Письмо заключенному в сизо

Что и как шифруют в письмах из-за решетки: откровения цензора

Письмо заключенному в сизо

10 апреля 2020, просмотров: 932.

Людмила Сильвестрова / Анна КОЛЬЧЕНКО

Более 10 лет Людмила Сильвестрова по долгу службы читает чужие письма. Ее профессия – цензор оперативного отдела УФСИН России по Алтайскому краю. В исправительных учреждениях эта должность крайне необходима. Бывало, что проверяя корреспонденцию, Людмиле Викторовне удавалось предотвратить преступление, спасти осужденного от суицида и стать свидетелем любовного треугольника.

Деньги, маты, телефоны: что цензура не пропустит

Ежедневно Людмиле Сильвестровой приходилось просматривать от 50 до 100 писем – то, что пишут осужденные родным и близким, плюс входящая корреспонденция. Это по посылкам и передачам осужденные имеют ограничения, а письменного лимита у них нет.

– Читать письма – как вмешиваться в чью-то личную жизнь. Сначала неловко себя чувствовала, потом уже спокойно стала относиться. Это ведь служебная обязанность, – делится Людмила Викторовна.

Согласно нормативным документам, в письмах не разрешается указывать структуру учреждения, количество сотрудников и любую другую информацию, которая может быть использована для организации побегов или бунтов и других преступлений.

Не разрешается обмениваться номерами сотовых телефонов, поскольку на территории исправительных учреждений они запрещены. Один намек, что в колонии есть сотовый телефон – и информация тут же ложится на стол оперативным сотрудникам.

– Помню, еще в начале службы, попалось мне письмо с рисунком. Солнышко там какое-то, и циферки разбросаны по листочку. Было похоже на номер телефона. Передала его оперативникам. Они по нему выследили сотовый, – вспоминает Людмила Викторовна. – Другая история: впервые осужденный пишет домой: «Мам, скажи деду, что я оружие там-то закопал». Информацию проверили, и преступление раскрыли.

Обнаруженная в письмах подозрительная информация передается не только оперативным сотрудникам, но и психологам, если автор письма, к примеру, выражает суицидальные настроения.

– Был такой случай – любовный треугольник. Осужденному подружка в письмах кровь сворачивала. А у него семья, дети. Она грозилась, что жене все расскажет. Тот ей отвечал, что руки на себя наложит.

На контроль поставили данного осужденного. Психологи с ним поработали, в итоге жив парень остался, – продолжает цензор. – Или приходят письма, где сообщается о смерти родственника.

Эти письма осужденным тоже сразу не отдаем, а действуем через психолога.

Также цензура не пропускает письма, написанные на «рыбьем языка», то есть на тюремном жаргоне, и послания, содержащие ненормативную лексику.

– Обычно так осужденные из Рубцовска писали. Эти письма я возвращала авторам. Кто-то мат при мне зачеркивал, и снова отдавал, кто-то переписывал письмо начисто, – рассказывает собеседница.

Иногда в письмах присылают деньги. Их сотрудники обязаны изымать, ведь осужденным в колониях на руках запрещено иметь деньги.

Категории осужденных и писем Исходя их опыта, Людмила Сильвестрова разделяет осужденных на три большие категории. Первая: те, которые всем недовольны – жалобщики.

Есть и такие, которые всем довольны – как правило, это лица без определенного места жительства. Они рады тому, что могут спать в кровати и питаться три раза в день, мыться, и им есть, что надеть. И остальные, которые стараются достойно выдержать все тяготы жизни.

По словам цензора, только 30% из всех пишут грамотно, остальные – как говорят – «че», «каво» и т.п.

Также Людмила разделяет все письма осужденных – на бытовые (мамам и друзьям) и любовные (женам и подругам).

– Чаще всего мамам пишут потребительские письма, с целым перечнем продуктов для очередной посылки. А о сыновьих чувствах большинство осужденных – ни строчки. Наверное, считают, что мама никуда не денется, она обязана и должна, – делится Людмила. – Попадались мне, прям, истеричные письма.

Осужденный пишет, я тебя просил эту открытку прислать, а ты отправила вообще не то. «Ты че? Ты меня вообще слышишь!» Прочитаешь и думаешь – какой бессовестный. Как бы ни хотелось, я такие письма все равно отправляла – работа же. Мамы, наоборот, хорошие бытовые письма пишут. А вот папы осужденным пишут редко.

Могут пару строчек в письме добавить и все.

О любви и не только

Другое дело любовная переписка. Здесь осужденные выжимают из себя весь творческий потенциал. Обычно все происходит по одному сценарию: увидел у «коллеги по цеху» девушку на фотографии, спросил адрес – написал. По словам Людмилы, порой осужденные направляют разом по 4-5 писем из серии «давай познакомимся». Только имена меняют, а текст остается прежним.

– Бывает, пишут я там блондин голубоглазый, занимаюсь спортом, в колонию попал первый раз по недоразумению. А сам он – маленький, плюгавенький, и сидит уже пятый раз, – рассказывает сотрудник УФСИН.

Кто-то из этих пяти все равно отвечает. Завязывается переписка. Поначалу в письмах девушкам осужденные пишут исключительно о чувствах, максимально тактично, корректно. «Заочницы» (так называют девушек, которые ждут мужчин из колонии – Прим.ред.) приезжают на короткие свидания, шлют посылки, потом выходят за осужденных замуж.

– Любовные письма, как правило, красиво оформлены. Если пишут мужчины осужденные – они непосредственно листы оформляют, а женщины любят конверты украшать.

В таких письмах часто встречается поэзия, осужденные либо свои стихи пишут, а могут того же Есенина процитировать, и выдать за свои. Но есть и по-настоящему талантливые произведения.

Ведь, когда человек попадает в замкнутое пространство, нередко у него открываются творческие способности. В каждой колонии есть такая творческая личность. Его просят, он всем красивые письма и поставляет, – делится цензор.

Подружки с воли осужденным тоже шлют интересные письма.

– В памяти переписка осталась осужденного с барнаульской девушкой. Она молоденькая, судя по письмам – творческая. Он ей обычные письма слал, а та ему целые комиксы рисовала. Мол, вот мой паучок пошел забрал письмо в почтовом ящике. Паучка Федор звали.

И все в этом роде. Я сначала с этим письмом – к оперативникам. Сразу ассоциации: паучок – наркотики. Но нет, все оказалось чисто. Другой осужденный, помню, все своей «Куропаточке» письма слал. А та его «Васильком» называла, – улыбается рассказчица.

Людмила Викторовна говорит, что среди этой категории много лукавых и хитрых писем. В большинстве своем осужденные обещают заочницам, что больше никогда в тюрьму не сядут и закон нарушать не будут.

Клянутся горы свернуть и звезду с неба достать. Освобождаются, потом через какое-то время читаешь письма – почерк знакомый, видимо, он опять заехал.

Другое дело, когда переписка между осужденными идет – тут мужчины с женщинами на равных общаются. Знают, что их не обманешь.

ИСТОЧНИК KP.RU

Источник: https://fsin-atlas.ru/content/news/178/

VIII. ПРАВИЛА ВНУТРЕННЕГО РАСПОРЯДКА СЛЕДСТВЕННЫХ ИЗОЛЯТОРОВ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

Письмо заключенному в сизо

VIII. Получение и отправление подозреваемыми
и обвиняемыми телеграмм, писем, денежных переводов

80. Подозреваемым и обвиняемым разрешается отправлять и получать телеграммы и письма без ограничения их количества.

81. Отправление и получение подозреваемыми и обвиняемыми телеграмм и писем осуществляется за их счет через администрацию СИЗО. По письменному заявлению подозреваемого или обвиняемого ему предоставляется возможность направлять письма своим несовершеннолетним детям без указания реквизитов СИЗО. Переписка подозреваемых и обвиняемых подвергается цензуре.

82. Почтовые принадлежности (конверты, марки, бланки телеграмм) подозреваемые и обвиняемые приобретают в магазине (ларьке) СИЗО.

83. Письма и заполненные бланки телеграмм от подозреваемых и обвиняемых принимаются представителем администрации ежедневно. Письма принимаются только в незапечатанных конвертах с указанием на них фамилии, имени, отчества отправителя и почтового адреса СИЗО.

К заполненному бланку телеграммы прилагается заявление на имя начальника СИЗО либо лица, его замещающего, с просьбой снять деньги с лицевого счета подозреваемого или обвиняемого для оплаты телеграммы.

Заявление сдается представителю администрации вместе с денежной квитанцией.

84. Работник финансовой части проверяет наличие денег на лицевом счете подозреваемого или обвиняемого, изъявившего желание отправить телеграмму, и снимает с его счета необходимую сумму с учетом стоимости почтового отправления.

85. После отправления телеграммы подозреваемому или обвиняемому вручается почтовая квитанция, а при наличии денег на лицевом счете ему возвращается денежная квитанция с соответствующей отметкой.

Если остатка нет, денежная квитанция приобщается к заявлению. Заявление подозреваемого или обвиняемого, отправившего телеграмму, с распиской в получении почтовой квитанции приобщается к личному делу.

Аналогичный порядок действует при отправлении заказных и ценных писем, а также денежных переводов подозреваемых и обвиняемых.

86. С момента приема телеграммы или письма от подозреваемого или обвиняемого и до их отправки, а также с момента поступления телеграммы или письма в СИЗО и до их вручения адресату администрация указанного учреждения несет ответственность за сохранность телеграммы или письма и обеспечивает тайну переписки.

87. Вручение писем и телеграмм, поступающих на имя подозреваемого или обвиняемого, а также отправление его писем адресатам производятся администрацией СИЗО не позднее чем в трехдневный срок со дня поступления письма или сдачи его подозреваемым или обвиняемым, за исключением праздничных и выходных дней.

Отправление телеграмм адресатам производится не позднее следующего за днем подачи телеграммы рабочего дня. При необходимости перевода письма на государственный язык Российской Федерации или государственный язык субъекта Российской Федерации срок передачи письма может быть увеличен на время, необходимое для перевода.

Сведения о смерти или тяжком заболевании близкого родственника сообщаются подозреваемому или обвиняемому незамедлительно после их получения.

88.

Письма и телеграммы, адресованные находящимся на свободе подозреваемым и обвиняемым, потерпевшим, свидетелям преступления, содержащие какие-либо сведения по уголовному делу, оскорбления, угрозы, призывы к расправе, совершению преступления или иного правонарушения, информацию об охране СИЗО, его сотрудниках, способах передачи запрещенных предметов и другие сведения, которые могут помешать установлению истины по уголовному делу или способствовать совершению преступления, выполненные тайнописью, шифром, содержащие государственную или иную охраняемую законом тайну, адресату не отправляются, подозреваемым и обвиняемым не вручаются и передаются лицу или органу, в производстве которых находится уголовное дело.

89. Вся корреспонденция подозреваемых и обвиняемых подлежит регистрации в специальном журнале с указанием даты ее поступления и отправления.

90. Деньги подозреваемым и обвиняемым переводятся почтовым переводом в адрес СИЗО и зачисляются на их лицевые счета.

Для перевода по почте суммы денег, имеющейся на лицевом счете подозреваемого или обвиняемого, им пишется мотивированное заявление на имя начальника СИЗО либо лица, его замещающего.

Перевод денег осуществляется по почте за счет средств, имеющихся на лицевом счете подозреваемого или обвиняемого.

Источник: https://bazanpa.ru/miniust-rossii-prikaz-n189-ot14102005-h906172/pravila/8/

Нетипичный стартап. Белорусы сделали сервис по отправке писем в тюрьмы, но внедрять его никто не будет – Технологии Onliner

Письмо заключенному в сизо

Примерно два года назад три белорусских айтишника занялись нетипичным стартапом. Они не стали прятать на улицах AR-покемонов, не выпустили игру «собери три квадратика одного цвета в ряд» и даже не сделали очередную вариацию виртуальных масок.

Вместо этого Александр Баграмян, Владимир Каменков и Дмитрий Завадский подумали о людях, связаться с которыми непросто: им нельзя позвонить, организовать видеоконференцию, не говоря уже о тапе по сердечку на Apple Watch, чтобы парное устройство отозвалось на запястье хозяина.

Проект «Весточка» делает удобной и современной отправку писем тем, кто находится в исправительных учреждениях.

И хотя разработчики убедительно объясняют, почему стартап облегчит жизнь всем, включая сотрудников Департамента исполнения наказаний, МВД внедрять его не спешит — и, как следует из последних ответов, не будет. Onliner встретился с авторами «Весточки» и узнал сложную судьбу стартапа.

— История проекта: вам нужно было отправить письмо человеку, который сейчас не на свободе, и вы заметили, что сделать это непросто. Что сложного в написании и отправке письма?

Александр: Сложно не написать, а проконтролировать дальнейший процесс. Вы можете отправить письмо в исправительное учреждение — и все, потом вы ничего не знаете.

Если оно не прошло цензуру, например, вам об этом не скажут. Обратно письмо не высылают. В России действует электронная система отправки писем ФСИН, и там сразу видишь статус: отклонено, адресат отбыл и так далее.

Похожие проекты есть и во многих других странах.

— То есть отправитель высылает обычное электронное письмо, затем цензор его проверяет и решает, передавать заключенному или нет?

Александр: Да. Бумажное письмо всегда проверяют на скрытые символы, водяные знаки и подобные вещи. Мы предлагаем убрать эту часть работы: цензор будет читать письмо сразу, еще до его распечатки. Подходит — отлично, подтверждает и распечатывает. И тогда отправитель видит обновленный статус: письмо прошло проверку и доставлено получателю.

— Цензор будет от Департамента исполнения наказаний или с вашей стороны?

Владимир: Изначально мы ввели метрики цензуры: например, в письмах запрещена некоторая лексика. Мы фильтруем эти моменты еще на этапе написания письма, чтобы пользователь сразу при написании видел: нужно поправить кое-какие фразы. А потом уже цензор исправительного учреждения будет вычитывать письмо более контекстно и принимать решение о его передаче.

Александр: Сперва мы хотели сами отклонять письма. Но когда обсуждали этот функционал с ДИН, нам сказали, что мы вообще не имеем права так делать, подобные полномочия есть только у цензора. То есть мы обязаны принимать и пересылать все письма. Максимум можно подсвечивать потенциально опасное письмо, давая отправителю понять, что, скорее всего, цензура его не пропустит.

— Схема отправки писем «туда» понятна. А как заключенные будут через «Весточку» слать письма на свободу?

Александр: Заключенный пишет письмо от руки, передает сотруднику ДИН, тот сканирует письмо и отправляет. Но этот вариант, как мы поняли, пока что сложноват. Пусть люди привыкнут высылать письма хотя бы в одну сторону.

— Не проще ли завести в каждом исправительном учреждении отдельный электронный ящик для писем со свободы? Письмо так же будет вычитывать цензор, а вам не нужно разрабатывать платформу.

Александр: Проблема в том, что в исправительных учреждениях запрещен интернет. Это очень важный момент.

Дмитрий: Да, в некоторых местах он вообще недоступен ни для кого, даже для администрации. Нам даже рассказывали, что по этой причине администрация иногда находится в другом здании — чтобы у нее был доступ к связи. На случай ЧП, вероятно, есть некая экстренная связь, но подробностей мы не знаем — и, конечно, использовать ее нам точно не разрешат.

Александр: И здесь мы начинаем сталкиваться с проблемами внедрения сервиса. На первоначальном этапе обсуждения с ДИН нам сказали, что выделят три-четыре учреждения для пилотного запуска. Это места, где цензоры сидят вне исправительных учреждений. Там по закону можно провести интернет. В остальных случаях сети вообще нет, мобильные телефоны тоже не работают.

Электронная почта не подходит по важной причине: как и в случае с бумажным письмом, вы не узнаете, прошло сообщение цензуру или нет.

— Чисто гипотетически: человека легко узнать по почерку, а распечатанное письмо может отправить кто угодно. Как получатель убедится в авторстве отправителя?

Владимир: Мы рассматриваем добавление электронной подписи — хотим сделать что-то вроде слепка почерка. Или человек может составить письмо от руки через планшет. Это больше мысли на перспективу. Также думаем над отправкой посылок: иногда бывает так, что человек просто не знает, можно что-то передавать или нет, — в итоге посылку разворачивают.

Александр: Мы придумали и еще один вариант. В каждом исправительном учреждении есть магазин. Человек на свободе может сделать заказ в этом магазине, оплатить покупки, а заключенный просто заберет их.

Тем самым будут закрыты потребности и родственникам не придется порой издалека везти нужные вещи.

Да, это не замена передачам: ассортимент в таких магазинах не особо богатый, но какие-то базовые товары можно купить без проблем.

И даже наши письма — это не замена, а параллельный метод общения. Но за «цифрой» так или иначе будущее. Странно, что до сих пор в Беларуси, IT-стране, не реализован такой сервис.

Рубль за письмо

— Сколько будет стоить отправка письма через «Весточку»?

Александр: Один рубль. Платит клиент, то есть отправитель. Для государства здесь нулевые затраты. Мы сами купим бумагу, картриджи, принтеры — закроем все базовые потребности. И конечно, обучим цензоров работе с «Весточкой».

Дмитрий: При общении с ДИН мы делали акцент, что предоставим цифровую платформу, с нее можно будет снимать статистику, вести электронный документооборот, и в дальнейшем это поможет наконец шагнуть в цифровизацию.

Александр: Администрация получит доступ к статистике по эффективности сотрудников: например, с каким объемом писем управляется конкретный цензор за час.

— Проект вообще окупится?

Александр: У нас есть гранты, которых хватит для старта. А дальше проект будет поддерживать сам себя, то есть убыточным он не будет.

Владимир: В России, например, в одно заведение ежедневно поступает около трехсот писем. Понятно, что там заключенных больше, как и самих исправительных учреждений.

— Значит, тестовый запуск вам все же одобрили?

Александр: Ну, одобрили — громко сказано. Вместе с ДИН мы дошли до обсуждения вариантов внедрения. Нам сказали предоставить описание проекта, мы сделали это. А дальше начало меняться руководство.

Владимир: Была одна полноценная встреча с ДИН: кажется, это был первый заместитель и несколько людей из руководства. Мы должны были предоставить прототип и протестировать его, чтобы понять, взлетит вообще или нет. Решения ждали несколько месяцев. Дальше сменилось руководство, пришел другой министр внутренних дел. И, похоже, о нас забыли.

Александр: Мы подождали пару месяцев, начали искать контакты снова — и уперлись в то, что нам просто не отвечают.

«Нецелесообразно», «проект оценен положительно»

— Получается, что люди, для которых вы делаете проект, не проявляют к нему интереса. Не лучше ли заняться чем-то другим?

Александр: А нет ответа, что проект не интересен. Нет никакого однозначного ответа.

— Отсутствие ответа — тоже в некотором смысле ответ.

Александр: Но почему проект не интересен? Они ничего не объясняют. Это дорого? Не подходит из-за технических особенностей? Расскажите, мы переделаем. У нас вообще никакой информации нет. Мы хотим просто понять ситуацию. «Весточка» — сервис не только для людей, но и для самой исправительной системы.

Грубо говоря, мы предоставляем CRM по работе с обращениями. Сейчас цензор сидит в архивах и в тетрадку записывает, какое письмо и как отработано. И все должно храниться: ведь учет писем — очень важная вещь. И база данных сейчас представлена в бумажном виде.

— Если это неудобно для ДИН, представители департамента могли бы сами обратиться за решением проблемы или к вам, или к другим айтишникам. Раз этого не было, значит, текущая ситуация их устраивает, разве не так?

Александр: Нам объяснили, что цензоры — достаточно взрослые люди, и изучать технологии им, скажем так, тяжело.

Они привыкли к определенному алгоритму: получили письмо, открыли, прочитали, приняли решение. Процесс отработан годами, а мы, мол, хотим все резко поменять.

У нас спрашивали, готовы ли мы обучать цензоров работе с компьютером и все в таком духе. Конечно, мы согласны выделить на это время.

Дмитрий: Представитель ДИН приезжал на финал Social Weekend. Там он говорил, что планируются изменения в подходе к ведению документации и все подходит к цифровизации. Но подвижек как-то не видно. Однако «Весточка» точно будет полезна обществу: как минимум наш выход в финал Social Weekend — тому доказательство.

Позиция госорганов относительно «Весточки» неоднозначная. Сперва, в начале января, МВД назвало внедрение сервиса «нецелесообразным». Разработчики снова направили запрос и попросили прокомментировать: что именно нецелесообразно? Но уже в феврале Департамент исполнения наказаний отметил, что проект изучен и «оценен с положительной стороны» — правда, вводить его все равно не планируется.

Onliner также обратился в МВД с просьбой разъяснить причины отказа команде проекта.

Если, как говорят в «Весточке», ситуация выигрышная для всех, включая сотрудников ДИН/МВД, то непонятно, почему проект разворачивают даже без пробного запуска.

Департамент исполнения наказаний подтвердил, что стартап оценен «положительно». Но отправка писем заключенным будет проводиться через сайт Министерства внутренних дел — судя по всему, такой функционал уже в разработке.

Сроки реализации и подробности работы сервиса не уточняются. Разработчики «Весточки» такому решению удивились: говорят, раньше им не сообщали, что Министерство внутренних дел занимается подобным проектом. Как непонятно и другое: сперва внедрение сервиса называют нецелесообразным, а затем оказывается, что над ним работают. Onliner будет следить за развитием событий.

Источник: https://tech.onliner.by/2020/02/13/vestochka

Написать обращение в центральный аппарат ФСИН России

Письмо заключенному в сизо

Заключенные, согласно международному и российскому законодательству, имеют права и свободы, которые не должны попираться. Однако, к сожалению, в нашей стране очень часто происходят нарушения этих прав, в том числе вопиющие: физические пытки, моральное давление, неоказание медицинской помощи и т.д.

Так, за 2017 год в органы прокуратуры было направлено более 2300 обращений о применении насилия и других нарушениях со стороны сотрудников ФСИН. Заключенные – одна из самых социально незащищенных категорий граждан.

Чтобы бороться с тюремными беспорядками, необходимо знать, каким образом обжалуются действия сотрудников ФСИН.

Права заключенных

В соответствии со ст. 12 Уголовно-исполнительного кодекса РФ (далее – УИК РФ), каждый отбывающий наказание имеет право на:

  • информацию об условиях, порядке своего отбывания наказания, на осведомление о собственных правах и обязанностях;
  • обращение в учреждения РФ и в администрацию места заключения с жалобами и предложениями;
  • заключенный не может быть подвержен каким-либо опытам (медицинским, научным и др.) независимо от их согласия;
  • получение медицинской помощи, обеспечение медикаментами, содержание в стационарных мед.учреждениях (в зависимости от места заключения);
  • оказание психологической помощи;
  • обеспечение денежным довольствием (пенсии и пособия, положенные по закону);
  • услуги адвоката в оказании юридической помощи.

Важно! П. 2 данной статьи гласит, что осужденные имеют право на вежливое обращение персонала, и никто не может унижать их достоинство либо жестоко обращаться и применять какие-либо меры наказания, кроме назначенных судом.

По данным сводок, предоставляемых правозащитными организациями, наиболее частыми нарушениями законных прав заключенных являются:

  • пытки и жестокое обращение, в том числе избиения массовые и систематические;
  • наложение незаконных взысканий за незначительные проступки;
  • сокрытие жалоб, написанных заключенными, неотправление их по адресу;
  • использование труда арестантов в личных целях руководства исправительных учреждений, непосильная работа, тяжелые условия труда;
  • неоказание либо недостаточное оказание медицинской помощи.

Более эффективным будет обжалование действий работников ФСИН из «внешнего мира», то есть родственниками и друзьями осужденных, поскольку их письма дойдут до адресата. В пользу этого способа говорит и тот факт, что многих заключенных подвергают пыткам и избиениям после того, как они отправляют жалобы, о чем становится известно работникам тюрем.

Должностные лица, признанные виновными в использовании физического насилия и превышении служебных полномочий несут уголовную ответственность в рамках ст. 111, 112, 115, 116, 117, 286 УК РФ.

На противоправные действия сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний, к которым относится персонал исправительных учреждений, следует жаловаться в вышестоящие подразделения данного органа. Обращение лучше подавать одновременно в несколько инстанций: на имя руководителя УФСИН по субъекту и на имя директора ФСИН РФ Корниенко Геннадия Александровича.

Документ составляется по общим правилам официальных обращений, необходимо избегать эмоциональных описаний и представлять только факты. Желательно, чтоб они были доказуемыми. Ответ на письмо должен быть предоставлен в  течение 30 дней, согласно закону «О порядке рассмотрения …» №59-ФЗ.

Жалоба не будет рассмотрена, если она содержит нецензурную брань, угрозы, оскорбления, составлена анонимным заявителем, составлена неразборчиво, не содержит сути заявления. Если суть заявления не относится к полномочиям ведомства, его пересылают в нужную инстанцию, уведомив отправителя.

Составляется заявление во ФСИН в свободной форме, но с соблюдением некоторых требований. В жалобе необходимо указать сведения:

  • ФИО должностного лица, название подразделения ФСИН;
  • ФИО заявителя, адрес, контактные данные, адрес для направления ответа;
  • сведения о заключенном (ФИО, дата рождения, родство с заявителем, когда и каким судом осужден, по какой статье, на какой срок, где отбывает наказание);
  • суть заявления с указанием даты и места правонарушений;
  • предыдущие обращения, если они были;
  • дата, подпись, перечень приложений.

При наличии, к письму желательно прикладывать копии документов (только копии, оригиналы следует оставить у себя), подтверждающих указанные сведения.

Образец составления документа, представленный на сайте ФСИН, можно скачать здесь.

Как направить

Письмо в УФСИН можно подать лично, если заявитель имеет такую возможность. В таком случае необходимо на своей копии документа сделать отметку о входящем номере. Также можно направить его по почте. В таком случае необходимо выбрать тип отправления – заказное письмо с уведомлением. Если прилагаются другие документы, следует также сделать опись вложений.

Интернет-приемная

Обратиться во ФСИН можно через интернет, на официальном сайте ведомства. Для этого надо перейти по ссылке fsin.su/reception/, поставить галочку в окошке «я принимаю правила» и заполнить появившуюся форму, по мере заполнения нажать кнопку «дальше».

Важно: если не все поля будут заполнены, письмо может быть оставлено без рассмотрения. Также электронная форма не предусматривает возможность вложений дополнительных документов, поэтому письма с вложениями рекомендуется направлять почтой.

  • Почтовый адрес главного управления ФСИН по РФ – г. Москва, ГСП-1 ул. Житная, д. 14, 119991;
  • Приемная ФСИН (495) 983-85-58, адрес г. Москва, ул. Садовая-Сухаревская, д.11. По указанному телефону можно записаться на прием;
  • Факс (в том числе для обращений граждан): (495) 982-19-50.

Региональные подразделения ФСИН можно найти в разделе fsin.su/territory/, необходимо выбрать округ, затем перейти на сайт нужного субъекта.

Как еще пожаловаться на сотрудников ФСИН

Кроме писем в администрацию самого ведомства, действия сотрудников службы можно обжаловать в другие инстанции. Иногда это бывает более действенным методом, поскольку посторонние организации не пытаются «покрывать» своих работников, как руководство ФСИН.

Граждане могут сообщить о нарушении прав заключенных:

  • в общественную наблюдательную комиссию,
  • в Прокуратуру,
  • в правозащитные фонды,
  • к уполномоченному по правам человека.

Обращение в ОНК

Общественные наблюдательные комиссии – орган, создаваемый на общественных началах, в полномочия которого входит контроль за соблюдением прав заключенных, за условиями их содержания. Членами комиссии выбирают в основном правозащитников, но есть и некоторые ограничения. Так, в состав органа не могут войти лица с судимостью, с родственными связями с осужденными.

Особенность работы этих комиссий – возможность посещать места исполнения наказаний без согласования с их начальством. Члены комиссии могут уведомить о визите за 1 час. Они могут общаться с осужденными и вести фото- и видеосъемки при согласии самих заключенных, что может стать отличной доказательной базой при фактах нарушений прав.

Обратиться в ОНК могут как сами заключенные, так и другие люди, которым стало известно о нарушениях. Это можно сделать, составив заявление в произвольной форме, и направив его на адрес комиссии в субъекте РФ. Оно составляется с указанием информации о заявителе и о заключенном, а также сведений о месте его содержания. При составлении документа можно ориентироваться на пример жалобы в УФМС.

Адрес ОНК в г. Москва: 125993, ГСП-3, Миусская площадь, д. 7, стр. 1.

В комиссию можно пожаловаться через специальный сервис по ссылке onk.su/request/. Для этого надо заполнить все поля в форме.

Можно также прикрепить электронные документы, подтверждающие факты нарушений. Не рассматриваются заявления, содержащие нецензурную лексику, недостоверные сведения о заявителе, с бессмысленным содержанием.

Прокуратура

Это надзорный орган, прямой обязанностью которого является контроль за соблюдением законности. Этот орган не относится к системе МВД, поэтому обладает определенной беспристрастностью. За защитой прав заключенных часто обращаются именно к прокурору, поскольку он полномочен начать расследование и завести уголовное дело на сотрудников ФСИН.

Писать следует на имя прокурора района либо города, в зависимости от нахождения  колонии (СИЗО). Рассматривается такая жалоба в течение 30 дней, ответ должен быть предоставлен в письменном виде. Если ответа не было, либо если он не мотивирован, либо если его содержание не устраивает заявителя, его можно обжаловать вышестоящему прокурору (субъекта), а затем в генеральную прокуратуру.

Документ составляется в свободной форме, указывается следующая информация:

  • ФИО прокурора, название отделения прокуратуры;
  • ФИО заявителя, адрес регистрации, телефон;
  • сведения о заключенном, о месте его пребывания, о присужденном наказании (вся официальная информация);
  • если пишет не заключенный, то надо указать, что связывает заявителя с ним (родственные, дружеские отношения);
  • суть обращения: факты правонарушений, фамилии нарушителей;
  • указать ФИО свидетелей либо сослаться на другие доказательства;
  • требования: какие меры заявитель требует предпринять (возбудить уголовное дело, оказать ему медицинскую помощь и т.д.);
  • дата, подпись, приложенные документы.

Важно. Прокуратура не будет расследовать дело без доказательной базы. Поэтому всегда надо прикладывать подтверждающие материалы либо ссылаться на показания свидетелей.

Скачать образец заявления о неправомерных действий в отношении заключенного

Кроме того, в прокуратуру можно обратиться через интернет-приемную. Для этого необходимо зайти на сайт ведомства в субъекте РФ. Найти сайт региональной прокуратуры можно по ссылке genproc.gov.ru/contacts/map/?DISTR=&SUBJ=. Прокуратура Москвы имеет адрес интернет-приемной www.mosproc.ru/ipriem/.

Подробнее: Как написать жалобу в Прокуратуру

Фонд защиты прав заключенных

Правозащитники организовали фонд «В защиту прав заключенных», который занимается нарушениями прав людей, отбывающих наказание. Данная организация не является государственной и действует на добровольных началах, поэтому не обладает властными полномочиями.

Однако если осужденный или его родственники не знают, куда обратиться и как это сделать грамотно, всегда можно подать жалобу в данную организацию. Ее сотрудники проводят юридические консультации по данным вопросам и направляют заявления в государственные и общественные организации, в том числе в зарубежные.

Вся помощь оказывается бесплатно.

  • Сайт фонда http://www.zashita-zk.org/120D6A20.
  • Адрес для направления жалобы: 129090, Москва, Каланчевская улица, 47, 1-й этаж, помещение VIII.
  • Письмо можно направить также на почту: zk.fond@gmail.com.

Важно. На странице фонда просят соблюдать несколько правил: избегать сложных формулировок, большого количества ссылок на законы, четко обозначить, какая помощь нужна, а также указать, согласны ли на публикацию сведений, поскольку фонд работает со СМИ.

Уполномоченный по правам человека – должность, подразумевающая рассмотрение жалоб граждан на государственные органы и другие инстанции, которые своими действиями или бездействиями нарушают их права.

Обратите внимание: согласно ст. 19 закона «Об уполномоченном по правам человека», корреспонденция, которую направляют заключенные уполномоченному, цензуре не подлежит и должна отправляться в течение суток.

Обжаловать правонарушение следует в течение года с момента нарушения прав. Этот документ направляется уполномоченному по субъекту, где находится место исполнения наказания. Сайт уполномоченного в регионе можно найти по ссылке ombudsmanrf.org/russia.

Ответ на заявление обжалованию не подлежит, поэтому необходимо сразу указать все факты нарушений.

Оно может быть принята к рассмотрению, либо направляется мотивированный отказ, либо документ передается в органы, уполномоченные регулировать данные правоотношения.

Скачать образец заявления на имя уполномоченного по правам человека

Законодательная база

Чтобы обжаловать действия сотрудников ФСИН, можно опираться на следующие нормативно-правовые акты:

Источник: https://xn----7sbabf2al2alrezou2k.xn--p1ai/%D0%B6%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%B1%D0%B0-%D1%84%D1%81%D0%B8%D0%BD-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.