Охранники в тюрьме как называются

Вертухай – это кто? Откуда появилось слово и что оно означает?

Охранники в тюрьме как называются

Наверняка не раз в фильмах или телепередачах вы слышали слово «вертухай». Это тюремный надзиратель, надсмотрщик, работник закрытого учреждения – по мнению авторов толковых словарей. Но мало кто точно знает, откуда появилось это понятие. На самом деле существует несколько вариантов и версий, которые объясняют значение данного слова. Рассмотрим каждую более подробно.

«Вращающий ключ»

Первая версия связана с ключами. Тюремный контролер или надсмотрщик, блуждающий по коридорам тюремного учреждения, постоянно имел при себе большую связку ключей. Считается, что вертухай – это человек, который постоянно вращает, трясет ключами. Жаргонное слово Turnkey означает «трясущий ключами» или «вращающий ключи».

Одни считают, что это просто банальный перевод с английского языка. Другие уверены, что теория с ключами – правда, ведь их у тюремщиком много, и звенят, раздражая заключенных, они постоянно.

«Стоящий на вышке»

Вторая версия связана с военнослужащими, которые охраняли территорию зоны, стоя на вышке. Кто такой вертухай на зоне? Это охраняющий периметр тюремщик. Во время несения своей службы эти служаки постоянно должны были озираться по сторонам, высматривая заключенных, которые могли сбежать. Оглядывались, или вертелись, или вертухались.

Отсюда получается, что «вертухай» – синоним постоянно озирающегося человека. По некоторым другим версиям, вертелись тюремщики еще и потому, что стояли на холоде, на ветру или под дождем.

В старину вышки были не закрытыми, с дощатым полом. Люди там банально мерзли, и им приходилось постоянно перемещаться с места на место.

А так как этого самого места на смотровой вышке было очень мало, то было больше похоже, что они просто вертятся в замкнутом пространстве.

Заключенные солдат на смотровых вышках особенно недолюбливали. «Вертухай» – это слово, котрое тогда было очень презрительное и уничижительное. Зарабатывали вертухаи неплохо на посылках и передачах для заключенных.

Те были обязаны не только делиться своими пожитками, но и дополнительно приплачивать людям на вышке, чтобы они позволили им вообще забрать передачки, брошенные через ограждение.

«Посылочный бизнес» в старинных тюрьмах был очень прибыльным делом.

Тюремщик – это понятие довольно обширное. Это могли быть люди, служившие внутри зоны. Так называли и начальников, и обычных солдат, которые ходили по коридорам и присматривали за поведением заключенных. Тюремщик – обобщенное слово, а вот вертухай – это конкретный человек, стоящий на смотровой вышке, от которого зависела судьба передач для осужденных.

Третья версия очень похожа на вторую. Она также связана с солдатами на вышке. Только считается, что слово «вертухай» значение имеет двоякое.

С одной стороны – вертеться на холоде, озираясь по сторонам и одновременно контролируя возможность побега заключенного. С другой – «хай» в жаргоне зеков означает «кричать, хаить» кого-то.

То есть солдаты на вышках не только вертелись, но еще и громко кричали, если кто-то пытался сбежать.

Оба варианта связаны с вертухаями на смотровых вышках. Но для одного перевода важно слово «вертеться», а для другой версии – «кричать-хаить».

«Вертухай» – это зек

По словам людей, которые много лет проработали в местах не столь отдаленных, они никогда не слышали, чтобы матерые зеки, знающие законы и историю своего мира, называли тюремщиков вертухаями. Они могут быть «фашистами», «контролерами», «ментами» или «мусорами», но никак не вертухаями. Почему? Объясняет этот факт история возникновения слова.

В эпоху правления Сталина, во время репрессий и многочисленных тюрем, в моменты, когда огромное количество репрессированных сидело за решеткой, слово «вертухай» означало вовсе не работника колонии. Называли так заключенных.

В то время был катастрофический недокомплект охранников в лагерях. Людей просто-напросто не хватало. Откуда их было взять? Конечно же, из числа самих заключенных.

Их переодевали в специальную форму, которая отличалась и от формы зеков, и от спецодежды охранников тюрьмы. Для надзора и предотвращения бунтов на территории российских тюрем в одном только 1939 г.

работало вертухаями более двадцати пяти тысяч осужденных.

В первые годы войны все охранники, кто мог по состоянию здоровья, ушли на фронт. Туда же отправлялись по собственному желанию и заключенные. Оставались инвалиды, женщины и старики.

В послевоенное время ГУЛАГ решает вновь восстановить практику самоохраны колоний. Заключенным, работающим тюремщиками, разрешались тогда двухнедельные отпуска, большее число передач и свиданий с родственниками.

Однако халатное отношение к службе было недопустимо. За это могли не только вернуть на общий режим, но и срок продлить.

«Постоянно оглядываясь»

Работа у них была нервная. С одной стороны – надо угодить начальству, не пропустить чего важного и не провиниться ненароком.

С другой – возвращаясь после работы в свои бараки, важно было быть настороже, вдруг кто «насадит на пику» за работу на «чужой» стороне. Так и ходили самоохранники, постоянно оглядываясь, или «вертухаясь».

Постепенно слово «прилипло», и стали их называть не иначе, как вертухаями.

Источник: https://FB.ru/article/299458/vertuhay---eto-kto-otkuda-poyavilos-slovo-i-chto-ono-oznachaet

Кто такой надзиратель в тюрьме?

Охранники в тюрьме как называются

О работе в местах лишения свободы не мечтают с детства, её не найти по объявлениям в газете. Между тем в тюрьмах и колониях работает специальный персонал.

Тюремный надзиратель: кто он, какие функции выполняет? Об этой непростой профессии пойдёт речь далее.

Кто такой надзиратель?

Тюремный надзиратель (устар. — тюремщик) – сотрудник исправительного учреждения, который осуществляет надсмотр за осуждёнными и обеспечивает безопасность в тюрьме. Надзиратель следит за поведением заключённых, соблюдением порядка и правил, принятых в тюремном учреждении.

Ранее в СССР (в 1960-е- 1990-е годы) надзиратели официально назывались контролёрами. В настоящее время функции тюремного надзирателя в России выполняют инспекторы отделов безопасности (ФСИН).

Профессия — тюремный надзиратель

Работа надзирателем в тюрьме довольно сложная. В задачи тюремных надсмотрщиков входит:

  • контроль над заключёнными;
  • предотвращение среди них правовых нарушений;
  • предупреждение беспорядков;
  • фиксация совершённых нарушений.

Надзиратели обязаны следить за заключёнными во время их нахождения в камере, в столовой, на прогулке, при выполнении работ и т.д.

Они контролируют дисциплину среди заключённых, соблюдение ими правил поведения и порядков, установленных в учреждении, инструктируют выполнение обязательных работ; ведут учёт их деятельности.

При необходимости надзиратель обыскивает заключённых (например, когда нужно удостовериться в отсутствии у них запрещённых предметов).

Во время перемещения заключённых по территории тюрьмы надзиратель должен их обязательно сопровождать. Помимо того, надзиратель сопровождает посетителей тюрьмы, следит за состоянием камер и других помещений на предмет соответствия требованиям безопасности.

Для того чтобы справляться со своими обязанностями, надзирателю необходимы основные юридические знания, он обязан владеть профессиональной терминологией, знать систему работы тюрем и принципы охранной работы.

Главное требование, предъявляемое к тюремному надзирателю, – хорошая физическая и психическая форма. Это поможет в случае необходимости усмирить заключённого, нарушающего правила исправительного учреждения или закон, разнять драку между сокамерниками.

Крепкая психика важна для того, чтобы в любой ситуации сохранять спокойствие. Провокации со стороны заключённых – совсем не редкость, и в этом случае нужно спокойно реагировать.

Нормы отношений сотрудников тюрьмы с заключёнными установлены приказом ФСИН и внутренним регламентом тюрьмы. Кодекс этики и служебного поведения необходимо соблюдать, даже если кто-то из заключённых специально пытается вывести из себя.

Работа тюремного надзирателя тяжела не столько физически, сколько психологически: очень сложно быть всё время начеку, вовремя среагировать на любую непредвиденную ситуацию, погашать постоянно возникающие между заключёнными конфликты. Да и выносить материнские слёзы на свиданиях тоже не так-то просто.

Условия работы

Тюремный надзиратель трудится в открытой или в закрытой тюрьме. В некоторых тюремных учреждениях внутренние помещения хорошо отапливаются, провентилированы и освещены, но в старых тюрьмах условия обычно хуже: помещения без вентиляции, зачастую перенаселены, и там очень шумно.

Существует 2 должности надзирателей в тюрьме – корпусной и выводной. Сотрудники, охраняющие снаружи, обязаны исполнять свои служебные обязанности при любых погодных условиях, например, стоять на охранной вышке и наблюдать за передвижением заключённых во внутреннем дворе. Часть надзирателей ведёт наблюдение с помощью камер слежения и электронного охранного оборудования.

Основными рабочими инструментами надзирателей являются:

  • пояс со спецсредствами (резиновая дубинка, наручники, газ);
  • радиопередатчик, ключи от камер.

Форма надзирателей в тюрьмах состоит из тёмных представительских брюк, пиджака и рубашки.

Тюремные надзиратели трудятся посменно. Продолжительность 1 смены составляет 12 или 24 часа (зависит от регламента ИУ). В праздники или выходные дни они в свою смену обязаны находится на работе.

Минусы профессии

Находясь длительное время среди заключённых, многие надзиратели через какое-то время деградируют как личность, что приносит особенный вред его близким.

Со временем работники тюремных учреждений начинают разговаривать, как заключённые, перенимать их привычки, слушать ту же музыку, привносить рабочую суровость домой.

Условия труда тоже не добавляют плюсов. Тюремные учреждения часто расположены далеко от центра города, а то и от цивилизации. В этом случае остаётся только 2 варианта: либо подолгу не видеться с близкими, либо перевозить с собой семью; а это и дискомфорт, и мизерные возможности, и проблемы с трудоустройством супруги, с получением качественного образования для детей.

Тюрьма – это закрытая социальная ячейка со своей специфической псевдокультурой и традициями. Зачастую привычки заключённых непроизвольно насаждаются на сотрудников тюрьмы.

Тюремный сленг постепенно переходит в обиход надзирателей. К примеру, надзиратели частенько перенимают у заключённых такие жаргонные слова, как «чифир» (особый тюремный напиток), «малява» (записка) и другие.

Сколько получает тюремный надзиратель?

Казалось бы, при такой сложности работа надзирателем никого не должна привлечь. Однако на каждую вакантную должность проводится конкурс, поскольку соискателей не так уж и мало.

Всё дело в зарплате и бонусах профессии. Конечно, по столичным меркам зарплата совсем не велика, но в регионах выбор невелик, а стабильность и некоторые бонусы привлекают граждан.

Зарплата начинающего сотрудника около 15 тысяч, а у офицера со стажем — примерно 36 тысяч рублей. К этому стоит ещё прибавить различные надбавки: по званию, за стаж, за особые условия работы, за работу с секретными сведениями, за особые достижения и пр. Итоговая сумма может доходить до 45 тысяч, а то и больше.

Помимо того, соискателей на должность привлекают и некоторые бонусы. К примеру, если у сотрудника ФСИНа нет жилья, то его поставят в очередь на единовременную выплату для покупки жилплощади.

Работнику, приехавшему из другого региона выдают средства на съём квартиры. Начинающему сотруднику, пришедшему работать в тюрьму сразу после ВУЗа или свадьбы, выплачивают около 70 000 рублей «подъёмных». А в перспективе ещё и «военная пенсия».

Каждый год службы в уголовно-исполнительных органах идёт за полтора, поэтому на минимальную пенсию по выслуге лет можно выйти уже к 33 годам, а в 60 лет к ней прибавится ещё и пенсия по возрасту. При выходе на пенсию сотрудникам положена материальная помощь в размере 7 стандартных окладов.

Большое значение имеют также бесплатные ведомственные больницы, санатории, детские оздоровительные лагеря, гарантированное место в детском саду или школе на льготных условиях.

Отпуск у тюремного надзирателя больше, чем у остальных: у молодых сотрудников — 30 дней, а у надзирателей со стажем — до 45 дней.

Надзирателям оплачивается высшее образование в ВУЗах ФСИН, а также обучение в адъюнктуре, докторантуре, командировочные на учёбу, на конференции и совещания.

Что касается карьеры, то у тюремного надзирателя перспективы в этом плане тоже весьма неплохие. Карьерный рост возможен внутри структуры ФСИН. Можно перевестись в управу, пойти работать в ВУЗ или центральный аппарат ФСИН, занять должность начальника тюрьмы.

А что? На руководящих должностях сотрудники УИС получают достойные деньги, которые не всегда заработаешь на гражданке, особенно в регионах.

Стоит отметить, что подготовленный сотрудник уголовно-исполнительной системы, ежедневно работавший с людьми, разбиравший практические ситуации, очень ценится.

Считается, что именно такой работник способен справиться с любой работой. Многие после выхода на пенсию идут работать в службы безопасности.

Как называют надзирателей в тюрьме?

На уголовном жаргоне тюремные надзиратели в СССР именовались «вертуха́ями».

Бытует мнение, что правильнее относить название «вертухай» к сотрудникам ФСИН, выполняющим работу надзирателя на зоне: в караульных помещениях, на вышках, поскольку их основной задачей является пресечение побегов, осуществляемых путём преодоления внешнего ограждения, и попыток перебросов запрещённых предметов через ограждение, а также проноса/провоза через КПП.

«Вертухаи» несут службу с оружием – пистолетами, автоматами, а при необходимости могут быть вооружены и пулемётами.

В тюрьмах России надзирателей (контролёров) называют и по-другому, например, «дубаки», «пупкари».

Как стать надзирателем тюрьмы?

Кадры для работы в ИУ готовят профильные учебные заведения – ВУЗы в Самаре, Рязани, Владимире, Вологде, Пскове, Новокузнецке Перми и Воронеже.

У каждого учебного заведения своя специализация: например, в Рязани и Владимире выпускают сотрудников, работающих со спецконтингентом в тюрьмах и колониях.

Обучение в ВУЗах финансируется из федерального бюджета, однако попасть сюда непросто. Для начала стоит взять направление в территориальном органе ФСИН по месту жительства, пройти предварительное собеседование, военно-врачебную комиссию; сдать нормативы физподготовки.

Тюремный надзиратель – профессия сугубо мужская. Большинство местных органов ФСИН не выдают направления девушкам. О вакансиях тюремных должностей можно узнать на федеральном и территориальных сайтах ФСИН.

Иногда на должность надзирателя принимают человека «с улицы». Но претендент (от 18 до 40 лет) обязательно проходит медосмотр, собеседование, повышение квалификации.

На службу не примут ранее судимых, людей с различными заболеваниями, нарушениями зрения, речи или слуха, нервными расстройствами, с хроническими инфекционными и аллергическими заболеваниями.

Трудоустройство занимает обычно несколько месяцев, которые требуются для проверки документов, прохождения квалификации, тестовых испытаний и собеседований. Сроки прохождения этих этапов строго определены внутренним регламентом работы тюрьмы.

Личные качества, которыми должен обладать тюремный надзиратель:

  • благонадёжность;
  • ответственность;
  • бдительность и предусмотрительность;
  • умение разбираться в людях;
  • умение контролировать себя;
  • навыки корректного общения и поведения в кризисных ситуациях.

На должность надзирателя в тюрьме могут быть приняты только те лица, которые получили как минимум среднее профессиональное образование, прошли службу в армии, оказались годными по состоянию здоровья и уровню физподготовки.

Для тех, кто получал образования в ВУЗах системы МВД или ФСИН, служба в армии не является обязательным условием.

Профессия тюремного надзирателя не каждому мужчине окажется по плечу. Здесь потребуются волевые качества, большая выдержка и квалифицированная подготовка.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/nadziratel-v-tyurme/

Будни «вертухая»: один день в карауле уфимской колонии строгого режима

Охранники в тюрьме как называются

Их называют «вертухаями» и «ВОХРовцами», но кто такие охранники на зонах, знают единицы. Наш корреспондент провёл день в карауле по охране колонии.

Идея прожить день в обличии сотрудника колонии появилась во время подготовки репортажа о колонии строгого режима для бывших сотрудников правоохранительных органов в феврале 2017 года. Пресс-служба УФСИН России по Башкирии пошла навстречу и организовала для нас перевоплощение в сотрудника отдела охраны исправительной колонии №9 (ИК-9), находящейся в Уфе на улице Новоженова.

Ни книг, ни сотового, ни газет

Для начала предлагаю разобраться, кто такие охранники в колонии. Во-первых, сотрудники отдела охраны не контактируют с осуждёнными, исключения, конечно, бывают, но лишь в нескольких конкретных случаях.

Охранник может проработать в колонии до пенсии, но ни разу не побывать внутри зоны. Второе: они единственные в колонии, у кого есть оружие, соответственно, на них дополнительная ответственность и стресс.

ИК-9 – это среднего размера колония, рассчитанная на чуть более полутора тысяч человек, длина периметра которой немногим более 1100 метров.

По нормативам для охраны такого объекта достаточно 80 человек, в эту цифру входят охранники, кинологи, инспекторы, оружейники, сотрудники службы технического обеспечения.

Несмотря на большой, казалось бы, штат, единовременно службу несут не более 15 человек, именно столько нужно, чтобы «перекрыть» все посты на объекте.

Рабочий день для охраны начинается в 7:30. Именно в это время прибывает новая смена. Хотя правильнее сказать, что работа не останавливается никогда, но для тех, кто заступает в караул, работа начинается именно в это время, задолго до выхода непосредственно на посты.

Караул комплектуется из личного состава отделов охраны, выполняет обязанности по охране и обороне объекта. Также силами караула в колониях осуществляется пропускной режим.

Первое, что делает каждый заступающий на службу – это прохождение медосмотра, тут проверяется не только физическое здоровье, также работает и психолог. Со стороны кажется, что психолог просто сидит и делает пометки в журнале.

– Каждый при поступлении проходит обследование, периодически мы проводим личные беседы с сотрудниками. В общем, хорошо знаем каждого, и малейшее изменение в манере поведения сразу бросается в глаза. Работа психологической службы – это по большей части наблюдение, – уже после медосмотра рассказывает психолог.

Что касается медика, то он обязательно измеряет давление, спрашивает о недомоганиях и просит дыхнуть в «трубочку».

Следующий этап – инструктивные занятия. Кажется, что повторяют одно и то же, то, что уже десятки раз написано в конспектах и озвучено на таких вот занятиях.

– Каждый шаг доводится до автоматизма, чтобы в экстренной ситуации не задумываться и не вспоминать конспекты. Сейчас устно повторим, и практика, – говорит заместитель начальника колонии по охране Олег Поляков.

Через несколько минут караул с плаца перемещается в учебный городок с полноразмерной наблюдательной вышкой и ограждениями. Один из сотрудников изображает осуждённого, пытающегося сбежать, второй находится на вышке с автоматом.

– Стой! Стрелять буду! – кричит часовой перед выстрелом в воздух, воет сирена, а из учебного караульного помещения уже бежит группа задержания, и на запястьях «беглеца» защёлкиваются наручники.

Судя по статистике, на практике не всегда всё получается так гладко. За последний год из российских колоний пытались сбежать несколько раз, три попытки оказались удачными. Тут стоит отметить, что всем трём удачным побегам предшествовал обман часового, то есть беглецы покидали колонию через дверь, изменив внешность или используя поддельные документы.

После инструктивных занятий личный состав отправляется в караульное помещение, где получает оружие и выходит на посты. Перед этим обязательно сдаются все средства связи, радиоприёмники, книги и всё, что может отвлекать часового.

По словам самих сотрудников, самое сложное – это постоянно сохранять бдительность.

– На каждом посту мы находимся примерно по одному часу, нельзя иметь сотовый, читать книги, и вообще хоть как-то отвлекаться от службы и выпускать из рук оружие. Единственный человек, с кем ты общаешься, – это начкар (начальник караула – прим.).

«Часовой пятого поста такой-то, на посту без происшествий»: три- четыре коротких доклада в час, и всё, – рассказывает один из членов караула. – Через час приходит начкар, и мы идём на следующий пост, там снова час, и так по кругу – как на карусели.

Тропа караула – узкая полоса между двумя ограждениями (всего вокруг зоны шесть заборов – прим.), по которой и передвигается караул от поста к посту.

Все работы на тропе, будь то плановый ремонт или чистка снега, выполняются только сотрудниками отдела охраны, в свободное от службы время.

Делается это для того, чтобы никто из посторонних не знал расположение датчиков, видеокамер и особенностей ограждений.

– В последнее время очень большое внимание уделяется видеонаблюдению, у нас 57 семь камер, восемь из них расположены на постах, чтобы начкар мог контролировать часовых, – поясняет Олег Поляков.

Несмотря на то, что весь периметр буквально усеян камерами и датчиками, основная надежда всё-таки на часовых.

– Часового с автоматом никто не заменит, можно повесить кучу датчиков и видеокамер, построить высокие заборы, но человек есть человек. Он в сотни раз внимательней бездушной машины, а оружие в руках подготовленного стрелка – очень сильный сдерживающий фактор, – продолжает подполковник Поляков.

Его слова подтверждаются сводками о побеговой активности, которые хранятся в караульном помещении.

– Сдаётся пост номер восемь, под охраной состоит участок запретной зоны, слева до разгранзнака с постом номер пять, справа до разгранзнака с постом номер семь… – начинает словесную сдачу поста часовой, отработавший свою смену. – …Пост сдал.

Казалось бы, сдать оружие – и можно идти домой, но перед сдачей – обязательная чистка, а перед уходом – подведение итогов и оглашение графика. На это уходит примерно час.

Стоит отметить что, перемещаясь с поста на пост, караульные не всё время проводят на периметре, есть и время на отдых. Но полтора часа в караульном помещении в качестве перерыва между кругами – с отдыхом имеют мало общего.

Обычно это время тратится на обед. Спать или покидать помещение категорически запрещается. Некоторые успевают сыграть пару партий в нарды, это единственное развлечение в карауле, не считая крохотной библиотеки и радиоточки.

Помимо наблюдательных вышек есть специфические посты. Например, контрольно-пропускной пункт (КПП) и первый пост. Первый пост – святая святых всех без исключения караулов, часовой первого поста. Он знает всё и обо всём, в его ведении все датчики, видеокамеры и даже калитки.

На пульт приходит вся информация о «сработках»: о том, где и какая калитка открылась, плюс видеокамеры, которые покрывают весь периметр, практически не оставляя мёртвых зон.

Кстати, ни одна сработка датчиков не остаётся без внимания, на каждую выдвигаются резервные группы, одна – по тропе караула, вторая – со стороны улицы, во вторую входит один из кинологов, их в карауле два.

На КПП, как правило, работают женщины, их задача – пропускной режим. Работа выглядит примерно так. С помощью кнопки открывается первая дверь, посетитель попадает в «отсекающий тамбур», где прикладывает электронную карту к датчику, после этого часовой открывает вторую дверь, и сверяет появившуюся на мониторе фотографию сотрудника с «оригиналом».

Затем входящий проходит через рамку металлоискателя, часовой открывает третью дверь, а затем – четвёртую. Система устроена так, чтобы не допустить одновременного открытия двух дверей.

Помимо того, что часовой открывает двери, знает и умеет пользоваться пропускной системой, он знает в лицо всех осуждённых, склонных к побегу, знает их дату рождения и даже начало и конец срока, как правило, в колонии таких до двадцати человек.

Ещё две должности в карауле, о которых мы еще не рассказали – это начальник караула и его помощник.

Со стороны их работа выглядит примерно так: утром выставили посты, один раз в час их сменили, всё остальное время принимают доклады от часовых по телефону и делают пометки в постовой ведомости.

Однако первое впечатление обманчиво, начкар и его помощник знают всё об охране объекта, начиная с обязанностей часовых всех без исключения постов, особенностей работы датчиков обнаружения и видеокамер, заканчивая кличками собак и нормативами по их содержанию.

Трижды в сутки боеспособность караула проверяют, давая разные вводные, сегодня мы разыграли побег через шестой пост, самый дальний от караульного помещения.

Резервные группы прибыли через минуту, осмотрели территорию, ограждение и опросили часового, после этого по вводной был дан отбой. Есть ещё внезапные проверки сотрудниками управления, в таких случаях всё намного масштабнее.

Прибывший для проверки незаметно подбрасывает под ограждение какой-нибудь предмет (шапку, перчатки и т.д.), после этого отходит от объекта на несколько сотен метров и прячется.

Далее вся надежда на служебных собак, кинологи ставят собаку на след, и резервные группы, следуя за собакой, осматривают территорию. Часто при таких проверках по тревоге поднимаются не только те, кто находится на службе, но и весь личный состав учреждения. Благо, такие проверки проводятся редко.

Дневной караул несёт службу до шести часов вечера, в это время приходит новая смена, а те, кто отработал, отправляются домой, чтобы подготовиться к завтрашнему ночному дежурству.

График у охраны достаточно плотный, если сегодня караул отработал день, то завтра в том же составе выйдет в ночь, затем два выходных.

Но бывают и сбои – так называемые дополнительные дежурства, кто-то может уйти на больничный, или на сессию, но количество постов остаётся таким же, и уменьшить его никак нельзя, вот и приходится выходить на работу в выходные.

Службу в отделах охраны лёгкой назвать нельзя. Как говорят руководители, сейчас в охране работают «за идею». Чаще всего приходят те, кто только отслужил в армии. Новичков ждёт два месяца стажировки, ещё два месяца в учебном центре, и только потом на службу.

За последние десять лет этот порядок остался таким же, измениться может только время стажировки, но тут всё зависит от личных качеств соискателя.

Среди плюсов – зарплата выше среднего по стране, есть возможность бесплатно обучаться в более чем десяти ВУЗах России, также ещё с советских времён оплачивается проезд в место проведения отпуска и обратно.

Однако штат учреждений редко бывает полным, и своё место в системе найти не сложно.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter

Источник: https://mkset.ru/news/society/30-10-2017/budni-vertuhaya-odin-den-v-karaule-ufimskoy-kolonii-strogogo-rezhima

Люди каких профессий в русской тюрьме считаются самыми неуважаемыми

Охранники в тюрьме как называются
На первом месте среди профессий, презираемых «правильными» ворами, по понятной причине, «мусорская» работа, связанная со службой в полиции (милиции), — правоохранительные органы и преступники всегда были непримиримыми врагами.

Но по тюремному закону любое занятие, так или иначе относящееся к государевой службе или, например, к деятельности в сфере услуг, автоматически закрывает для сидельца возможности для «карьерного роста» в неволе.

Западло ли работать охранником

На тюремных форумах бывалые рецидивисты охотно делятся с новичками своими соображениями по поводу воровской «легитимности» того или иного рода занятий на воле. Большая часть гражданских профессий, считают многие из криминальных авторитетов, сами по себе не западло, но уважения они у воров в законе не вызывают. Максимальный статус, на который может рассчитывать в заключении — скажем, официант или охранник — это «мужик», работяга, на чьем труде (но не на авторитете) зона и держится. Халдеев (людей, чья профессия связана с оказанием услуг) в зоне не почитают: в неволе обслуживающий персонал — это «шестерки» и «шныри». Однако «чморить» таксиста, официанта или, допустим, швейцара за одну только принадлежность к профессии не станут, если, конечно же, не дознаются, что человек на прежнем месте «крысятничал» (воровал у своих), доносил на кого-нибудь или по тюремным понятиям грешил иным образом. Тогда могут и опустить по «иерархической лестнице» (по масти), низведя до «шныря» или даже до «петуха» в зависимости от серьезности проступка. Соответствующая информация о человеке в зону доходит очень оперативно и распространяется там еще быстрее. Да и сами воры — очень хорошие психологи, нужные сведения они могут вытащить из новичка в процессе непринужденной беседы. Жаркие дискуссии на тюремных форумах вызывает вопрос западло ли служить охранником. Радикалы и консерваторы воровского мира непреклонны: честный вор должен красть, а не охранять. Либералы склоняются к мнению, что «предъявлять фраеру» за такую работу — это лишнее, но в блатной мир охранник точно не попадет. Не все так печально с «краснопогонниками» (служившими срочную во внутренних войсках). Как утверждают опытные сидельцы, «гнобят» таких осужденных далеко не везде: 18-летний парень в свое время неосознанно выбирает место службы, в армию ведь забривают вне зависимости от пожеланий. В зоне такие сидельцы в основном становятся «мужиками», если, конечно, правильно себя поставят и сами не опустятся до «чертей». К контрактникам, целенаправленно нанявшимся убивать за деньги, у воров отношение крайне негативное. «Плавающим» статусом в тюрьме обладает профессия адвоката. С одной стороны, адвокатами чаще всего становятся бывшие менты, судьи или прокуроры. С другой, — если человек этой профессии правильно поведет себя в заключении, поможет братве решать правовые вопросы (зэки ведь часто пишут разного рода жалобы и судебные иски), то он будет сидеть «ровно», и «прессовать» такого профессионала не станут. Пример адвоката Дмитрия Якубовского — тому подтверждение. С нескрываемым презрением воры относятся к профессиям, имеющим отношение (пусть даже косвенное) к пропаганде нетрадиционной ориентации или даже предполагающим работу «натурой» — стриптизер, натурщик, танцор в коллективе с «голубым» репертуаром. Все это — «стремные» по воровским понятиям занятия.

«Бээсы» отделены от своих врагов

Ненавидимые ворами бывшие представители силовых структур и других «стремных» госучреждений сидят отдельно от основной массы уголовников. Для «бээс» (бывших сотрудников») по стране функционируют порядка десятка колоний. Режим содержания в них также в «ассортименте», как и у остальных зэков, — от общего до особого.

В таких зонах содержатся экс-полицейские (их численно больше), следом в количественном отношении идут бывшие военнослужащие внутренних войск, ФСИН, прокуратуры, таможенной службы, налоговики, фээсбэшники, служащие Минобороны, МЧС, приставы.

Меньше всего в процентном соотношении сидит федеральных судей — людей в черных мантиях вследствие корпоративной солидарности судейского сообщества крайне непросто упрятать за решетку.

Неважно, служил ли осужденный на время привлечения его к уголовной ответственности или нет, даже если в прошлом у подследственного и подсудимого был месячный эпизод работы, к примеру, в ППС, после вынесения обвинительного приговора его этапируют именно в «ментовскую» зону — в обычной колонии такого сидельца запросто могут «пришить» в первый же день пребывания.

Как подтверждают представители администрации таких мест лишения свободы, сидят «бээсы» в основном смирно, рядовой пэпээсник и генерал на промзоне работают бок о бок, на равных. Воровские понятия в этой среде не приняты. На режим такие сидельцы жалуются редко. Но большинство из них искренне считает, что отбывают срок по несправедливости — из-за подстав и наговоров. Читать ещё •••

дня. Мощный взрыв котельной в Вологде.Часть города – без тепла

Источник: https://news.rambler.ru/other/37848955-lyudi-kakih-professiy-v-russkoy-tyurme-schitayutsya-samymi-neuvazhaemymi/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.