясь на значительное количество вступивших в законную силу судебных решений.

Можно предположить, что появление судебных решений, закрепивших правомерность вменения пунктов «б» и «г» указанных статей, — это последствия слепого признания обвиняемыми лицами предъявленного обвинения в полном объеме и избрания ими особого порядка рассмотрения судом уголовного дела в целях минимизации назначаемого наказания.

Несмотря на сложившийся порядок вещей автор настоящей публикации предлагает ещё раз обратиться к вопросу правомерности инкриминирования указанных квалифицирующих признаков, если преступление в виде незаконного распространения порнографических материалов, в том числе с участием несовершеннолетних лиц, действительно было совершено с использованием ресурсов сети «Интернет».

Детальный анализ положений уголовного закона очевидно свидетельствует, что диспозиция статьей 242 и 242.1. УК РФ предполагает возможность применения рассматриваемого квалифицирующего признака только в том случае, когда противоправное деяние совершено с использованием интернет ресурсов, зарегистрированных в качестве средств массовой информации.

Из дословного толкования содержания п.”б” ч.3 ст.242 УК РФ и п.”г” ч.2 ст. 242.

1 УК РФ следует, что законодателем при конструировании норм закона между словосочетаниями «с использованием средств массовой информации», и «информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть „Интернет“)» использован присоединительный оборот с союзом «в том числе», который в соответствии с правилами толкования русского языка употребляется при присоединении члена предложения, являющегося частью целого, о котором говорится в первой части предложения (См.толковый словарь Ефремовой  Т.Ф.).

Таким образом, словосочетание «информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть „Интернет“)» является частью от целого, то есть составной частью словосочетания — «средств массовой информации».

Из вышеизложенного следует, что п.”б” ч.3 ст.242 УК РФ и п.”г” ч. 2 ст. 242.

1 УК РФ применимы в уголовной квалификации деяния только в тех случаях, когда противоправные действия были совершены с использованием сайтов, являющимися средствами массовой информации.

Согласно статье 2 Закона РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» таковыми признаются периодическое печатное издание, телеканал, радиоканал, сетевое издание и т.д.  В свою очередь, под сетевым изданием понимается сайт в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», зарегистрированный в качестве средства массовой информации в установленном законом порядке.

Статистика свидетельствует, что подавляющее большинство преступлений, связанных с незаконным оборотом (распространением) порнографии, совершается без какого-либо прямого или косвенного использования Интернет-ресурсов, зарегистрированных как средства массовой информации.

Из разъяснительных положений, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.

2010 N 16 “О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», следует, что лица, допустившие нарушения законодательства при распространении массовой информации через сайты в сети Интернет, не зарегистрированные в качестве средств массовой информации, несут уголовную, административную, гражданско-правовую и иную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации без учета особенностей, предусмотренных законодательством о СМИ.

Незаконность обвинения по п. «г» ч. 2 ст. 242.1 УК РФ

Изложенная позиция автора публикации находит своё подтверждение в частных мнениях представителей судебной власти высшего звена. Так, из содержания официального отзыва №3-ВС-4225/15 от 08.07.2015 Заместителя Председателя Верховного Суда РФ  В.А.

Давыдова следует, что квалифицирующий признак, предусмотренный пунктом «г» части 2 статьи 242.

1 УК РФ в действующей редакции, — «с использованием средств массовой информации, в том числе информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть „Интернет“)» распространяется только на те интернет ресурсы, которые зарегистрированы в качестве средств массовой информации.

Учитывая изложенное, инкриминирование органами следствия пункта «б» части 3 статьи 242 УК РФ и пункта «г» части 2 статьи 242.

1 УК РФ, построено на ошибочном понимании, что совершение преступления с использованием ресурсов сети «Интернет» является альтернативным квалифицирующим признаком совершению преступления с использованием средств массовой информации.

Подобное толкование закона применимо только в том, случае, когда такая возможность прямо предусмотрена в диспозиции уголовного закона.

Например, в части 2 статьи 280 УК РФ законодателем установлен квалифицирующий признак — “с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет». Схожие по содержанию формулировки квалифицирующего признака содержатся в ч.2 ст.205.2 УК, ч.2 ст.280.1 УК РФ, ст.282 УК РФ.

Адвокат Павел Домкин

Источник: https://www.AdvoDom.ru/practice/punkt-b-ch-2-st-242-uk-rf-punkt-g-ch-2-st-242-1-uk-rf-tolkovanie-i-sudebnaya-praktika.php

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.