Письма заключенных

“Хочу написать заключенному!” Рассказываем, как это сделать

Письма заключенных

Колония, тюрьма — это то место, где не каждый, кто там сидит виноват. Люди часто сталкиваются с неоправданной жестокостью наказания. Поэтому поддержка с воли им очень нужна, они должны знать, что их ждут на свободе. Правозащитный центр “Весна”, Волонтерская служба “Весны” время от времени проводят акции “Подпиши открытку политзаключенному”.

Но перед людьми тут же возникают вопросы “А как писать, а о чем писать?” Поэтому мы подготовили инструкцию, для тех, кто хочет помочь таким людям, но не знает с чего начать.

Как писать письма в места заключения, какие есть особенности и лайфхаки, рассказывает Яна Гончарова, координаторка проекта “РосУзник” и правозащитница “Human Constanta”.

Кому писать?

Бывает и такое, что ты знаешь, что в Беларуси есть политзаключенные и неоправданной жестокостью наказания, хочешь их поддержать, но не знаешь, кому именно написать. Чаще всего с несправедливостью в местах лишения свободы сталкиваются политзаключенные.

Заключенный признается политзеком, когда его лишение свободы было применено исключительно из-за ее политических, религиозных или иных убеждений. На данный момент по информации правозащитников в Беларуси один политзаключенный — Михаил Жемчужный.

О других людях которые столкнулись с несправедливостью можно почитать ТУТ.

Случается так, что человек боролся за все хорошее, против всего плохого, а итоге оказался в местах лишения свободы.

И у человека внутри начинается борьба: “Так может быть я действительно что-то плохое сделал?” Хотя этот человек, например, просто ходил на митинги (реализовывал незаконное право на мирное собрание). Политзаключенные сидят за то, что они боролись за свои идеалы и ценности.

В таких ситуациях тяжело доказать себе, что ты в этой ситуации не сделал ничего плохого. В местах лишения свободы на них всегда оказывается давление. Нет ни одного политзека, на которого ни оказывалось бы вообще никакого давления.

Почему писать письма заключенным — важно?

Писать письма — одна из самых важных и одновременно простых вещей, которую может сделать обычный человек для помощи ему. Нужно понимать, что в целом жизнь у них проходит чуть ли не в четырех стенах. Там не происходит ровным счетом ни-че-го.

Поэтому единственный способ развлечения — книги и письма. Из последних политзаключенные могут узнать новости. Они понимают, что за стенами что-то происходит, мир не ограничивается их камерой. Жизнь идёт, и они пытаются себя как-то с ней соотнести.

Главное, что при этом у них есть понимание, что после освобождения они могут в нее влиться.

Письма для политзеков особенно важны. Там, за колючей проволокой на них идет постоянное моральное и психологическое давление: “Ты не прав, про тебя все забыли, ты никому не нужен”.

Оно может подавлять людей. И поэтому письма в такой ситуации очень помогают. Это такой акт солидарности и поддержки.

По сути, это единственный способ донести до них, что мы поддерживаем их, и верим в то, что они делали и делают.

О чем писать?

Рецепт тут достаточно прост. Когда вы встречаетесь с каким-то новым человеком, вы же о чем-то разговариваете с ним? Поздоровайтесь сначала, представьтесь, расскажите, чем вы занимаетесь. Расскажите заключенному, почему решили написать ему письмо.

Например, прочитали статью о нем, подумали, что нужна какая-то поддержка, или, в конце концов, прочитали книгу, и решили кому-то рассказать. Только не надо писать что-то вроде “Я долго собирался с мыслями написать это письмо…” Представьте, каково читать это человеку, который находится в местах лишения свободы.

Не надо писать и ради галочки: “Трымайся, змагайся, мы з табой!” Это раздражает.

Пишите обычные письма. Не грустные, не смазливые. Да, это печально, что так сложились обстоятельства, но никто же не умирает. Даже и в такой ситуации не нужно писать, как все плохо, — это не поддерживает.

Расскажите в письме о ваших поездках. Не нужно переживать, что вы якобы можете себе позволить такие путешествия, а он нет. Не правда, они будут рады прочитать что-то новое, узнать про другие страны. Поделитесь с ним своими личными впечатлениями и эмоциями.

Можете еще рассказать, как вы на выходных катались на лыжах, видели заснеженные елки и наблюдали, как птицы клевали хлеб. У заключенных нет даже таких визуальных образов.

“Мне один из политзаключенных расписал в трех листах, как он на таракана в камере охотился. Это насекомое жило у него несколько дней, предоставляло неприятности, и он мне описывал в такой большой истории, как он с ним боролся. Это все события, которые у него происходили в жизни. Больше ни-че-го,” — рассказывает Яна из собственного опыта.

Главное, написать первое письмо, дальше переписка завяжется. Сразу представьтесь, чтобы человек примерно понимал, с кем он “разговаривает”. После переписка завяжется: обсуждение книг, фильмов, музыки.

Кстати, в  России есть замечательный проект “Сказки для политзаключенных” на самые разные темы. Можно распечатать такую сказку на две-три страницы. Однако в Беларуси их не всегда пропускают, считая их художественными произведениями. Но четких критериев для их определения нет. Это спорный момент.

Каким образом написать?

Как правило, письма у нас ассоциируются с тетрадным листком, конвертом и почтой. Но с недавнего времени письмо или открытку заключенному можно отправить не отходя от компьютера или даже телефона. В IT-стране запустили сервис письмо.бел.

под лозунгом “Сохраняем социальные связи”. Особенность этого проекта в том, что с помощью его можно отправить письма только людям, которые находятся в местах лишения свободы.

В отличие от России, к этой системе подключены все колонии и тюрьмы Беларуси.

Мы сами протестили, насколько это удобно.

Как быть с цензурой?

Все входящие, исходящие письма обязательно читает какой-то отдельный человек, обычно — цензор. Он на свое усмотрение может что-то пропустить, может что-то вычеркнуть, а может вообще письмо целиком не пропустить. Вот представьте, что в вашем чатике участвует кто-то третий. Если ему будет что-то непонятно, то он может это просто это удалить.

Цензура — эта та вещь, которая, к сожалению, не работает по каким-то определенным критериям и правилам. Здесь все очень индивидуально и оценочно. Однако действует специальное постановление МВД № 174 от 20 октября 2000 г., где в пункте 139 сказано, что переписка осужденных подвергается цензуре.

Письма осужденных и письма, поступившие на их имя, выполненные тайнописью, шифром, с применением других условностей или жаргона, а также носящие циничный характер, направленные на причинение вреда охраняемым законом правам государственных органов, общественных объединений и отдельных граждан либо содержащие сведения, составляющие государственную, служебную тайну, адресату не направляются и осужденному не выдаются. Об этом объявляется осужденному, после чего такая корреспонденция уничтожается.

Чего не следует писать?

  • Если человек находится на этапе следствия, то не стоит обсуждать с ним уголовное дело. Не упоминайте в письмах других людей, которые как-то могут быть связаны с этим делом.
  • Не употребляйте в письмах выражения, которые могут посчитать экстремизмом.
  • Избегайте политических тем.
  • Не используйте в тексте маты, брань, аббревиатуры, иностранные слова.
  • Избегайте различных иносказательных метафорических высказываний, потому что они могут быть расценены как зашифрованное сообщение или инструкция к чему-то.

“Помню случай, как в письмах Олега Навального цензор вычеркивал части выдуманных историй, посчитав, что это инструкция для побега”, — вспоминает Яна.

Пять лайфхаков по написанию писем в места лишения свободы

  • Посылайте письма с уведомлением. Бывает так, что обычные письма просто не доходят. И не понятно, на каком этапе оно слетело: то ли потеряла почта, то ли не пропустила цензура, то ли просто выкинули уже в колонии. А в случае письма с уведомлением, заключённый должен расписаться в специальном бланке, что он действительно получил письмо. Это может быть доказательством, что письмо доставлено до адресата. Однако и тут бывают разные неприятные ситуации:  в уведомлении за заключенного может расписаться сотрудник колонии.

“Мы знаем множество историй, когда людям при освобождении из колонии, или при этапировании, как например, в случае Олега Сенцова, им выдают мешок писем, которые им не отдавали”.

  • Вкладывайте при отправлении пустой конверт, бумагу, марки, открытки. С помощью открытки заключенный может также наладить отношения внутри коллектива, поделившись ею.
  • Делитесь в письмах новостями. У заключенных очень узкий источник получения информации, поэтому они будут рады любым новостям из воли.

“Например, Саша Кольченко, интересуется народом курдов. Как известно, по этой теме очень тяжело получить какую-то информацию из газет, телевизора. Остается один вариант — письма. Поэтому мы стараемся сообщить ему какие-то новости по этой теме”.

  • Если планируете долгую переписку с человеком, то заведите, так называемый кейс писем. Он поможет отслеживать ситуацию с корреспонденцией писем. В нем помечайте номера писем, чтобы понимать, какие дошли до адресата. Указывайте, какие примерно темы в них поднимали. Когда придет ответ, вы сможете вспомнить, что с ним обсуждали. Если некоторые письма все же не дошли, то с помощью кейса писем вы сможете восстановить ту информацию.
  • Некоторые письма выкладывайте в интернет. Это может побудить других людей начать писать. Демонстрируя обратную связь с заключенным, мол смотрите, он мне ответил, можно вызвать интерес у других людей к этому акту солидарности. И тогда тех, кто пишет письма в места лишения свободы — станет больше.

Список политических заключенных Беларуси:

1. Михаил Жемчужный;2. Никита Емельянов;3. Иван Комар;4. Сергей Тихоновский;5. Фурманов Дмитрий;6. Наумик Владимир;7. Ушак Вергилий;8. Аранович Александр;9. Бобровский Василий;

10. Саков Артем.

Источник: https://spring96.org/ru/news/91832

Как написать письмо заключенному? Правила тюремной переписки – статьи

Письма заключенных

советы

Осужденные, находящиеся в исправительном учреждении, имеют право отправлять и получать письма или телеграммы, причем никакого ограничения на их количество нет. А вот что касается содержания корреспонденции, то за ним строго следят. Для этого в каждом ИУ имеется штат цензоров, которые читают абсолютно каждое письмо, написанное заключенными или пришедшее с воли.

Источник: https://fsin.ru/articles/kak-napisat-pismo-zaklyuchennomu-pravila-tyuremnoy-perepiski

Одиночество в вакууме. Как и зачем писать заключенным

Письма заключенных

В Беларуси в тюрьме оказаться проще, чем может показаться на первый взгляд, по любому делу – будь оно политическим, общественным или экономическим.

Аресты беларуских бизнесменов никого уже не удивляют, сроки за наркотики могут переплюнуть срок заключения за убийство, давно появилось понятие «узник совести».

KYKY поговорил с бывшим заключенным Сергеем (имя изменено) и активистом Алексеем Сутугой, которые рассказали, зачем и как писать заключенным.

Сейчас в нашей стране жестом солидарности с теми, кто попал в тюрьму, остается только бумажная корреспонденция. Возможно, в обществе все еще есть стереотип о том, что туда попадают только плохие люди. В соседней России, которая уже натерпелась от судебной системы, солидарность с заключенными развита куда больше, чем у нас.

Там работают специальные сайты и приложения, с помощью которых можно написать письмо заключенному, а волонтеры в свою очередь его перенаправят. Они даже проводят мастер-классы по написанию писем в исправительные учреждения. Этим, кстати, занимаются как известные активисты, так и музыканты и медийные личности.

Например, во время постановки Burning Doors Беларуского Свободного театра, актеры со сцены попросили британцев писать открытки Олегу Сенцову (украинский режиссер, которого суд России обвинил в терроризме и приговорил к 20 годам строгого режима – Прим. KYKY). Во время их гастролей по Британии сотни людей подписали открытки в поддержку Сенцова.

Перед спектаклями или репетициями команда театра занималась переводом посланий зрителей, чтобы донести все слова поддержки и солидарности находящемуся в заключении режиссеру.

На эту тему:В органы идут работать люди с античеловеческим порядком в голове. Интервью с модной турбо-шансон группой АИГЕЛ

К примеру, беларускому «узнику совести» Дмитрию Полиенко, который отбывает наказание за «насилие» либо «угрозу применения насилия» в отношении сотрудников органов внутренних дел, российские артисты.

И мы не можем не вспомнить, что в конце января будет год, как задержали бизнесмена Александра Кныровича, который был экспертом и колумнистом KYKY. Мы публиковали несколько его писем из следственного изолятора КГБ, и вот отрывок из письма, которое он написал к своему дню рождения: «В жизни мужчины должно быть дело. Работа. Цель.

Место приложения усилий. Территория, где он что-то планирует, придумывает, сражается, идет вперед. Терпит поражение или одерживает победу. Где есть у него соратники и конкуренты (куда ж от них деться?). Без дела мужчина чахнет и взгляд его становится блуждающе-бессмысленным. Он гниёт и стареет изнутри.

Спасибо всем, кто поздравил, за все тёплые слова, за поддержку. Я ее чувствую. Скоро буду!»

В современном обществе письма считаются пережитком прошлого. Но для любой тюрьмы письмо – это больше, чем просто сообщение, это событие и единственная связь с семьей и внешним миром. Письма ожидают абсолютно все и с большим нетерпением, а когда они не приходят, заключенные начинают чувствовать одиночество и усиливающийся информационный вакуум.

Люди боятся клейма «зек»

Иллюстрация на обложке: Маргарита Забашта для mediaport.ua

Сергею 32 года, и он настоятельно просил не указывать причину попадания в исправительное учреждение. Он отбывал свой срок два года и освободился год назад, но признается, что отклики тюремной жизни чувствует до сих пор.

KYKY: Что для вас было самым тяжелым в тюрьме?

На эту тему:Николай Дедок: «Существует параллельный мир концентрированной несправедливости. И до него рукой подать»

Сергей: Самое сложное – неизвестность. Ты не знаешь, что происходит с твоими близкими, что происходит с самим тобой. И не знаешь, когда это уже закончится. Погружаешься в темный вакуум, из которого не знаешь, когда выберешься.

В этом вакууме тобой манипулируют со всех сторон. Если общаешься со следствием, то будешь получать и письма и свидания. Есть страх потерять абсолютно все без возможности вернуть это обратно. Боишься того, что это состояние затянется, что вернешься фактически на голое место. Внушаешь себе, что с тобой этого не произойдет, что у тебя есть друзья, знакомые, родственники.

Но почти 95 процентов социальных связей рушатся после двух лет отсидки, и это уже статистика. До двух лет все тебя помнят, поддерживают. После двух лет остаются считанные люди, количество которых падает в геометрической прогрессии.

Поэтому очень важно поддерживать связь со свободными людьми – тогда создается ощущение, что имеешь хоть малейшее отношение к свободе и к жизни, которая происходит по ту сторону решетки.

KYKY: Развеялись ли там, внутри, какие-либо стереотипы о тюрьме?

С.: Единственный стереотип, который развеялся – это то, что там сидят только плохие люди. На самом деле, это неправда. Тюрьма в этом плане кажется более страшной, чем есть на самом деле.

KYKY: Согласны с тем, что письма с воли помогают?

С.: Согласен конечно. Представляю, как сложно убедить людей сесть и написать каких-то пару строк. Для них это практически невозможно. Я знаю считанных людей, которые согласны писать и поддерживать какое-то общение.

Причина большинства – страх, люди отказываются и бегут, потому что ставят клеймо «зек». Они элементарно не знают, что можно написать заключенному. Мне писали друзья, знакомые, даже девушки. Могу сказать, что в этих письмах подоплеки или рыночных отношений.

Люди слали открытки, рисунки – все это внушало позитив и веру в то, что тебя еще ждут на воле и верят в тебя. Тюрьма – это микросоциум, там установлены свои порядки и свой режим. Людям, которые находятся в социальной изоляции, катастрофически не хватает общения. Корреспонденция – это жест солидарности.

У людей в изоляции мало возможности иметь контакт с внешним миром, поэтому многие заключенные хранят и периодически перечитывают полученные письма.

KYKY: Какие психологические изменения происходят при отсидке?

С.: Психологический надлом.

Особенно, когда явность твоего преступления для тебя самого не очевидна, то есть головой ты отказываешься признавать тяжесть наказания, а приговор суда уже на руках – и в большинстве своем он неадекватно суров.

Карательная судебная система призвана только крутить этот маховик. Понимаешь, что тебя выкидывают в такой безумный период времени – становишься беззащитным и беспомощным.

Поверьте, освобождаться труднее, чем кажется. Заключенному тяжело найти работу после освобождения, и даже при хороших обстоятельствах ему трудно после долгого срока вписаться обратно в общество.

Поддержка нужна и важна.

KYKY: Могут в одной камере сидеть люди, у которых степень тяжести в преступлениях значительно разнится? Например, могут в одной камере сидеть рецидивист и мошенник?

С.: Конечно могут. «Компанию» собирают оперативники – люди не самой приятной наружности, которые по своему злому усмотрению или злому умыслу могут подбирать категорию граждан. Как правило, рецидивисты работают на оперативников, поэтому все слушается, все записывается. Любое слово может быть использовано против тебя.

KYKY: Присутствует интеллектуальный голод?

На эту тему:Родить в тюрьме — и выжить

С.: Интеллектуальный голод присутствует для людей, которым небезразлично время. Его можно тратить с пользой для себя, а можно терять, лежа на нарах. Поэтому, если есть возможность, стараешься просвещаться. Но возможности так таковой мало – качество литературы ужасно.

В последний раз в одной из беларуских тюрем мы создали библиотеку из четырех тысяч книг – мы собрали ее примерно за полтора года. Но после того, как мы ее создали, нас всех раскидали, а библиотека отошла в собственность исправительного учреждения. Поэтому всегда стараешься перечитывать книги и письма, которые тебе прислали.

«Жалость в таких письмах – табуированная тема»

Сергей объяснил, что контактировать с заключенными может не только близкий человек, но и абсолютно незнакомый.

В социальных сетях даже существуют группы, где матери и жены обсуждают передачи, письма и поддерживают друг друга, ожидая мужей и сыновей из исправительных мест.

Активист Алексей Сутуга рассказывает, как можно помочь близкому или даже незнакомому человеку в тюрьме преодолеть ощущение вакуума.

KYKY: Зачем писать заключенным?

Алексей Сутуга: Как сказал Сергей, одно из самых опасных чувств в местах лишения свободы – это страх быть забытым. Поэтому очень важно осознавать, что на свободе есть люди, которые помнят человека и ждут. Письма для заключенных – одна из возможностей узнать о том, что происходит на свободе, почувствовать поддержку.

Каждое письмо – это значимое событие, ведь в тюрьме не происходит ничего. К тому же Новый год и любой другой праздник – это повод пожелать чего-то хорошего. Письма также являются своеобразной защитой – администрация исправительного учреждения старается вести себя корректно с заключенным, которому в письмах дают понять, что его поддерживают и не забывают.

Вышедшие на свободу заключенные часто говорят о том, что они держались только потому, что им писали письма. Благодаря постановке «Горящие двери» Беларуского свободного театра Олегу Сенцову стали писать письма чаще. В России облегчили задачу в этой сфере сайты и приложения, с помощью которых можно отправить электронное письмо заключенному.

В Беларуси написать электронное письмо пока возможности нет, поэтому бумажные письма остаются единственным вариантом коммуникации с изолированными людьми.

На эту тему:Эдуард Пальчис: «Если человек честно вырвался на свободу, а не сдал кого-то – в тюрьме все радуются»

KYKY: О чем писать заключенным?

А. С.: Абсолютно о чем угодно: о природе, фильмах, книгах, путешествиях, новой работе. Человеку в заключении важно знать новости, получать яркие эмоции, темы, которые можно обсудить. Приятно получать открытки, отправленные издалека.

Первое письмо – самое тяжелое. Начинайте с того, что вы делаете в обычной жизни, — представьтесь, расскажите о себе. Расскажите о новинках в музыке, расскажите о сюжете понравившегося фильма.

Для вас это может быть обыденность, но представьте, что люди в колонии ничего из этого не чувствуют, не видят.

KYKY: Будет ли это интересно заключенному?

А. С. : Нужно понимать, что человек в заключении лишен контакта с миром и не так часто получает информацию оттуда. Узнать о чем-то, что происходит здесь и сейчас – большая удача. Даже если вы будете рассказывать о мерзкой погоде этой зимой.

Полезно получать различные инструкции – от медитаций и йоги и хоть до составления личного гороскопа. Праздники – это тоже просто повод для письма. Как отметили, как нарядили елку, какие подарки купили – расскажите об этом. Не стоит думать, что это неинтересно незнакомому человеку.

Заключенным очень важно ощущать свободу, которая складывается из таких мелочей, ведь несвобода – это отсутствие возможности заниматься обыденными делами. В ваших силах сделать так, чтобы для человека, которому вы задумали написать письмо, свобода стала ощутимее.

Вовсе не обязательно сочинять автобиографический роман – достаточно сообщить свое имя, круг интересов, объяснить, почему вы решили написать. Один из бывших заключенных рассказал нам, что ему интересно было читать эмоциональные письма с рассуждениями о жизни и свободе.

KYKY: Чего нельзя писать заключенным?

А. С.: Нужно стараться писать типичные обывательско-информационные письма. Все письма, адресованные заключенным, проходят обязательное прочтение цензором. Цензор уже решает, получит заключенный письмо или нет.

На эту тему:Иметь ли дело с партнером, если он отсидел? Отвечают беларуские бизнесменыДля того, чтобы письма с большей долей вероятности попали к своему адресату и не причинили ему вреда, не стоит писать об обстоятельствах уголовного дела, этим можно навредить.

Также не стоит употреблять ненормативную лексику и использовать неизвестные аббревиатуры. Ни в коем случае не стоит жалеть заключенного и писать такие фразы как «долго не решался вам написать», «мы так переживаем»  – это может раздражать. Жалость в таких письмах – табуированная тема.

Человеку в заключении требуются силы для того, чтобы не падать духом, и жалость в этом не лучший помощник.

Если человек отбывает срок, например, за политические взгляды, узнать адрес колонии или СИЗО можно на сайте правозащитного центра «Вясна». Адреса указаны в профиле каждого заключенного, который отбывает срок за политические взгляды. Если же вы знаете примерный город, где отбывает срок заключенный, то полный список колоний находится здесь.

Если вы хотите получить ответ, вложите в письмо пустой конверт и марки и укажите обратный адрес. Если вы не хотите показывать свой адрес, но хотите получить ответ,  укажите индекс вашего почтового отделения и его адрес, вашу фамилию и напишите «до востребования». Потом нужно будет приходить на почту и спрашивать в отделе доставки письма «до востребования».

Это бесплатно и работает на каждой почте.

Кстати, не стоит писать о вещах, которые могут заключенного очернить в глазах других заключенных (например, называть человека гомосексуалом, как бы то ни было упоминать оральный секс, наркотики). А если вы будете яро критиковать судебную систему и государство, письмо могут просто не пропустить.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://kyky.org/pain/posle-dvuh-let-sroka-ostayutsya-schitannye-lyudi-kak-i-zachem-pisat-zaklyuchennym

Письма зеков: «Давай зажжем огни любви»

Письма заключенных

Хотите романтичного мужчину — пишите письма в тюрьму. Как оказалось, зеки — самые трогательные мужчины в мире. И жизнь-то они свою переосмыслили, и в содеянном раскаиваются, и любовь-то они по-прежнему ждут. В общем, чего-чего, а ушат романтики на вас точно выльется. Правда, не факт, что дело ограничится лишь только романтикой.

Есть такой сайт Svidanok.net – заключенные со всей страны оставляют там свои подробные анкеты с целью найти подругу или даже жену. Страждущие любви заполняют анкеты подробно, указывая все: имя, место отсидки, биографию и дату окончания срока. Много на сайте и карельских заключенных: перелистываешь страницы под их пристально-грустными взглядами и невольно ежишься от содержимого анкет.

Что характерно, почти у каждой  — броский и трогательный заголовок.

Только вслушайтесь: «Любить или не любить? Вот в чем вопрос», «Существуют два типа людей: те, кто собираются что-то сделать и те, кто делают», «Много нас свободных, юных статных умирает, не любя…», «Для тебя, единственной, любимой, сверну я горы Уральских хребтов», «На небе ангелы дерутся, а на земле страдаю я», «Пишу из места, где нет невест, и парни ходят под конвоем… и ждут свою мечту».

Есть лаконичные заявления: «Не пожалеешь!», «Одинокий голубь», «А кому сейчас легко?».

Есть почти слоганы, после которых женщины наверняка пускают слезу и хватаются за перо: «Давай зажжем огни любви!», «Не ищи в хорошем плохое, а ищи в плохом хорошее», «Ты – женщина и этим ты права, ты в наших безднах образ божества».

Ну, все понятно: зеки — те еще манипуляторы. Знают, на что и как надавить, чтобы одинокие женщины захотели их спасти. А ведь еще как захотят!

«Я наконец-то обрела смысл в жизни, — пишет на форуме одна из «невест». — И пусть нас с тобой считают сумасшедшими, мне все равно. Да, может быть, мы и вправду не в себе! Но я нашла тебя, моя любовь, и буду ждать тебя эти четыре года, несмотря ни на что!» В строчках другой девушки тоже читается вызов обществу: «Все ошибаются, но не все это признают. Я знаю, у нас с Колей все получится».

Коли тем временем выдвигают конкретные требования к своим «свободным» подружкам. Кто-то ограничивается стандартными «милая, нежная, заботливая», кто-то строг: «Моя будущая девушка не должна пить, курить и развязно себя вести». А некоторые и вовсе фантазеры: «Я представляю себе свою будущую подругу такой, как Варя из сериала «Интерны», что идет по ТНТ».

И лишь некоторые из них откровенно говорят о своей вине. Чаще всего романтики сетуют: «Я ступил на скользкий путь», «Однажды связался с дурной компанией», «Судьба подставила подножку» и все такое прочее. Причины пребывания в тюрьме, как правило, тоже умалчивают, ограничиваясь коротким: «Хочу сказать, что сижу не за убийство или изнасилование». Ну что ж, и на том, как говорится, спасибо.

Самое интересное, что даже в этих ситуациях «спасительницы» умудряются страдать.

Каких только историй не начитаешься на форуме для возлюбленных узников! Оказывается, зеки ведут почти полноценную личную жизнь: не только знакомятся и женятся (по статистике, в среднем в России ежегодно заключается больше десяти тысяч браков с заключенными), но умудряются бросать своих «суженых», а иногда даже изменять:

«С моим молодым человеком знакома полгода. Ездила недавно на „короткую“: хотели поговорить и обсудить, как расписаться. У нас все серьезно было, по крайне мере, до вчерашнего момента. От него ни звонка, ничего! А тут из сетей взялись его друзья, подруги — и давай мне написывать, городить про его баб и прочее. Я в шоке, у меня волосы дыбом».

Конечно, в тюрьмах, как это ни печально, порой сидят и невиновные люди. Да и в сказки тоже хочется верить. Как в «Вокзале для двоих»: зима, пурга, он с аккордеоном, она — с котлетами, пирожками и женской лаской.

Но часто ли такие хэппи-энды бывают в жизни? И не переоценивают ли собственные силы наши женщины? Хочется верить, им хорошо. Точнее, несмотря на то, что все плохо, им все равно хорошо.

  Или это просто крайняя степень отчаяния?

______________

На закуску вот вам несколько «писем счастья» для женщин (орфография и пунктуация сохранены):

Чурсинов 82

До тридцати лет я не собирался связывать свою жизнь с конкретной девушкой и, тем более заводить детей, так как считал, что не был готов к этому.

А сейчас, когда я оказался в заключении и с немалым сроком, а к тому же повзрослев, начинаю сомневаться в правильности принятого ранее решения, так как считаю, что на свободе обзавестись семьёй было бы проще, чем отсюда, и теперь, возможно, могу и не успеть, ведь годы уходят, но есть и плюс — срок тоже не стоит на месте.

Поэтому делаю ещё попытки отыскать свою половинку и жду письма от серьёзной девушки (до 25 лет), понимающей, умеющей ждать, которая умеет поддержать в трудный момент, а так же смогла стать верной женой и хорошей, заботливой мамой для нашего будущего ребёнка, посвятив себя нам.

Одинцов 79

В тюрьму попал за тяжкое преступление, пока отбывал наказание, потерял близких родственников: мать, тётю, дядю, бабушку. Остались только две сестры — родная и двоюродная. Освободился по УДО в 2001 году и пробыл на свободе почти 3 года и вот опять попал в места лишения свободы за особо тяжкое преступление.

Мне сейчас 33 года, курю, спокойный, добрый, люблю детей, хозяйственный. Хотел бы найти вторую половинку 30-40 лет, добрую, отзывчивую, домашнюю. Дети — не помеха. Хочу любить и быть любимым. Место жительства значения не имеет, так как я не ищу материальной выгоды, я хочу любить и заботиться о своей семье.

Если есть такая, которая не побоится такого срока и будет ждать, то я отвечу взаимностью.

Ногтев 73

О том, что я не молод, говорит дата моего рождения, но полон сил и энергии. Мой рост 166 см, вес 62 кг. Люблю спорт, из музыки мне нравится ретро 80 годов, то, что звучит в основном на авто-радио.

Иногда пишу стихи, но только тогда, когда хорошее настроение и когда хочется сделать приятное любимому человеку. Люблю делать подарки, любые, кроме цветов, — даже если это 8 марта, цветов не будет (почему, объясню в личной переписке).

Не люблю предательства, ни с моей стороны, будь это жена или друг, ни в отношении меня. Считаю такие действия лишенными этических норм поведения. Предать кого-либо, значит, переступить через себя, а этого я не могу. Соответственно и не общаюсь с такими людьми.

Просто воспитан в старых традициях. В детстве любимые книжки были про партизан и подпольщиков гражданской и Великой Отечественной войн.

Источник: https://gubdaily.ru/sociology/blogi/pisma-zekov-davaj-zazhzhem-ogni-lyubvi/

Что и как шифруют в письмах из-за решетки: откровения цензора

Письма заключенных

10 апреля 2020, просмотров: 936.

Людмила Сильвестрова / Анна КОЛЬЧЕНКО

Более 10 лет Людмила Сильвестрова по долгу службы читает чужие письма. Ее профессия – цензор оперативного отдела УФСИН России по Алтайскому краю. В исправительных учреждениях эта должность крайне необходима. Бывало, что проверяя корреспонденцию, Людмиле Викторовне удавалось предотвратить преступление, спасти осужденного от суицида и стать свидетелем любовного треугольника.

Деньги, маты, телефоны: что цензура не пропустит

Ежедневно Людмиле Сильвестровой приходилось просматривать от 50 до 100 писем – то, что пишут осужденные родным и близким, плюс входящая корреспонденция. Это по посылкам и передачам осужденные имеют ограничения, а письменного лимита у них нет.

– Читать письма – как вмешиваться в чью-то личную жизнь. Сначала неловко себя чувствовала, потом уже спокойно стала относиться. Это ведь служебная обязанность, – делится Людмила Викторовна.

Согласно нормативным документам, в письмах не разрешается указывать структуру учреждения, количество сотрудников и любую другую информацию, которая может быть использована для организации побегов или бунтов и других преступлений.

Не разрешается обмениваться номерами сотовых телефонов, поскольку на территории исправительных учреждений они запрещены. Один намек, что в колонии есть сотовый телефон – и информация тут же ложится на стол оперативным сотрудникам.

– Помню, еще в начале службы, попалось мне письмо с рисунком. Солнышко там какое-то, и циферки разбросаны по листочку. Было похоже на номер телефона. Передала его оперативникам. Они по нему выследили сотовый, – вспоминает Людмила Викторовна. – Другая история: впервые осужденный пишет домой: «Мам, скажи деду, что я оружие там-то закопал». Информацию проверили, и преступление раскрыли.

Обнаруженная в письмах подозрительная информация передается не только оперативным сотрудникам, но и психологам, если автор письма, к примеру, выражает суицидальные настроения.

– Был такой случай – любовный треугольник. Осужденному подружка в письмах кровь сворачивала. А у него семья, дети. Она грозилась, что жене все расскажет. Тот ей отвечал, что руки на себя наложит.

На контроль поставили данного осужденного. Психологи с ним поработали, в итоге жив парень остался, – продолжает цензор. – Или приходят письма, где сообщается о смерти родственника.

Эти письма осужденным тоже сразу не отдаем, а действуем через психолога.

Также цензура не пропускает письма, написанные на «рыбьем языка», то есть на тюремном жаргоне, и послания, содержащие ненормативную лексику.

– Обычно так осужденные из Рубцовска писали. Эти письма я возвращала авторам. Кто-то мат при мне зачеркивал, и снова отдавал, кто-то переписывал письмо начисто, – рассказывает собеседница.

Иногда в письмах присылают деньги. Их сотрудники обязаны изымать, ведь осужденным в колониях на руках запрещено иметь деньги.

Категории осужденных и писем Исходя их опыта, Людмила Сильвестрова разделяет осужденных на три большие категории. Первая: те, которые всем недовольны – жалобщики.

Есть и такие, которые всем довольны – как правило, это лица без определенного места жительства. Они рады тому, что могут спать в кровати и питаться три раза в день, мыться, и им есть, что надеть. И остальные, которые стараются достойно выдержать все тяготы жизни.

По словам цензора, только 30% из всех пишут грамотно, остальные – как говорят – «че», «каво» и т.п.

Также Людмила разделяет все письма осужденных – на бытовые (мамам и друзьям) и любовные (женам и подругам).

– Чаще всего мамам пишут потребительские письма, с целым перечнем продуктов для очередной посылки. А о сыновьих чувствах большинство осужденных – ни строчки. Наверное, считают, что мама никуда не денется, она обязана и должна, – делится Людмила. – Попадались мне, прям, истеричные письма.

Осужденный пишет, я тебя просил эту открытку прислать, а ты отправила вообще не то. «Ты че? Ты меня вообще слышишь!» Прочитаешь и думаешь – какой бессовестный. Как бы ни хотелось, я такие письма все равно отправляла – работа же. Мамы, наоборот, хорошие бытовые письма пишут. А вот папы осужденным пишут редко.

Могут пару строчек в письме добавить и все.

О любви и не только

Другое дело любовная переписка. Здесь осужденные выжимают из себя весь творческий потенциал. Обычно все происходит по одному сценарию: увидел у «коллеги по цеху» девушку на фотографии, спросил адрес – написал. По словам Людмилы, порой осужденные направляют разом по 4-5 писем из серии «давай познакомимся». Только имена меняют, а текст остается прежним.

– Бывает, пишут я там блондин голубоглазый, занимаюсь спортом, в колонию попал первый раз по недоразумению. А сам он – маленький, плюгавенький, и сидит уже пятый раз, – рассказывает сотрудник УФСИН.

Кто-то из этих пяти все равно отвечает. Завязывается переписка. Поначалу в письмах девушкам осужденные пишут исключительно о чувствах, максимально тактично, корректно. «Заочницы» (так называют девушек, которые ждут мужчин из колонии – Прим.ред.) приезжают на короткие свидания, шлют посылки, потом выходят за осужденных замуж.

– Любовные письма, как правило, красиво оформлены. Если пишут мужчины осужденные – они непосредственно листы оформляют, а женщины любят конверты украшать.

В таких письмах часто встречается поэзия, осужденные либо свои стихи пишут, а могут того же Есенина процитировать, и выдать за свои. Но есть и по-настоящему талантливые произведения.

Ведь, когда человек попадает в замкнутое пространство, нередко у него открываются творческие способности. В каждой колонии есть такая творческая личность. Его просят, он всем красивые письма и поставляет, – делится цензор.

Подружки с воли осужденным тоже шлют интересные письма.

– В памяти переписка осталась осужденного с барнаульской девушкой. Она молоденькая, судя по письмам – творческая. Он ей обычные письма слал, а та ему целые комиксы рисовала. Мол, вот мой паучок пошел забрал письмо в почтовом ящике. Паучка Федор звали.

И все в этом роде. Я сначала с этим письмом – к оперативникам. Сразу ассоциации: паучок – наркотики. Но нет, все оказалось чисто. Другой осужденный, помню, все своей «Куропаточке» письма слал. А та его «Васильком» называла, – улыбается рассказчица.

Людмила Викторовна говорит, что среди этой категории много лукавых и хитрых писем. В большинстве своем осужденные обещают заочницам, что больше никогда в тюрьму не сядут и закон нарушать не будут.

Клянутся горы свернуть и звезду с неба достать. Освобождаются, потом через какое-то время читаешь письма – почерк знакомый, видимо, он опять заехал.

Другое дело, когда переписка между осужденными идет – тут мужчины с женщинами на равных общаются. Знают, что их не обманешь.

ИСТОЧНИК KP.RU

Источник: https://fsin-atlas.ru/content/news/178/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.