Переспала с малолеткой

Сколько лет дают за совращение малолетних?

Переспала с малолеткой

Дети и подростки – это одна из самых беспомощных категорий граждан, в отношении которой чаще других применяются различные виды преступлений. Именно поэтому наказания за преступления в отношении несовершеннолетних потерпевших применяются более строгие.

Малолетние дети легко поддаются насилию со стороны взрослых. Но если речь не идет о факте изнасилования, но сексуальный подтекст действий имеет место быть, можно говорить о совращении подростков.

Совращение малолетних (статья 134, 135 УК РФ) – это добровольный половой контакт или иные действия сексуального характера, совершенные над не полностью дееспособным человеком.

Такие действия могут серьезно повлиять на дальнейшую жизнь ребенка, нанести неизлечимые психологические травмы и физические патологии его неокрепшему организму.

В чем же разница между изнасилованием и половым сношение? И какие развратные действия в отношении подростка подлежат уголовному преследованию?

Совращение детей: понятие и особенности

Категории детства в правовой плоскости имеют свою градацию. Но в общем смысле лица, не достигшие возраста в 18 лет, считаются детьми или несовершеннолетними.

Они не имеют полной дееспособности, потому не могут в полном объеме нести ответственность за свои действия.

Главный вопрос, что такое совращение малолетних? Понятия «совращение» в УК РФ нет. Но оно подразумевается в двух статьях, регулирующих подобные действия.

Это ст. 134 «Половое сношение и иные сексуальные действия с лицом, не достигшим 16 лет» и ст. 135 «Развратные действия».

Итак, возрастная градация несовершеннолетних в российском праве выглядит следующим образом:

  • До 12 лет – малолетний, полностью не отвечающий за свои действия, требующий максимальной защиты со стороны государства;
  • С 12 до 14 лет – малолетний, не отвечающий за свои действия, сексуальный контакт с которым строго наказуем по УК РФ;
  • С 12 до 16 лет – несовершеннолетний, частично не отвечающий за свое поведение, сексуальный контакт с которым наказывается во всех случаях наказанием, немного более мягким, чем для первой возрастной категории;
  • С 16 до 18 лет – несовершеннолетний, почти в полной мере отвечающий за свои действия, сексуальный контакт с которым по согласию допустим законами, но в некоторых случаях также может быть наказан по УК РФ.

Чтобы действия сексуального характера были квалифицированы по ст.134 или ст.135, необходимо согласие на половой контакт или иные развратные действия со стороны несовершеннолетнего.

Ст. 134 – Половой контакт с несовершеннолетним

Статья предусматривает наказание на половые контакты с малолетними и несовершеннолетними гражданами. Для того, чтобы преступление было квалифицировано данным образом, нужен однозначный состав уголовного деяния.

Итак, необходимо наличие следующих признаков:

  • Преступление совершено совершеннолетним гражданином;
  • Преступник должен знать возраст потерпевшего и иметь прямой умысел на совершение уголовного деяния;
  • Не имеет значения сексуальный опыт потерпевшего;
  • Действия сексуального характера совершены по обоюдному согласию;
  • С начала совершения сексуальных действий преступление будет считаться оконченным.

Статья регламентирует не только разнополые сексуальные контакты, но и однополые.

Наказание по ст. 134 УК РФ

Даже несмотря на то, что действия не квалифицируются как насильственные, наказание за них предусмотрено вполне жесткое. Реальный срок лишения свободы получить за это возможно. Итак, рассмотрим, сколько лет дают за совращение малолетних.

Половой контакт с подростком до 16 лет наказывается одним из следующих вариантов:

  • Обязательные работы до 480 часов;
  • Ограничение свободы до 4 лет;
  • Принудительные работы до 4 лет с или без права занимать определенные должности или выполнять определенную деятельность до 3 лет;
  • Лишение свободы до 4 лет с или без права занимать определенные должности или выполнять определенные действия до 10 лет.

Однополый контакт с подростком до 16 лет наказывается:

  • Принудительные работы до 5 лет с или без права занимать определенные должности или выполнять определенную деятельность до 3 лет;
  • Лишение свободы до 6 лет с или без права занимать определенные должности или выполнять определенные действия до 10 лет.

Однополый или разнополый контакт с подростком от 12 до 14 лет наказывается:

  • Лишение свободы от 3 до 10 лет с или без права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью до 15 лет и с или без ограничения свободы до 2 лет.

Преступления, совершенные в отношении двух или более потерпевших:

  • Лишение свободы от 6 до 15 лет с или без права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью до 20 лет.

Преступления, совершенные по сговору группой лиц:

  • Лишение свободы от 12 до 20 лет с или без права заниматься определенной деятельностью или быть в определенной должности до 20 лет с или без ограничения свободы до 2 лет.

Если преступление совершается ранее судимым лицом именно за подобные деяния, его могут лишить свободы на срок от 15 до 20 лет.

Если подсудимый и потерпевшая, достигшая возраста 16 лет, вступят в законный брак, подсудимый будет освобожден от наказания.

Законодатель предусматривает невозможность применения наказания в виде лишения свободы в отношении того лица, возраст которого не превышает 4 лет над возрастом потерпевшей стороны.

То есть, однозначно ответить на вопрос, до скольки лет считается совращение малолетних, невозможно. Даже несмотря на то, что законодатель устанавливает границу в 16 лет, привлечь к уголовной ответственности можно и до 18-летнего возраста.

Ст. 135 – Развратные действия

Развратные действия не предполагают непосредственного полового контакта с потерпевшим, но имеют однозначный сексуальный подтекст.

Точно также, как и преступление по ст. 134, развратные действия в качестве состава преступления должны быть совершены лицом, достигшим 18 лет, с прямым умыслом к совершению преступления.

Объектом преступления выступает половая неприкосновенность потерпевшего, не имеют значения его желание и предыдущая сексуальная жизнь.

В качестве развратных действий могут быть следующие:

  • Демонстрация половых органов;
  • Обнажение потерпевшего по его желанию;
  • Показ порнографии;
  • Переписки непристойного характера в сети Интернет;
  • Непристойные прикосновения;
  • Сексуальные разговоры в присутствии детей и др.

Наказание о ст. 135 УК РФ

Развратные действия в отношении подростка до 16 лет наказываются:

  • Обязательные работы до 440 часов;
  • Ограничение свободы до 3 лет;
  • Принудительные работы до 5 лет с или без права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью до 3 лет;
  • Лишение свободы до 3 лет с или без права заниматься конкретной сферой деятельности или занимать конкретные должности до 10 лет.

Развратные действия в отношении малолетнего от 12 до 14 лет:

  • Лишение свободы от 3 до 8 лет с или без права заниматься определенной деятельностью или занимать конкретную должность до 15 лет с или без ограничения свободы до 2 лет.

Развратные действия в отношении нескольких потерпевших:

  • Лишение свободы от 5 до 12 лет с или без права занимать должности и заниматься конкретной деятельностью до 20 лет.

Совершение данного вида деяния группой лиц предусматривает ответственность:

  • Лишение свободы от 7 до 15 лет с или без права занимать определенные должности или вести определенную деятельность до 20 лет с или без ограничения свободы до 2 лет.

Ранее судимое за преступления против половой неприкосновенности лицо может быть наказано за новый эпизод лишением свободы от 10 до 15 лет.

Судебная практика

Проблемы в применении ст. 134 и ст. 135 УК РФ в 2020 году лежат в большей степени в плоскости верной квалификации преступления.

Половая неприкосновенность в качестве объекта преступления выступает также в изнасиловании. Поэтому правоохранительные органы должны точно определить имело ли место принуждение потерпевшего к таким действиям, или он добровольно согласился на них.

Как правило, явные свидетели произошедшего в таких делах отсутствуют. Поэтому в основе квалификации факта давления учитываются только показания потерпевшего.

Нередко случаются ситуации, когда подсудимого за половой контакт лишают свободы, а после окончания срока отбывания наказания он женится на потерпевшей, и у них появляется семья. Это семейная трагедия. Законодатель, к сожалению, предусмотрел возможность брака только для лиц, достигших 16 лет.

Большой цикл правовых разъяснений по данным преступлениям содержит Постановление Пленума Верховного суда по ст. 134, ст. 135 УК РФ №16.

В нем содержится запрет на применение условного наказания в отношении лиц, совершивших половые сношения с подростком до 14 лет, а также особенности применения условно-досрочного освобождения для таких преступников.

Судами и правоохранительными органами в обязательном порядке должен быть установлен факт вменяемости такого подсудимого, наличие у него склонности к педофилии.

В случае установления определенных наклонностей к преступнику также должны быть применены меры медицинского характера.

Далеко не всегда уголовное преступление носит насильственный характер. Сегодня ввиду расширения личной свободы подростков, доступности Интернета и развитию толерантности к сексуальным меньшинствам многие из детей рано начинают взрослеть.

К большому сожалению, не многие из них знают, что даже за добровольные сексуальные действия их партнеры могут быть строго наказаны в соответствии с уголовным законодательством.

УК РФ, в отличие от общественной жизни и мировых тенденций, не расширял границы подростковой вседозволенности.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/sovrashhenie-maloletnix/

Читать онлайн

Переспала с малолеткой

Лена подумала, и слегка сдавленным голоском сказала:

— Да, пусть он лапает её, — и указала на Таню. Та хихикнула, но встала лицом к Лене. Денис встал тоже, и при каждом шаге ощущая трение штанов, о благодарный Бен, подошёл к Тане, и радостно её облапал. — Нет, — сказала Лена капризно, — мне так не видно. Встань сзади.

Денис повиновался. Это было удобнее, и так не надо было выворачивать голову, чтобы видеть Лену. Он прижал за пишку хихикающую Таню к себе попкой, причём Бен, торчащий в штанах вертикально вверх, пришёлся как раз под её половинками. Приятно.

— А другой рукой за сиськи, — скомандовала Лена. Бен вздрогнул, а Денис опять повиновался.

Он поглаживал Таню обеими руками, одновременно прижимая её к себе (она была удивительно приятной, гибкой и податливой), и видел, как лицо Лены расслабляется, как она полуприкрытыми глазами следит за движениями его рук, как её палец всё быстрее и всё более нервно движется туда–сюда, как шевелится под её рукой гладкая пишка. Он прижимался к Таниной попке Беном, и слегка елозил вправо–влево, это не могло дать удовлетворения, но облегчало желание схватить Бена руками.

Он запустил руку Тане в шорты, почувствовав прилив кайфа, как если бы только что за неё схватился, но Лена тут же возразила: — Мне так не видно!

Денис хотел было с сожалением вынуть руку, но Таня быстрым движением расстегнула пуговицу, и спустила до колен шорты вместе с трусами. Денис другой рукой задрал Танину футболку, и схватил её за грудь, уже голую. Таня немедленно стащила с себя футболку через голову, дав Денису случай потрогать свою обалденную грудь в движении.

Это долго описывать, но когда поднимаются руки, напрягается прижатая к телу спина, и Таня выгибается, грудь становится вроде как меньше и твёрже, изменяет несколько форму… Денис обратил внимание, что соски у Тани (он не заметил, когда) стали твёрдыми, и как бы съёжились. Он не понял, как и отчего это может быть, но так было ещё лучше.

Лена дышала часто, взгляд её был туманен, перебегал с одной руки Дениса на другую, на его лицо, на лицо Тани… Денис просунул свой палец между половинок пишки, там было тепло и влажно.

Он вспомнил, что делала она сама, посмотрел, как делает Лена, и стал несильно теребить Танину пишку вправо–влево… Таня вздрогнула, Денис почувствовал, как тело её напряглось в его руках, дыхание участилось, она переступила ногами (кайф!), шорты упали с неё, и она расставила ноги. Денис был на седьмом небе. Если честно, то девочку с раздвинутыми ногами он лапал раньше только один раз.

То есть, он только что лапал Лену, но она лежала, а это не то, когда девочка стоит, то живот как–то плавно переходит в пишку… ну, в общем, не то. Ну, правда, ещё Ирка у столба была, но там у неё ноги были несильно расставлены. Да, так вот, а то было, естественно в транспорте. Какие–то приезжие везли какие–то тюки, и довольно симпатичная девчонка стояла ногами по сторонам какого–то мешка.

Денис встал к ней спиной (тоже по сторонам мешка), завёл руку назад, и когда народ на остановке стал набиваться внутрь, его прямо рукой прижало точно к пишке. Несколько минут он эту девчонку держал. Правда, сквозь спортивный костюм и старательно неподвижной рукой. Не сравнить, конечно.

Но если учесть, что этот случай Денис вспоминал частенько, то представьте себе, как его порадовала Таня! Да… В общем, он механически теребил рукой Таню, и это было хорошо, потому что, когда рука неподвижна, то ощущения быстро ослабевают, а когда гладишь (это Денис осознал недавно), то трудно находить новые положения, часть внимания уходит на движения.

А когда теребишь, то и думать не надо, и полнота ощущений всё время сохраняется. Таня откровенно тащилась, она обхватила его руками за бёдра, и сама тёрлась попой о его Бена. Лена была в экстазе. Она издавала тихие тоненькие стоны, раздвинула ноги почти на шпагат (Денису это нравилось), расслабленные губы её дрожали… Денис уже подумывал, что если тереться о Танину попу систематически, то можно запросто кончить, как это было вчера, но Ирка безжалостно сказала:

— Хватит, дальше.

Таня недовольно застонала, Денис сдержался, а Лена как–то жалобно посмотрела на сестру. Денис решил, что она тоже недовольна тем, что ей не дали кончить, но Лена так же жалобно спросила:

— А может, не надо?

Ирка немного помолчала.

— Ну только если одно исключение сделать. Этот (она подчеркнула это слово) этап можно пропустить. Слово пропустить она тоже подчеркнула. Посмотрев на Ирку, Денис обнаружил, что она уже сидит в кресле, и правая рука её засунута в расстёгнутые шорты.

Надо же… Что же дальше–то будет, интересно? Лена сползла ещё ниже, так что попка свисала с кровати (в этом положении она выглядела лучше, потому что пока она лежала, расплющенная об кровать попа всё–таки не прибавляла ей прелести…), и раскинула ноги.

Таня неожиданно просунула руки за спину, между собой и Денисом, и ловко расстегнула ему ремень.

Источник: https://www.rulit.me/books/priklyucheniya-v-derevne-read-436334-20.html

«Мое тело испачкал отец». Истории пострадавших от сексуального насилия в семье

Переспала с малолеткой
Эдгар Дега «Интерьер (Изнасилование)» Иллюстрация: Wikipedia Commons

Диана, 16 лет

Мне было около девяти лет. Моя мать встречалась с мужчиной, вместе мы не жили, но он периодически приезжал к нам домой. Иногда он задерживался в нашей квартире на неделю-две. Он был очень дружелюбен ко мне, приветлив, уделял мне много внимания и относился чуть ли не как к собственной дочери (своих детей у него не было).

Не помню, в какой момент это началось. Каждый из эпизодов домогательств потерялся для меня во времени, и я не могу с уверенностью сказать, какой из них был первым. Однажды он просто запустил руки мне в трусы и стал щупать.

Это произошло дома, где я привыкла чувствовать себя в безопасности. Я понимала, что произошло что-то из ряда вон выходящее и неправильное. Я в слезах сразу же побежала рассказывать обо всем матери, она мгновенно отреагировала и закатила скандал.

В тот момент мать была на моей стороне. Но ее мужчина начал уверять нас в своей невиновности, и тему просто замяли. Потребовалось совсем немного времени, чтобы этот человек снова начал спокойно приезжать к нам. Теперь дом не был для меня безопасным местом.

Доверие к матери было навсегда подорвано тем, что она после первого случая не разорвала отношения с этим мужчиной.

Когда домогательства повторились, я вновь рассказала обо всем матери. Кажется, скандал повторился, но он вновь заявлял, что ничего не делал, а я просто из ревности пытаюсь разрушить его отношения с моей матерью. Мама тоже решила, что мне все показалось или приснилось, хотя я продолжала настаивать на том, что уверена в своих словах.

Кажется, в тот день (а точнее, ночь) мать все же заставила его уйти. Утром я пошла в школу в ужасном состоянии. Меня трясло, слезы наворачивались на глаза, домой возвращаться мне совершенно не хотелось. С тех пор улица и школа стали для меня более предпочтительны, чем собственный дом.

Я каждый день надеялась, что приду домой и услышу от матери, что этого человека убили или он где-то трагически погиб, но этого не случалось.  

Больше всего я ненавидела свою грудь и мечтала сменить пол. Мне казалось, что всего этого не произошло бы, будь я мальчиком

В дальнейшем домогательства повторялись по ночам на протяжении года. Я ничего не предпринимала и притворялась спящей из-за сковывающего страха, не решалась даже открыть глаза.

Из-за всего этого у меня развилось неприятие собственного тела. Больше всего я ненавидела свою грудь и мечтала сменить пол. На подсознательном уровне мне казалось, что всего этого не произошло бы, будь я мальчиком.

Домогательства повлияли и на отношения с противоположным полом. Любое, даже случайное, прикосновение вызывало во мне тревогу и всегда обретало в моем сознании сексуальный подтекст.

Я боялась находиться с мужчинами в одном помещении.

Мысль обратиться в полицию появилась у меня лет в 13–14. Но уже тогда я знала, что, скорее всего, мне никто не поможет, потому что никаких доказательств у меня нет и не было.

Чтобы поверили жертве сексуального насилия, ей нужно полностью описать травмирующие события и предоставить доказательства.

Чтобы поверили растлителю или насильнику, ему достаточно сказать, что он не делал того, в чем его обвиняют.

Сначала мне казалось, что все можно просто забыть, но эти эпизоды то и дело всплывают в моей памяти. Самое ранящее во всем этом — равнодушие моей матери. Возможно, ей просто не хотелось верить в то, что близкий человек способен на такое. Однако я склоняюсь к версии, что она верит, но просто закрывает глаза на происходящее.

Прошло уже лет семь, а моя мать по-прежнему время от времени встречается с этим человеком. Последний раз я видела его, кажется, год назад.

Он дружелюбно поприветствовал меня, а я спокойно, с улыбкой ответила, мысленно пожелав ему смерти. Мы с матерью никогда не говорим о тех домогательствах. Порой мне кажется, что она даже забыла об этом.

Мать часто упоминает его в разговорах как ни в чем не бывало, а во мне с каждым годом растет обида.

«Мне приходится общаться с отцом ради матери»

Екатерина, 23 года

Мне было лет 10–11 лет. Когда по субботам мама уходила на дежурство, я оставалась дома с отцом. Я приходила к нему в комнату, мы просто лежали и общались на разные темы. Потом он стал проявлять ко мне сексуальный интерес.

Сначала это были просто прикосновения, но однажды он взял мою руку, сунул под одеяло и стал онанировать моей рукой. Я тогда не понимала, что происходит. Кажется, я вообще ничего по этому поводу не думала. Продолжалось это около полугода.

Постепенно домогательства сошли на нет, на какое-то время я даже о них забыла.

Лет в 17 я где-то наткнулась на рассказ девушки о домогательствах отца, вспомнила свою историю — и меня накрыло. Мне стало так мерзко: я не понимала, как мне жить со своим телом, если оно уже испачкано отцом.

Долго не могла решиться на первый интимный контакт, мне казалось, что к моему телу никому нельзя прикасаться, оно испорчено. Да и сам секс мне казался грязным.

Я стала избегать отца, старалась не общаться с ним напрямую и никому не могла рассказать об этом эпизоде из прошлого.

Я не могла обратиться в полицию, потому что отец тогда там работал и у него был большой авторитет. Мне бы просто никто не поверил.

Я смогла рассказать о домогательствах только в 20 лет. Своей девушке. Она спросила, не стала ли я лесбиянкой из-за своего отца, но симпатию к девочкам я начала испытывать еще до этих эпизодов.

Спасибо моей девушке, что она приняла меня и не принуждала к сексу. Постепенно все пришло в норму. Сейчас о моем отце знает еще одна близкая подруга.

Маме я до сих пор не хочу рассказывать — боюсь за ее здоровье.

К счастью, сейчас я живу и работаю в другом городе. Домой приезжаю только раз в месяц на пару дней, в основном ради встречи с мамой. Знаю, как она скучает. При этом созваниваюсь с родителями я каждый день, в том числе и с отцом.

На время общения я заставляю себя не думать о том, что было. Общаюсь с ним ради спокойствия мамы и никогда его не прощу. Я презираю его.

Если у меня будут дети, я никогда не оставлю их наедине с ним, не хочу рисковать их здоровьем и психикой.

Сейчас детская травма не кажется мне очень тяжелой, наверное, потому что был период, когда я не помнила о домогательствах. То есть сначала я не понимала, что это плохо, а когда поняла, все осталось позади и ничего изменить уже было нельзя. Оставалось только не допустить повторения. Но теперь я понимаю, что любой, с виду идеальный мужчина и любящий отец может оказаться педофилом.

«Ночью дед зашел в комнату и начал меня щупать»

Надежда, 43 года

Я родилась и прожила все детство в частном секторе провинциального городка. Мой отец был садистом, психически нездоровым человеком — весь в деда. Он сильно избивал меня и мать и часто говорил мне: «Я тебя породил, я тебя и убью». Бил меня просто так, мое существование его страшно раздражало.

Если я шумно пила воду, он мог ударить меня наотмашь. Однажды я порезала гранат, и его сок потек на стол. Я стала слизывать сок, и отец ударил меня головой об стол. От деда мне тоже доставалось. Моего брата не били, поскольку он был «продолжателем рода».

Его любили, насколько вообще могли любить эти люди.

Мать жила в позиции жертвы, все время говорила, какая она несчастная. Она снимала побои, грозилась, что подаст заявление, и отец не избивал ее так жестоко, как меня. Мать не питала ко мне теплых чувств, относилась ко мне брезгливо, как к какой-то неприятной зверушке, навязанной ей по непонятной причине. Я росла забитой и угрюмой.

Единственным близким мне человеком стал мой двоюродный брат. Он был старше меня на три с половиной года. Мы росли вместе, жили в одном дворе. Он из баптистской семьи, его никуда не пускали, и он играл со мной, потому что не мог играть с кем-то другим. Он знал, где лежат порножурналы моего отца, и проявлял к ним нездоровый интерес с раннего возраста.

Когда мне было шесть лет, двоюродный брат рассказал мне, откуда берутся дети, а еще через два-три года он начал меня совращать. Я была ребенком и очень любила его: фантазировала, что мы поженимся, но мне не нравилось, что он со мной делал.

Мне некому было рассказать о том, что происходило между мной и двоюродным братом, да и он был единственным человеком, который относился ко мне нормально.

Год назад умер мой муж, а вскоре и моя мать. Я почувствовала облегчение

Лет в 12, когда у меня начала расти грудь, меня стал домогаться дед. Он часто бил меня, кидал на кровать и больно щипал. Однажды он пригласил меня и моего родного брата ночевать. Это было нетипичное для него поведение.

Отец воспринял этот поступок как проявление любви деда к внукам. Ночью дед зашел в комнату и начал меня щупать. Мне было ужасно страшно, я сказала, что мне надо в туалет, и убежала. Просидела в сарае всю ночь.

Не знаю, трогал ли дед моего брата после того, как я ушла.

В 13 лет меня сильно избил отец. Он бил по голове, чтобы не оставалось следов. Я не выдержала и сбежала к бабушке (матери моей матери), которая жила на другом конце города. Но мама пришла за мной и уговорила вернуться: «Сделай это ради меня! Отец тебя больше не тронет!» Ну, конечно, я ведь была еще и бесплатной рабочей силой: у нас хозяйство, огород, скотина.

В 15 лет я сбежала к бабушке окончательно. Я рассказывала ей только о побоях. Бабушка меня жалела и заботилась, как могла. А что она еще могла сделать? Она сирота, муж изнасиловал ее во время войны. Бабушка прожила с ним всю жизнь, родила четверых детей. Понимаете, у нее тоже была искалечена психика.

Чтобы выжить, я вытесняла из памяти весь негатив.

Я не чувствовала и не понимала границ своего тела, обладала миловидной внешностью и поэтому была излюбленной жертвой абьюзеров и подвергалась насилию довольно часто, сама того не осознавая.

Когда мне было 17 лет, из армии вернулся мой двоюродный брат. Я была рада его видеть, потому что любила, несмотря на все. Обняла его, а он: «Ну что, сеструха, может трахнемся?» Для меня это стало шоком.

Вскоре я уехала учиться в другой город. Я постоянно убегала от насилия, искала безопасное место. Но травмы и насилие никуда не уходили. Я вышла замуж за алкоголика с серьезными психическими проблемами, родила от него ребенка.

После этого я с головой ушла в православие, искала там спасения — я думаю, это была такая защитная реакция психики. Когда сыну было полтора года, я обратилась за помощью к психотерапевту, но это был не очень удачный опыт. Да и общение с психологами и терапевтами не давало стойкого эффекта.

Сейчас я ищу хорошего психоаналитика и вот уже несколько лет сижу на антидепрессантах.

С отцом я не общаюсь. С родным братом тоже: он не хочет говорить о детстве и избегает меня. Знаю, что летом он собирается приехать к отцу с детьми. Мне страшно за них. Год назад умер мой муж, а вскоре и моя мать. Я в некотором смысле почувствовала облегчение, но мои травмы так никуда и не ушли.

Источник: https://snob.ru/entry/160273/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.