Парень угрожает суицидом что делать

Что делать, когда парень и девушка травят друг другу жизнь • Слуцк • Газета «Інфа-Кур’ер»

Парень угрожает суицидом что делать

Иллюстрация: Natallia Katsuba

Случаи, когда случчане добровольно расстаются с жизнью, часто происходят из-за проблем в отношениях с противоположным полом: манипуляции со стороны партнёра, болезненные и неопределённые отношения, конфликты или безответная любовь.

Сергей Шлапак, психолог. Фото из архива СергеяПорой в отношениях мужчины и женщины инструментом манипуляций становится угроза суицидом и как крайность сам суицид.

Психолог Сергей Шлапак рассказал «Кур`еру», что делать родным и друзьям, если их близкий человек находится в болезненных отношениях, и как быть, если один из партнёров угрожает покончить жизнь самоубийством.

  • Первый метод — сказать прямо. Однако этот способ не всегда действенный. Друзьям и родителям легко сказать: «Расстанься с ним/с ней». А тому, кто состоит в этих отношениях, — нет. У него/неё и так много эмоциональных переживаний, а тут ещё и поддержки от родных нет.
  • Второй — попросить деструктивного партнёра оставить вашего друга/подругу в покое. Но этот вариант не приветствуется. Если вы будете кого-то преследовать, кому-то системно угрожать, то такое вмешательство может закончиться для вас уголовной статьёй.
  • Третий способ — незаметно подкинуть ему/ей книги на тему проблемных отношений, оставить на виду вкладку в интернете со статьёй, рассказать выдуманные истории с аналогичным сценарием и спросить его мнения на этот счёт.
  • Четвёртый — посоветуйте вашему другу/подруге писать на бумаге, за что он/она любит свою половинку. Это необходимо делать на протяжении нескольких дней. Так объект любви в глазах влюблённого станет более реалистичным.После того как ваш друг/подруга увидит объективную ситуацию, он сам примет решение, что делать дальше. Люди часто идеализируют своего партнёра и отношения с ним.
  • Пятый — уговорить посетить психотерапевта или психиатра. Если вы узнали, услышали о желании вашего знакомого/знакомой свести счёты с жизнью, сообщите об этом его родным или тем, кого он/она считает для себя авторитетом. Им стоит принять меры и устроить встречу со специалистом.

Мы все имеем право уйти из отношений, в которых нам некомфортно. На мани­пуляции вестись не надо. Иначе шантаж будет постоянно. Но вы должны быть готовы к тому, что в любой момент человек может с собой что-то сделать. И это не ваша проблема.

Всё, что вы можете сделать, это посоветовать ему обратиться к психиатру и сообщить об этих угрозах его друзьям и родителям. Люди, которые не имеют специального образования, некомпетентны в разгово­рах с людьми в нестабильном психическом состоянии.

Что делать, если он/она всё же это сделал?

Было это доведением до самоубийства или личным осознанным решением, разберётся следствие. Если это произошло из-за того, что вы поссорились, расстались, то здесь было его решение уйти из жизни.

Скорее всего, у вас будет сильное чувство вины, но вы не виноваты в этом. Вам стоит обра­титься к специалисту, который поможет прора­ботать это чувство. Вам нужна поддержка и защита друзей, коллег и родителей.

Если это было доведением до суицида, то милиция найдёт и накажет винов­ного. Если нет, то не стоит давить на человека, травить его, потому что вы считаете его виновным в гибели вашего друга, родственника. Это было решение человека, кото­рый совершил суицид, и ответственность лежит на нём.

Когда дело касается смерти, важно быть осторожным в оценках, развешивании ярлыков и своих действиях. Каким бы ни был человек, из-за которого якобы покончил жизнь самоубийством другой, он не виноват в этом.

«Попытка самоубийства № 100 меня уже не впечатляла»

Марина, состояла в сложных отношениях с парнем: «С парнем-ровесником снимали жильё в Слуцке. Началась бытовуха: ругались из-за мелочей. Он сначала обижался, кричал, потом стал манипулировать. Уходил из дома, плакал, писал: «Прощай», «Я тебя не достоин».

Со временем ситуация усугубилась. Он выключал телефон, а я носилась по городу — искала его. Когда находила, слышала: «Оставь меня. Иди. Без меня всем будет лучше. Прощай». Потом я поняла, что мной манипулируют. Разговоры по душам не по­могли, и я стала его игнорировать.

Всё было по кругу — крики, уход, выключенный телефон, прощальное смс и описание своей смерти. Например: «Я на улице… Один. Сейчас минус 20. Я прилёг на скамейку. Знаешь, холод уже не так ощущается. Даже тепло становится и хочется поспать. Пожалуй, я так и сделаю. Я любил тебя, знай. Прощай…».

Попытка самоубийства № 100 меня уже не впечатляла. Реагировала так: «А, ну удачи». Ничего подобного он с собой не сделал. Но я точно поняла, что мне такой человек для жизни не нужен. Не знаю, какой он сейчас по замашкам, но живой и здоровый точно”.

Источник: https://kurjer.info/2019/01/21/love-non-love/

Что делать, если близкий человек говорит о самоубийстве

Парень угрожает суицидом что делать

В России показатель количества самоубийств — 16,5 случаев на 100 000 человек . Это немало, а в мировом масштабе цифры ещё больше. По данным ВОЗ, самоубийства являются второй ведущей причиной смерти среди молодых людей 15–29 лет .

К самоубийцам относятся с некоторым пренебрежением. Мем «чем больше самоубийц, тем меньше самоубийц» возник не на пустом месте: многие считают, что любое заявление о самоубийстве — это позёрство, что человек, который на самом деле задумался о суициде, сделает все приготовления незаметными для окружающих.

Флешмоб #faceofdepression показал, что иногда найти в поведении человека признаки суицидального поведения действительно крайне трудно. Но есть случаи, когда люди предупреждают о своём желании умереть — словами, действиями, намёками.

Мало кто понимает, как действовать, если родственник, любимый человек или друг упоминает о самоубийстве. С этой непростой темой мы обратились к психотерапевту Алексею Карачинскому.

— Когда человек говорит, что хочет покончить с собой, что это означает?

— Точных цифр назвать нельзя. Большинство людей (не 51%, а настоящее большинство) когда-то задумывались о суициде, но между «подумать» и «сделать» лежит пропасть — нужно принять серьёзное решение. Если человек думает о самоубийстве, это не значит, что он его совершит.

Окружающим важно интерпретировать, что человек хочет сказать, когда озвучивает желание умереть: хочет ли он обратить на себя внимание или на самом деле покончить с собой?

Я бы выделил два типа самоубийств:

  1. Суицид назло кому-то.
  2. Суицид из-за того, что человеку невыносимо жить.

Первый случай, например, если подросток грозится покончить с собой, когда ему что-то запрещают. На самом-то деле он не хочет умирать, но случается и такое. О таком варианте предупреждает демонстративное поведение.

Например, в моей практике был случай, когда я наблюдал солдата срочной службы, который всем показывал лезвия и грозился перерезать вены. Для военной структуры это проблема, и его сразу отправляли лечиться, а ему это и было нужно.

Когда же командир роты предложил ему довести задуманное до конца, он ничего не сделал.

Конечно, не всегда подобные случаи заканчиваются тем, что человек передумывает. Даже назло кому-то некоторые люди лишают себя жизни.

Во втором случае человек не видит смысла в жизни. Такие люди если и совершают самоубийство, то скорее всего это осмысленное и сильное действие. Если их получается спасти, то остаётся высокий риск рецидива. Если человек не хочет жить и не решит своих внутренних проблем, желание покончить с собой будет возвращаться.

Часто таким образом проявляется состояние, когда человек теряет смысл жизни, или длительная клиническая депрессия. В зависимости от того, ради чего человек говорит о самоубийстве, нужно и действовать.

— Как помочь близкому, который говорит о суициде?

— В любом случае человеку нужна поддержка и любовь — это то, что может дать каждый, для чего не нужно быть психологом или психотерапевтом. Любовь выражается в словах, в поддержке, в действиях — здесь универсальных советов нет, потому что все люди разные.

Но важно задуматься вот о чём.

В случае, если разговоры о суициде — это манипуляция, если мы в ответ на угрозы покончить с собой даём человеку то, что он требует — внимание, послушание, — насколько это ему поможет? Можно провести аналогию с воспитанием ребёнка. Если маленький ребёнок с плачем требует в магазине игрушку, а родители ему её покупают, то он усвоит, что слёзы помогают добиться своего.

Многие взрослые тем же способом решают проблемы: когда не могут повлиять на ситуацию, начинают воздействовать на эмоции.

Если за высказываниями о суициде стоит манипуляция, человек запомнит, что получит внимание в обмен на угрозу, выучит схему: если я несчастный и больной, меня любят. Это не значит, что надо отворачиваться или отмахиваться от человека, но и учиться противостоять манипуляциям тоже нужно.

Если же мысли и разговоры о самоубийстве возникают у человека в депрессии, после травмы, у человека с пустотой в глазах, нужно уделить этому больше внимания, реагировать иначе. Человеку важно чувствовать, что его любят: если мы не ощущаем своей нужности, появляется вопрос, зачем вообще оставаться в этом мире.

Нередко человек приходит к мысли о суициде, если не ощущает содержания или вкуса к жизни, а иногда и того и другого сразу. Важно понять, в чём потеря, и попытаться восполнить её: быть рядом, делиться впечатлениями, предлагать действия.

— Как подсказать человеку, что ему стоит посетить специалиста?

— Не нужно говорить прямо: «Давай сходим к психиатру» или «Покажись психотерапевту». Такой совет — это попытка навязать решение, она может вызвать чувство протеста. Вспомните, как в детстве родители заставляли убираться. Даже если до этого вы и хотели навести порядок в комнате, после приказа такое желание пропадало.

Предлагать обращение к специалистам нужно через свой опыт. Например, описывать ситуации, когда вам было плохо, и способы, которые вам помогли.

Когда человек сам приходит к мысли, что ему нужна помощь извне, то и помощь эта будет эффективней.

— Друзья часто пытаются заменить специалистов, помочь разговорами на кухне и советами. Но существует понятие «воронка травмы» — ситуация, когда человек с депрессивными мыслями повлияет на друга сильнее, чем ожидалось. Что делать, чтобы самому не «заразиться» нежеланием жить?

— Желательно понимать, что если вы некомпетентны, если морально не готовы к такой помощи, то одной любви и поддержки с вас достаточно.

Не всегда стоит даже расспрашивать человека о том, что случилось.

Представьте, попал человек в больницу. Его опрашивает медсестра, врач, соседи по палате, родственники, друзья, девушка или парень. И в какой-то момент негативные воспоминания от постоянного повторения переходят из краткосрочной памяти в долгосрочную, человека труднее вытянуть из негативных мыслей.

Спросите один раз. Если человек захочет, он расскажет.

Ещё важно понимать, какая именно поддержка нужна: поиск решения или сопереживание. Иногда нужно, чтобы человека просто выслушали. Не надо предлагать планы спасения, достаточно побыть рядом.

— Чего точно нельзя делать, когда пытаешься помочь? Какие фразы не стоит произносить, кроме «тебе пора к доктору»?

— К сожалению, в вопросах психического здоровья ещё много невежества. В ответ на слова о нежелании жить можно услышать что-то вроде этого: «Лучше займись делом», «В Африке дети голодают», «Просто не парься». Девушкам ещё часто советуют родить ребёнка.

Когда говорят, что при желании можно выйти из депрессии или захотеть жить, то это ошибка, ведь в таком состоянии желания-то как раз и нет.

Источник: https://Lifehacker.ru/about-suicide/

Доведение до суицида: статья и что за это грозит, особенности

Парень угрожает суицидом что делать

Действие лица, способствующего совершению суицида потерпевшим, квалифицируется следствием как преступление по ст. 110 УК РФ. Не следует отождествлять суицид с проявлением героических действий и самопожертвованием. Виновный умышлено доводит жертву до импульсивного состояния, вынуждает принять решение, лишить себя жизни.

Доведение до суицида: статья и что за это грозит

О преступлении

По внешним признакам лицо, заинтересованное в смерти человека, не причастно к его гибели. Однако именно под психологическим или физическим воздействием потерпевший принимает отчаянное решение совершить суицид.

Каждое преступление требует тщательного расследования событий и изучения обстоятельств последнего периода жизни. Жертва самостоятельно или под психологическим воздействием выбирает способ самоубийства. Наиболее распространенными являются повешение, отравление, вскрытие вен.

Принятие решения происходит на фоне эмоционального всплеска или подавленности, морального давления или издевательств. В соответствии со статистикой, женщины совершают большее количество покушений на суицид, а мужчины — оконченное самоубийство.

Несовершеннолетние являются категорией лиц, которая наиболее подвержена влиянию, склонна к совершению самоубийства.

Склонить человека к лишению себя жизни возможно путем угроз или причинения вреда здоровью близким, разглашения индивидуальных сведений, ежедневного унижения, клеветы, насилия, внушения.

Важно! Одинокие, потерявшие близких родственников, отвергнутые обществом и любимыми люди уязвимы и чаще всего принимают решение уйти из жизни навсегда.

Статья 110 УК РФ

Для лиц, которые намеренно доводят потерпевшего до крайнего состояния, существует уголовная ответственность. Им грозит срок осуждения в размере до пяти лет (без квалифицирующего признака).

Квалифицирующие признаки1.   Несовершеннолетний возраст жертвы. 2.  Информированность о беременности самоубийцы. 3.  Действия в отношении группы лиц (более одного). 4.  Открытые публикации и агитация к суициду неограниченного круга лиц.

При наличии отягчающих обстоятельств наказание виновному грозит до пятнадцати лет заключения.

Доведение до самоубийства жестоко карается законом

Состав преступления

Наличие в совокупности всех частей состава преступления предполагает привлечение к ответственности виновного.

Преступное посягательство на жизнь личности является объектом совершенного преступного деяния. Действия преступника направлены на создание ситуации, когда жертва полагает, что единственный приемлемый выход из создавшейся ситуации — суицид. Она принимает решение на лишение себя жизни.

Признак объективной стороны — совершение самоубийства или покушение. Преступление считается оконченным только после совершения действий жертвы. Намерение или приготовление не носит криминальный характер для обвиняемого.

Как правило, подсудимые психологически давят на жертву, убеждая, что единственный выход из тяжелой ситуации – суицид

Объективная сторона предполагает умышленные действия в виде угроз, унижений, оскорблений.

Важно! Субъектом преступления может быть только вменяемое лицо, которому исполнилось 16 лет.

Способы доведения до суицида

Угроза разглашения порочащих репутацию сведений называется шантажом. Не имеет правового значения, ложную или правдивую информацию виновный собирается обнародовать.

Главное, что потерпевший расценивает их распространение неприемлемым событием для себя. При выявлении причинно-следственной связи между результатом угрозы (суицидом) и преступным посягательством (угрозами) лицо привлекается к ответственности.

Угроза может заключается в причинении вреда личности или его жизни.

Один из способов доведения до суицида – шантаж

Жестокое обращение осуществляется в виде систематического физического или сексуального насилия, пренебрежительного (оскорбительного) отношения, эксплуатации, отсутствия заботы, опеки зависимого лица.

Важно! Насилие над несовершеннолетним заключается в сексуальном домогательстве и действиях, подавляющих волю.

Избиение и причинение травм, вовлечение в сексуальные контакты, подавление психики, оскорбительное общение, отсутствие заботы могут вызвать апатию, кошмарные видения ночью, депрессию, суицидальные мысли.

Взрослые люди порой намеренно внушают несовершеннолетним мысли о том, что их никто не любит, противопоставляют родителям, обществу. Поясняют, что единственным благом и героическим поступком является прыжок с крыши высотного здания, отравление, вскрытие вен.

Подталкивают детей к массовому суициду, предлагая таким образом выделится из толпы.

Особый вид преступлений представляют действия преступников, когда они организовывают детские игры с риском для жизни, убеждают ребенка на необдуманный поступок. В силу юношеского максимализма любое перечисленное воздействие на ребенка, в результате которого он лишает себя жизни, может явиться основанием для привлечения к ответственности.

Важно! Важна роль родителей, правоохранительных органов и общества, которые всеми силами должны удержать несовершеннолетнего от необдуманного поступка — самоубийства.

Нередко к такому действию толкают жестокое обращение, насилие, пренебрежительное отношение со стороны общества, родителей

При квалификации деяния преступника следует доказать наличие состава преступления, умысел лица на доведение потерпевшего до состояния, когда он совершает суицид.

Важно! Совершая убийство, преступник лишает жизни жертву, а при доведении — потерпевший принимает решение и лично совершает действия.

Судебная практика

Муж систематически оскорблял и избивал свою жену. Женщина не могла больше терпеть унижения и побои, решила уйти. Однако супруг насильно стал удерживать в доме жену. Совершал насильственные действия, морил ее голодом, угрожал убийством.

Жертва совершила попытку суицида, приняла таблетки Димедрола. Соседи вызвали скорую медицинскую помощь и сотрудников полиции, женщина осталась жива. Мужчину осудили за покушение на доведение до самоубийства.

Была установлена прямая связь между издевательствами и решением жертвы.

Важно! Срок наказания назначен в виде двух лет лишения свободы.

Человек может быть осужден и за покушение на доведение до самоубийства

Женщина длительное время в городе Москве оказывала интимные услуги. Затем переехала в Екатеринбург, устроилась на работу по специальности «парикмахер» и вышла замуж. Случайно встретила бывшего клиента, подверглась шантажу и вымогательству.

Некоторое время женщина платила деньги за сокрытие сведений, но преступник постоянно напоминал о себе, угрожал сделать публичное заявление. Женщина совершила самоубийство. Преступник был осужден.

В качестве доказательств были использованы СМС-сообщения с угрозами, показания свидетелей, видеосъемка с камеры у подъезда. Срок наказания был назначен в виде трех лет лишения свободы.

Источник: https://yr-expert.com/dovedenie-do-suitsida-statya-i-chto-za-eto-grozit/

После жизни: как помогать людям, совершившим попытку суицида

Парень угрожает суицидом что делать

Суицидальные риски есть отнюдь не только у тех, кто впал в сильную депрессию. Им подвержены люди с психическими расстройствами, пережившие насилие или столкнувшиеся с сильным стрессом. Решение навредить себе или покончить с жизнью может прийти в состоянии аффекта, а иногда это ответная реакция на слишком сильные переживания.

«СПИД.ЦЕНТР» поговорил с людьми, у которых были попытки суицида, чтобы понять, что происходит с человеком после. А также со специалистами, которые объяснили, как можно помочь в преодолении этого кризиса.

«Не хватало опыта и понимания, чтобы как-то помочь»

Первая суицидальная попытка у Анастасии Ларкиной произошла в одиннадцать лет. Это было следствие тяжелой психологической травмы — смерти отца.

Родственники видели, как девочка стоит на подоконнике, но не восприняли происходящее всерьез. По ее воспоминаниям, они стояли в этой же комнате, хлопали и смеялись. От падения спас брат — стащил с подоконника.

После этого Анастасию стали преследовать суицидальные мысли.

Вторая попытка случилась в девятнадцать лет. К тому моменты она уже бросила университет после затяжной депрессии и успела полежать в психиатрической больнице: поставили пограничное расстройство личности и через месяц выписали. Становилось только хуже, она начала калечить себя по несколько раз в неделю и решила покончить с собой.

«Я ночью возвращалась домой из бара и резко поняла, что мне это все надоело. Что ничего не помогает, и жить не хочется, — рассказывает девушка. — Денег у меня не было, и я заложила телефон в ломбарде. Купила препараты, сняла номер в гостинице, надеялась, что меня не найдут и никто не сможет спасти».

Анастасия очнулась в реанимации, в отделении токсикологии, привязанная к кровати. Два дня ей не давали связаться с родственниками и только на третий позвонили матери. К тому моменту ее уже искали полиция и волонтеры, а друзей допрашивали. Девушке и самой пришлось давать показания в больнице: о том, что ее не похищали и что она пыталась покончить с жизнью. Через три дня отпустили домой.

Она считает, что ей удалось самостоятельно справиться с произошедшим и вернуться к прежней жизни — события оказались для нее «очень шокирующими». Но была и следующая попытка суицида, уже в другом городе.

Тогда она попыталась отравиться на дне рождения своего парня, но испугалась и успела предварительно написать друзьям, где она. Те вызвали скорую, МЧС и полицию. Очнулась девушка снова в токсикологии. Парень почти не интересовался ее состоянием в больнице и после этого разорвал отношения.

Сейчас Анастасия занимается активизмом в составе проекта «Психоактивно», который изучает темы психических и ментальных расстройств и борется с их стигматизацией.

Анастасия Ларкина, фото из личного архива.

Схожая история и у художницы Есении Аулютс, которая пережила насилие в детстве. Навязчивые мысли и суицидальные голоса начались у нее в семь лет. Первая попытка самоубийства была импульсивной: ссора, пришла домой из школы, попыталась отравиться. Так происходило несколько раз, причем родители об этом не подозревали: все выглядело как отравление, и Есению увозили на скорой в больницу.

Они узнали про попытку суицида, только когда все закончилось госпитализацией в психиатрическую больницу. Есения попыталась покончить с собой в гостях у друга. Но у него тоже недавно была попытка суицида, и девушка решила, что ее поступок будет слишком травматичным для него. В итоге сама приняла решение отправить в больницу.

События в больнице она помнит плохо — из-за тяжелых препаратов постоянно чувствовала себя вяло и не понимала, что происходит. Говорит, «было все равно», После этого она обратилась к специалисту, начала психотерапию и продолжает ее до сих пор. Суицидальные попытки девушка связывает с детской травмой и изнасилованием, которое произошло уже во взрослом возрасте.

Еще до попытки Есения говорила окружающим о своем состоянии, но не встречала понимания. Знакомые говорили, что она «играет роль страдальца» и что на самом деле у нее все в порядке. «Думаю, людям не хватало опыта и понимания, чтобы как-то помочь, поэтому они ничего и не делали, — предполагает Есения. — Но сейчас у меня хорошее окружение, которое меня хоть немножко, но поддерживает».

Есения Аулютс, фото из личного архива.

Теория диатез-стресса

В разговоре о суицидальном поведении нужно обращать внимание не столько на само поведение, сколько на его причины, считает врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук, координатор программы диалектической поведенческой терапии в России Дмитрий Пушкарев. С одной стороны, оно связано с нарушениями работы мозга, с другой, влияют наследственность и определенные социальные предпосылки.

По словам Пушкарева, к факторам риска относят наличие психических расстройств: биполярного аффективного расстройства, пограничного расстройства личности, шизофрении и других. Смертность от суицидов у людей с этими диагнозами составляет 10-15 %.

К другим факторам риска относят безработицу, насилие (в том числе бытовое), хронические заболевания с сильной болью, опыт дискриминации, наркозависимость и другие. Но каждый конкретный случай уникален, и специалисты разбирают их индивидуально.

Медицинский психолог Кризисного психиатрического отделения № 2 ГКБ им. А. К. Ерамишанцева Ксения Чистопольская считает, что любой психически здоровый человек, попав в трудную жизненную ситуацию, может быть склонен к суицидальным переживаниям. Но также существует и определенная предрасположенность.

«Самая распространенная теория — диатез-стресса, — отмечает она. — Это когда у человека есть стрессор и какая-то ранимость, диатез.

Когда на ранимость накладывается стресс, человек может быть более склонен к суициду, нежели тот, у которого такой уязвимости нет. А уязвимости бывают разными.

Это может быть очень выраженный перфекционизм, какие-то семейные трудности в детстве, предшествующий травматический опыт».

Люди, которые думают о суициде, могут ошибочно воспринимать его как решение проблемы. Они могут заниматься самоповреждениями или пытаться покончить с собой с расчетом, что это избавит их от эмоциональной боли.

Порой они стремятся таким образом донести до окружающих какое-то сообщение. Иногда человек вредит своему здоровью в состоянии аффекта, когда сталкивается с сильной стрессовой ситуацией.

При этом он вовсе не обязательно намеревается умереть, а делает это на почве сильных эмоций.

В любом случае после суицидальной попытки сложности, которые были и до этого, никуда не уходят. Только теперь на них накладываются проблемы со здоровьем, негативная реакция со стороны окружающих и, возможно, отторжение близких. Задачей врачей становится предотвращение следующих попыток суицида, поскольку такие пациенты сразу оказываются в группе повышенного суицидального риска.

«Если мы хотим спрогнозировать суицидальный риск, то самый главный вопрос, который стоит задать, — это совершал ли раньше человек попытки, — поясняет Пушкарев. — Важно понять, как управлять риском и как помочь человеку построить свое поведение таким образом, чтобы эти попытки прекратились. И чтобы он ощущал жизнь как стоящую продолжения».

Пережить и отпустить

Тетя Алены работала в школе, где произошла трагедия — изнасиловали ученицу. Незнакомый мужчина представился одним из родителей, зашел внутрь и, спрятавшись в туалете, напал на школьницу. Никто из педагогического состава был не виноват, но тетя Алены переживала эту историю особенно болезненно.

«Видимо, у нее началась депрессия. Тогда, лет пятнадцать назад, депрессию еще особо никто не ставил: ну плохо человеку и плохо, работает и работает, — вспоминает Алена. — Но по ней было видно, что ей тяжело, что она погружается в это. Она разговаривала с моей мамой, рассказывала, что ей плохо. Мама не знала, что делать, говорила: „Ну вот, попей таблеточек. Сходи к врачу“».

Алена, фото из личного архива.

Однажды тетя позвонила матери Алены со словами «Наташ, я собираюсь умереть» и вскоре совершила задуманное. Алене об этом сообщили по телефону, когда она была с подругой. Гостья никак не отреагировала, продолжила будничный разговор и не хотела уходить. «Она искренне не понимала, что тут такого. Ну, умерла тетя и умерла», — рассказывает Алена.

Для нее суицид тети, близкого и важного человека, стал неожиданностью. Еще несколько лет после этого она не разрешала себе думать о случившемся. Но года через три вспомнила, когда во время дружеских посиделок зашел разговор о самоубийстве. Алену прорвало, и она начала плакать.

На этом история не закончилась. Начав работать журналистом, она встретила человека, из-за которого ее тетя покончила с собой.

К тому моменту преступник уже отсидел один срок за изнасилование, и его снова судили за то, что «собутыльника прикончил по пьяному делу».

Алене стало интересно, что это за человек, она поискала информацию о нем, и оказалось, что это именно он изнасиловал девочку в школе ее тети.

«Он был весь такой алкаш, руки у него дрожали. Это был не человек уже, а какая-то пародия на человека, — вспоминает она. — Вначале, когда я поняла, что это он, испытывала чувство ненависти. Затем была на нескольких судебных заседаниях, и я даже не то чтобы простила его… Скорее, показалось, что он уже заплатил за все, что сделал. После этого меня очень сильно отпустило».

Она со многими обсуждала самоубийство своей тети, а после истории с судом очень помогла поддержка любимого человека, с которым можно было поделиться чувствами. Было важно услышать от кого-то, что тетя Алены не совершила ничего ужасного и это не что-то табуированное.

Как помочь?

В российской медицине есть стандартная практика: человека, совершившего попытку суицида, забирают в реанимацию.

Оттуда его могут отпустить уже через три дня, даже не выдав направления в психоневрологический диспансер (ПНД) и не назначив никакой реабилитации.

Дмитрий Пушкарев объясняет это тем, что в России нет единой согласованной универсальной процедуры, и алгоритмы в разных учреждениях различаются.

Также у человека, совершившего попытку суицида, не всегда есть доступ к психиатру. «Подход «Надо полечить психическое расстройство, и суицидальный риск снизится» логичен с медицинской точки зрения.

Но он не всегда подтверждается исследованиями, — продолжает врач-психотерапевт. — Есть данные, что после выписки из стационара этот риск повышается многократно.

Но не очень понятно — это связано со стационаром или с тем, что они не могли совершить попытку в больнице и делают это после выписки?»

Ксения Чистопольская считает, что госпитализация в психиатрическую больницу — дело добровольное, и пациент сам решает, обращаться туда или нет. Он может выбрать как государственное, так и частное учреждение.

А госпитализация после попытки суицида показана в том случае, когда человек находится в остром состоянии, представляет для себя опасность: то есть вне больницы он в скором времени может совершить повторную попытку.

Если же госпитализация необходима, то нельзя ограничивать социальную составляющую, объясняет медицинский психолог.

Когда человек заперт в учреждении и находится в изоляции, это не способствует выздоровлению: «Наше отделение (кризисное психиатрическое отделение № 2 ГКБ им. А. К. Ерамишанцева) уникально, потому что там открытое посещение.

С разрешения врача человек может уйти из больницы на несколько часов. Он может встретиться с друзьями или поехать домой на выходные».

Она выделяет, что необходима фармакологическая поддержка (не только антидепрессанты, но и другие поддерживающие препараты) и работа с психологом или психотерапевтом.

Во время сессий разбирается, что человек хотел бы изменить в своей жизни и как этого можно достичь, прорабатываются перспективы будущей жизни. Также важно общение с родственниками тех, кто совершил попытку суицида.

На совместных сессиях обсуждаются предшествующие отношения, существующие конфликты и кризисы.

Один из действенных подходов к предупреждению следующих попыток суицида — диалектическая поведенческая терапия, которой придерживается Дмитрий Пушкарев. Это метод помощи, эффективность которого подтверждена многочисленными исследованиями, проведенных в разных странах мира.

По мнению врача-психотерапевта, использование слова «реабилитация» не совсем корректно с семантической точки зрения. В своей работе он обучает пациентов новым навыкам: что делать, когда хочется заняться самоповреждением, как справляться с острыми стрессовыми ситуациями.

Такой метод особенно эффективен для людей с пограничным расстройством личности.

Близких человека, совершившего попытку суицида, следует учить тому, как правильно поддерживать члена семьи, партнера или друга, в чем заключаются особенности психического расстройства (если оно есть). Для этого существуют определенные психообразовательные программы. Если речь идет о тех, кто потерял близких, то им требуется иная помощь.

«Одна из самых больших проблем — табу на обсуждение темы суицида. Если у родителей ребенок-подросток совершил суицид, то в нашем обществе родителей чаще всего будут осуждать.

Зачастую об этом не принято говорить, и люди остаются один на один со своим горем», — объясняет Дмитрий Пушкарев. Для таких людей проводят группы поддержки, на которых они могут пообщаться с теми, кто испытывает подобные чувства.

Одна из задач в этом случае — преодоление молчания и одиночества.

Источник: https://spid.center/ru/articles/2797/

Подросток говорит о самоубийстве – шантаж или реальная угроза?

Парень угрожает суицидом что делать

О причинах подростковых самоубийств и о том, когда родителям нужно бить тревогу рассказывает Борис Положий, заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела экологических и социальных проблем психического здоровья Федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии.

Профессор Борис Положий

В настоящее время суицидальная ситуация в России продолжает оставаться неблагополучной. Прежде всего, это касается самоубийств среди детей и подростков. По их частоте (в расчете на 100 тысяч лиц  детского и подросткового возраста) наша страна занимает одно из первых мест в мире.

Такая ситуация наблюдается с конца прошлого века, что было отражением тех сложностей, которые переживала страна в этот период. При этом если в общей популяции частота суицидов в последние годы постепенно снижается, то среди детей и подростков это снижение крайне незначительно.

Почему это происходит? Здесь можно выделить целый ряд факторов.

Детство — до пяти – шести лет

Начну с родительской семьи. Именно в ней у ребенка закладываются все основы его физического и психического здоровья, психологической состоятельности. Своего рода, хребет всех его будущих качеств.

Этот процесс заканчивается примерно к пяти-шести годам. Дальше уже идет шлифовка конкретных черт личности. Поэтому такой небольшой отрезок жизни человека имеет колоссальное значение для всего его будущего.

К сожалению, значительная часть семей не задумывается о проблемах воспитания психологических качеств ребенка в этом возрасте.

В чем он больше всего нуждается? Не в витаминах и даже не в материнском молоке, а буквально с первых моментов своего появления на свет он нуждается в главном, что дала нам природа —  в любви.

Ей должна быть проникнута каждая минута общения родителей со своим ребенком. Они должны стать для него самыми первыми и самыми главными советчиками, друзьями, помощниками, опорой.

По данным наших исследований, в родительских семьях доминируют три варианта воспитания, которые можно назвать патологическими. Один вариант — это безразличие, когда родители обращают внимание только на то,  чтобы ребёнок был накормлен, одет, у него были игрушки. Но с ним не  общаются, не оговаривают какие-то проблемы, доступные ему возрасту, живут только своей жизнью.

Другой вариант — авторитарный: жестокость, порой — насилие, наказания, вплоть до телесных. Как бы ни казалось со стороны, доминировавшая в советское время авторитарная система родительского воспитания никуда не ушла. Это и сейчас наиболее распространенный стиль воспитания.

Родители часто ориентируются лишь на то, как их воспитывали: «Меня так воспитывали, и я человеком  вырос».

 Современные родители всячески могут развивать ребёнка, но оставляют вне своего внимания главное – стремление, чтобы ребёнок вырос гармоничной личностью, которая понимает себя и умеет быть внимательной к другим, любит себя, своих близких и весь окружающий мир.

Кроме того, сейчас встречается такой феномен, который я называю «сирота при живых родителях», когда преуспевающие папа с мамой считают, что они заботятся о ребенке, перекладывая его воспитание на  няню, гувернантку.

В итоге ребенок растет в условиях  дефицита родительской любви, которую не заменит ни одна, даже самая хорошая няня. Более того, ребёнок подсознательно воспринимает это  как предательство, как то, что его бросили.

Это ведет к формированию слабой, ущербной, не способной противостоять жизненным трудностям личности, потенциально готовой к суициду.

Третий вариант воспитания —  «Кумир семьи».  В этом случае на ребенка буквально молятся, оберегают от любых трудностей, решают за него все проблемы.

В результате формируется человек, уверенный в своей исключительности, не умеющий постоять за себя, найти выход из сложной ситуации.

Поэтому, когда он вырастает и попадает в нормальную жизнь с её сложностями, то первые же неудачи кажутся ему безвыходными и могут привести к самоубийству.

Суицид в детском и подростковом возрасте — это мольба о помощи, которую никто не услышал. Не случайно более половины  всех суицидов среди детей и подростков возникает на почве внутрисемейных конфликтов, внутрисемейного непонимания.

Наследственность и психическое здоровье

У большинства родителей  отсутствуют необходимые психологические и медицинские знания. Например, о том, что существует генетическая предрасположенность к суицидальному поведению.

И если в роду у кого-то были суициды или попытки суицида, нужно проявлять настороженность.

Это ни в коем случае не значит, что ребенок обречен повторить поступок родственника, однако родители должны проконсультироваться со специалистом, который объяснит, на что следует обращать внимание, чего надо избегать.

По последним данным, чаще всего суициды совершают как дети, так и взрослые, у которых есть те или иные нарушения  психического здоровья. Зачастую родители вообще не видят их проявлений, не беспокоятся.

Бывает и более парадоксально, когда родители понимают, что ребенок явно ведет себя как-то неадекватно, но с негодованием отвергают  саму возможность обратиться к детскому или подростковому психиатру. Это обусловлено наличием своеобразного психологического барьера перед обращением к психиатру.

К сожалению, у многих людей еще встречается невежественное отношение к психиатрии, непонимание того, что своевременная психиатрическая помощь позволит излечить ребенка, в том числе, и предупредить развитие у него суицидального поведения.

Суицидальный риск и психоактивные вещества

Риск суицида у подростков, которые употребляют психоактивные вещества (алкоголь, наркотики, токсические средства), резко возрастает.

 Все эти вещества вызывают не только  состояние эйфории и удовольствия, но и резко снижают критику к своему поведению.

В результате даже незначительный конфликт может вызвать у подростка, находящегося в алкогольном или наркотическом опьянении, совершенно неадекватную реакцию, ведущую к  импульсивным, без всякого обдумывания, действиям. В том числе, и к самоубийству.

Если уже сформировалась алкогольная или наркотическая зависимость, то состояние, когда требуется очередная доза наркотика, очень тяжелое. Развивается депрессия, которая тоже может привести к суицидальным действиям.

Агрессивность в обществе и СМИ

Второй важный момент в формировании суицидальности детей и подростков — это высокий потенциал агрессии в нашем сегодняшнем обществе.

К сожалению, в нем доминируют не такие общечеловеческие христианские ценности, как любовь, добро, гуманизм, толерантность, а агрессия.

Она активно провоцируется средствами массовой информации и, в первую очередь, телевидением. Судя по всему, оно войдет в историю как «телевидение насилия и криминала».

Круглосуточно с экранов звучит стрельба, льются потоки крови, возводятся в культ сила, мощь, умение подавить, а то и уничтожить противника. Убийство становится повседневностью, привычным делом, а ведь суицид – это тоже убийство, только самого себя.

При этом никто не задумывается, что демонстрация насилия – это само по себе насилие над зрителем, а агрессия разрушает личность.

И если  взрослые могут «выключаться», они — устоявшиеся люди со своими представлениями,  что дети и подростки впитывают все это, и у них в сознании формируется представление об агрессии как нормальном стиле поведения.

Кроме того, средства массовой информации могут непосредственно индуцировать совершение суицидов  детьми и подростками. Дело в том, что СМИ представляют информацию о самоубийствах абсолютно недопустимыми методами. Мы не призываем скрывать соответствующую информацию —  это неправильно, да, у нас и свобода печати.  Но подавать информацию нужно грамотно.

Журналисты часто стремятся придать сообщениям о случившихся самоубийствах характер сенсации, размещают материал на первой странице, дают ему «кричащий» заголовок.

При этом смакуются подробности ухода из жизни, в том числе, сверстников подростков или их кумиров; описываются формы и способы самоубийства, публикуются  непроверенные версии его причин, зачастую суициду придается оттенок романтичности.

У подростков в силу возрастных особенностей их психики существует мощный эффект подражания. Неграмотно поданная информация о самоубийствах провоцирует их на совершение суицидов, зачастую даже групповых.

Недаром время от времени появляются сообщения о том, что, например, две или три девочки вместе покончили с собой. И тут же следом – новая информация, что подобное случилось и в других местах.

Вот это и есть индуцирование суицидального поведения.

Источник: https://www.pravmir.ru/podrostok-govorit-o-samoubiystve-shantazh-ili-realnaya-ugroza/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.