Охрана тюрем в россии

Пограничники свободы

Охрана тюрем в россии

Почти сразу вслед за праздником весны и любви — Международным женским днем 8 марта — в Россию приходит другой, гораздо менее известный и массовый праздник — День работников уголовно-исполнительной системы Минюста.

Для страны, где грань между свободой и несвободой на протяжении веков остается тонкой до почти полного исчезновения, где родилась пословица «от сумы и от тюрьмы не зарекайся», где саму Россию называли «тюрьмой народов», обслуживающий персонал мест заключения — очень важные люди. Можно сказать, инженеры сотен тысяч и даже миллионов (с учетом отсидевших) человеческих душ и тел.

А поскольку тюрьмы и больницы выявляют истинное лицо любой страны, Россия тоже во многом есть то, что есть ее тюремная или, по-умному, пенитенциарная система.

Нынешняя Федеральная служба исполнения наказаний, ведущая свою историю от созданного в 1879 году при МВД Главного тюремного управления, ведомство по сути своей одновременно политическое, экономическое и социальное.

Лагерная экономика, первым глобальным обзором которой стал великий солженицынский «Архипелаг ГУЛАГ», сейчас состоит из 601 предприятия. Практически, это вертикально интегрированный холдинг. ФСИН — гигантский социальный проект.

По одну сторону колючей проволоки и металлических решеток 5 высших учебных заведений, два юридических колледжа, два НИИ. По другую — 294 вечерних общеобразовательных школы, 338 ПТУ, 396 церквей и 695 молитвенных комнат.

Гуманитарным мостиком, соединяющим надзирателей и заключенных, служат корпоративные СМИ, среди которых есть журнал «Преступление и наказание» (заглавие другого, вроде бы более подходящего по смыслу произведения Достоевского «Записки из Мертвого дома», видимо, сочли слишком мрачным) и газета «Казенный дом».

Одна гигантская армия людей — по официальным данным, 355 тысяч штатных сотрудников ФСИН — охраняет еще более гигантскую армию, состоящую из 872 тысяч непосредственных «сидельцев» и 572 тысяч находящихся на учете и получивших наказание, не связанное с лишением свободы.

Свобода, которая в российском восприятии всегда была волей, то есть дарованным извне временным освобождением, в случае героев нашего праздника приобретает буквальный, очищенный от всякой метафоричности смысл.

Россия — исторически очень негуманная страна. И тюремная система веками была оплотом этой античеловечности. В последние годы система исполнения наказаний медленно вочеловечивается. Есть даже некоторые количественные показатели этого пути — с недавних пор Россия больше не лидирует по относительному количеству зэков, уступая первенство США и Белоруссии.

Уменьшается количество больных открытой формой туберкулеза среди заключенных (хотя число все равно остается страшным — почти 7% всего состава). При этом средств на одного заключенного в России по-прежнему тратится в разы меньше, чем в демократических странах, а реальный общественный контроль за исправительными учреждениями остается недостижимой мечтой.

Но тюремные нравы и тюремный быт — лишь следствие того, что происходит на свободе. Есть жесткая, прямо пропорциональная зависимость между количеством и качеством свободы в политической и гуманитарной жизни страны и качеством тюремной системы. В России все проблемы тюрем — это проблемы «воли».

Думаю, например, что у нас невозможно получить адекватную статистику невинно осужденных. И совершенно не случайно в справедливость и законность правосудия не верит даже большинство тех граждан, которым нравится нынешняя российская власть.

Пока правосудие в России остается политическим инструментом личного возмездия и отъема бизнеса, пока в стране нет реальных партий и общества, способного контролировать власть, трудно рассчитывать на существенную гуманизацию тюрем и колоний.

Хорошо уже то, что Россия пока держится за мораторий на смертную казнь — для страны, где именем государства постоянно истреблялось огромное количество людей, это действительно большое достижение.

Охранять заключенных — не самое приятное и почетное, хотя и необходимое в жестоком мире людей занятие. А в России еще и не слишком хорошо оплачиваемое.

Поэтому работникам системы исполнения наказаний накануне их профессионального праздника хочется пожелать сохранять человечность на рабочем месте, не умножая зло, боль и насилие там, где они, кажется, поселились навеки.

Работники ФСИН — пограничники свободы. Лишение свободы по суду — неважно, праведное или неправедное — это всегда слом судьбы, страшнее которого может быть лишь неизлечимая болезнь и смерть.

У людей, чей профессиональный праздник приходит почти сразу за Международным женским днем, есть уникальный шанс помочь другим людям залечить раны, восстановить разрушенную душу или сохранить ее, если судебная кара была незаконной и несправедливой.

Шанс, который выпадает людям очень немногих профессий. Шанс, который называется миссией.

Источник: https://www.gazeta.ru/column/novoprudsky/1448880.shtml

Самые жестокие тюрьмы России: список с фотографиями

Охрана тюрем в россии

Наказание в виде лишения свободы отображено ещё в русских народных сказках. Зло должно быть наказано, и Кощея приковали цепями в каменном погребе. В Судебнике 1550 года тюрьма впервые упоминается как место отбывания основного и дополнительного наказания.

В царской России в них содержали преступников, которые отказывались признавать свою вину. Позже настроили тюрем для пожизненного заключения, как альтернативу смертной казни.

В современных российских пенитенциарных заведениях разные условия содержания, и в нашем небольшом обзоре — самые жестокие тюрьмы в России.

Виды пенитенциарных учреждений России

Для начала разберёмся в определениях. В России есть тюрьмы, колонии и СИЗО, а вот «зона» отсутствует в процессуальном кодексе. Понятие зона имеет чисто разговорный, народный характер.

Тюрьма — более общее понятие для всех учреждений, в которых содержатся преступники. В тюрьмах более жестокий режим содержания, так как в них содержат рецидивистов, шансы на исправление которых минимальны. В тюрьмах ограничено передвижение заключённых, и обычно это отдельное строение, хорошо охраняемое по периметру.

Колонии — это своеобразные поселения, где есть жилые бараки, промышленная зона, административные здания. В колониях режим содержания немного свободнее, но есть и такие, где установлен строгий режим.

СИЗО — Следственный изолятор временного содержания, которые обеспечивают содержание преступников, ожидающих приговора суда, подследственных, а также тех осуждённых, кто ждёт этапирования или экстрадиции.

1

 Белый лебедь

Исправительная колония строго режима находится в городе Соликамске Пермского края, и ведёт свою историю в 1938 года. Среди всех исправительных колоний России «Белый лебедь» отличается особо строгим режимом содержания заключённых.

Сюда направляют преступников, осуждённых на пожизненное заключение. Камеры рассчитаны на одного, два и три человека. Есть библиотека, а так как колония исправительная, с каждым заключённым работает психолог.

Версий происхождения неофициального названия много, но самая правдоподобная из них по способу передвижения заключённых. Преступники передвигаются по колонии, нагнувшись вперёд под 90 градусов, с заведёнными назад руками. Своеобразная поза «лебедь». Несмотря на строгость, колония «Белый лебедь» отвечает международным стандартам содержания преступников.

2

 Чёрный дельфин

Одна из самых старых колоний России, основанная ещё в далёком 1773 году у городка Соль-Илецк Оренбургской области. В ней содержатся пожизненно осуждённые, а в пределах исправительного учреждения действует особый режим. Считается, что это самая ужасная тюрьма на российских просторах.

На карте Оренбуржья первые пожизненные тюрьмы стали появляться ещё в правление Екатерины II. Первыми, кто опробовал их камеры были участники восстания Пугачёва. Получила своё народное наименование по фонтану, который функционирует во дворе учреждения.

Режим дня строго регламентирован, и практически постоянно работает радио. Прогулки заключённых проходят в специальной камере, а не во дворе. Она немного больше, чем те камеры, в которых держат заключённых.

Кстати, на нашем сайте most-beauty.ru вы можете узнать какие заведения попали в ТОП-10 самых роскошных тюрем в мире в этой интересной статье.

3

 Полярная сова

Находится в посёлке Харп ЯНАО на живописном берегу реки Собь. Открылась колония для содержания пожизненно заключённых в 1961 году, а первые её заключённые работали на прокладке Транссибирской железнодорожной магистрали.

В те времена здесь были худшие условия содержания, так как здания учреждения были мало приспособлены для проживания людей. В 2004 году получила статус колонии, в которой отбывают свой пожизненный срок особо опасные преступники.

С учреждением связаны громкие скандалы. Последние, 2012-2013 годов, связаны с тем, что сотрудники колонии фальсифицировали явки с повинной, оказывали физическое и психологическое давление, чтобы выбить показания.

4

 Бутырская тюрьма

Пожалуй, одна из самых знаменитых российских тюрем, основанная в 1771 году. Самая большая тюрьма российской столицы, а само здание включено в список архитектурных памятников.

После прихода к власти большевиков была преобразована в пересыльную тюрьму, а в период сталинских репрессий в одной камере находилось до 170 человек. Из знаменитостей здесь сидели Варлам Шаламов, конструктор Сергей Королёв, лауреат Нобелевской премии Александр Солженицын.

История зафиксировала и знаменитые побеги из «Бутырки». В 1996 году был совершён первый женский побег, когда 26-летней Наталье Сорокожердевой удалось выйти за периметр охраны.

5

 Лефортовская тюрьма

В России есть спецтюрьмы, а тюрьма в Лефортово одна из самых закрытых учреждений подобного типа. По сути, сейчас это Следственный изолятор, в которой ожидают приговора опасные преступники.

Была образована в 1881 году, и в ней отбывали наказания низшие чины Российской армии, совершившие преступления разной тяжести. В 20-е годы ХХ столетия её преобразовали в тюрьму, где содержали преступников, которым расстрел был заменён на лишение свободы, сроком на 10 лет.

в «Лефортово» довольно суровые. Родным отказывают в свиданиях, а до 2017 года в ней отсутствовала горячая вода. Что происходит в «Лефортово» узнать практически невозможно, так как журналистов за периметр не пускают.

6

 Матросская тишина

Своё такое, как покажется, романтическое наименование пенитенциарное учреждение получило по названию улицы, Матросская тишина, на которой оно находится.

У этого места Москвы долгая история. Здесь основали Смирительный дом в 1775 году, а буквально через год он был преобразован в тюрьму. В первые годы советской власти в здании содержали несовершеннолетних, а затем учреждение выполняло функции по содержанию особо опасных преступников. В 1956 году стала выполнять функции СИЗО.

Стала знаменита в 90-е годы, когда в ней содержались руководители бандитских формирований. Отбывал здесь наказание за финансовые махинации Сергей Мавроди.

7

 Кресты

Строгим содержанием выделяются и петербургские «Кресты». Основаны они в 1892 году, а в 2017 заключённых перевели в новые корпуса, расположенные в Колпино. Уникальность в том, что здесь между корпусами с камерами сделаны крытые переходы.

Глядя на Старые Кресты, сложно представить, что это место, где содержатся заключённые. Красивое здание из красного кирпича больше похоже на архитектурный памятник. Камеры помнят своих знаменитых сидельцев, среди которых были маршал Константин Рокоссовский, актёр Михаил Жженов, а поэтесса Анна Ахматова отстаивала многочасовые очереди, чтобы увидеть сына.

За всю историю пережили три знаменитых побега. Наиболее резонансным стал побег Лёньки Пантелеева в 1922 году.

8

 Владимирский централ

О знаменитой российской тюрьме знали и раньше, но после песни Михаила Круга, она стала ещё более популярной. Построили тюрьму по указу императрицы Екатерины II для содержания государственных преступников, а в 1906 году её стали называть «централом».

Сейчас в историческом здании расположен СИЗО № 1 города Владимир. После свержения царизма продолжала выполнять функции особых лагерей и тюрем для особо опасных государственных преступников. В пределах централа были установлены жёсткие правила содержания.

В 1996 году по инициативе директора Владимиро-Суздальского заповедника на территории начал работу музей, в котором находятся ценные экспонаты известных заключённых.

9

 Вологодский пятак

Список продолжает колония особого режима, которая разместилась в пределах древнего монастыря, а начала функционировать в 1953 году. После 1917 года большевики экспроприировали здание монастыря, и создали в нём тюрьму, где содержались «враги революции».

Находится «Вологодский пятак» в Белозерском районе, среди живописных пейзажей Вологодской области. Отличается жёсткими условиями содержания особо опасных преступников. В колонии оборудован специальный участок, где содержаться рецидивисты, а также те, кто приговорён к пожизненному сроку.

Всего колония рассчитана на 505 мест. В фильме Василия Шукшина «Калина красная» главный герой выходит из ворот ИК-5 «Вологодский пятак». Упоминается колония и в культовом телесериале «Бандитский Петербург».

Исторические факты

  • Самая старая тюрьма России ИЗ-21/1 находится в исторической части Чебоксар, а окна её камер выходят на Введенский кафедральный собор. Построили тюрьму в 1648 году, а сейчас разрабатывается проект сделать из неё памятник истории, чтобы она не перешла в категорию жутких заброшенных тюрем России.
  • Если рассматривать новые тюрьмы в России, то Орловский централ стал первым отечественным учреждением, где заключённые размещены по американскому варианту.
  • Под псевдонимом Василий Павлович Васильев отбывал срок во «Владимирском централе» Василий Сталин. Сын вождя народов работал на хозяйственном дворе механиком, а вышел в 1960 году практически инвалидом.
  • Знаменитые «Кресты» вошли в историю, как первая российская тюрьма, в которую провели электричество, на то время она считалась лучшей, хотя и со строгим режимом.
  • В 1942 году в колонии «Чёрный дельфин» скончалась немецкая актриса Каролла Неер, осуждённая в СССР за антисоветскую деятельность. Была реабилитирована спустя 15 лет после смерти.
  • В 1992 году из «Крестов» попыталось бежать 7 человек. Это стало самым громким событием в истории подобных заведений. Чтобы обезвредить преступников был осуществлён штурм здания силами специальных подразделений.
  • После отмены смертной казни, максимальный тюремный срок в России, согласно 56 статье Уголовного кодекса, составляет 20 лет. При сложении приговоров может быть 25 лет, а по совокупности преступлений не должен превышать 30 лет. В России преступник за совершение тяжкого преступления может быть приговорён к пожизненному заключению, и содержатся такие преступники в тюрьмах особого режима.

Валерий Скиба

Источник: https://most-beauty.ru/mesta/samye-zhestokie-tyurmy-rossii.html

Зона для своих: как устроена жизнь в колониях для бывших сотрудников — Команда 29

Охрана тюрем в россии

Полицейские, следователи, прокуроры и другие силовики, нарушившие закон, отбывают срок в специальных колониях для бывших сотрудников. Это — довольно закрытые и специфичные сообщества со своими правилами и законами. Специально для К29 Алексей Полихович поговорил с бывшими заключенными и рассказывает, как устроена жизнь в колониях для сотрудников правоохранительных органов.

в соцсетях:

Ильвир Сагитов и Альберт Самигуллин начинали работать в одном отделе милиции Нефтекамска. В 1993 году Альберт Самигуллин устроился участковым, а Ильвир Сагитов проходил стажировку в патрульно-постовой службе. Самигуллин помогал Сагитову составлять протоколы.

В 2003 году Самигуллин уволился из милиции и ушел работать нефтяником вахтовым методом. Сагитов остался — и дослужился до начальника уголовного розыска Нефтекамска. В 2014 они снова встретились.

Сагитов и пять его сотрудников надели на голову Альберта Самигуллина полиэтиленовый пакет, связали ему руки, сели сверху и не давали дышать, заставляя признаться в преступлении — по их версии, Самигуллин ударил ножом охранника продуктового магазина.

Сагитов грозил уже немолодому Самигуллину, что доведет его до инфаркта, отвезет в лес и инсценирует несчастный случай. Тот, испугавшись, подписал явку с повинной — он думал, что начальство Сагитова и суд во всем разберутся.

На суде Самигуллину дали 4 года тюрьмы. По его словам, в день, когда было совершено преступление, он был на вахте за 150 километров от Нефтекамска. Это подтверждали работодатель и биллинг его телефона.

«Система у нас такая, что государство всегда право. Писал во все инстанции, президенту семь раз писал — без толку», — говорит Самигуллин.

Сидеть его отправили в исправительную колонию общего режима № 13 в Нижнем Тагиле, где отбывают срок бывшие сотрудники правоохранительных органов.

К «бывшим» относят сотрудников МВД, Следственного комитета, полиции, прокуратуры, судей и работников судов, а также тех, кто работал в МЧС. Кроме того, бывшими сотрудниками органов считаются и люди, отслужившие срочную службу во внутренних войсках. Эту категорию заключенных называют «бс» или «бсниками».

Бывших сотрудников правоохранительных органов содержат в отдельных исправительных учреждениях — для обеспечения их безопасности. По внутренним правилам ФСИН, «бсники» должны не только отбывать наказание в специальных колониях, но и во время следствия содержаться отдельно от основной массы арестантов, а также отделяться от них при перевозках в автозаках.

В России 15 колоний для бывших сотрудников (по данным Фонда помощи и поддержки бывших сотрудников). Из них 3 — общего режима, 11 — строгого режима и 1 — особого режима. Еще — шесть колоний-поселений, три из которых прикреплены к другим колониям, а три — отдельные.

По данным статистики судебного департамента, за первое полугодие 2019 года к реальным срокам приговорили 1015 бывших судей, прокуроров и работников правоохранительных органов. Но реальное число отправленных в колонии для бывших выше — туда попадают и «срочники» внутренних войск, и сотрудники налоговой службы, и сотрудники МЧС — они в этой статистике не учтены.

В 2018 году «Российская газета» писала, что колонии для бывших силовиков переполнены. «Это какая-то тенденция — идет борьба с коррупцией, идет очищение, и колонии для бывших сотрудников открываем все новые и новые», — говорил бывшй замдиректора ФСИН Валерий Максименко. На запрос «Команды 29» о том, сколько заключенных содержится в колониях для «бывших» сейчас, ФСИН не ответил.

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать интересные тексты каждую субботу

Вячеслав (имя изменено по просьбе героя) семь лет отработал в прокуратуре — расследовал уголовные дела, занимался надзором за следствием и поддерживал обвинение в суде.

В 2011 году, когда начали менять начальство и создавать Следственный комитет, он уволился и решил работать на себя.

Вячеслав переехал в Москву, получил адвокатский статус — а затем стал фигурантом уголовного дела о мошенничестве.

«Разговаривал со следователями: «Вы же понимаете, что это провокация?» Следователь отвечал: «Да, я понимаю, что это провокация, и ты это докажешь, но лет через семь в ЕСПЧ, а сейчас мы тебя посадим, и ты будешь сидеть».

В СИЗО «Бутырка» Вячеслав попал в камеру для «бывших». На 18 человек было 12 шконок, администрация СИЗО выдавала раскладушки, а во время прокурорских проверок забирала их обратно.

Но поскольку каждый день кто-то уезжал на суд или на следственные действия, в камере всегда оставалось 12 человек — как и требовали правила. «Нас это не беспокоило.

У нас был молчаливый договор с руководством — мы не жалуемся, нас не беспокоят», — говорит Вячеслав.

У многих в камере были хорошие отношения с сотрудниками СИЗО, поэтому не было проблем с мобильными телефонами — несколько раз адвокат приносил телефон в изолятор на встречу с Вячеславом, тот забирал его к себе в камеру.

«Любое решение [сотрудника правоохранительных органов] может повлечь два состава: превышение полномочий или халатность. Шанс присесть есть — только выбирай статью», — рассуждает Вячеслав.

Сергей — бывший начальник следственного отдела — попал в тюрьму сначала по обвинениям в мошенничестве, затем обвинения поменяли на статью о взятке. Он считает, что его уголовное преследование связано с тем, что преступники, с которыми он боролся, сами оказались бывшими сотрудниками правоохранительных органов, сохранившими связи в силовых структурах.

«Психологически было сложно, — рассказывает Сергей. — Я в принципе не понимал, как это [уголовное дело и тюрьма], почему это.

Все переворачивали наоборот: знаю оперативно-розыскную деятельность, по ночам работал — это говорит о том, что я могу противодействовать следствию. Это удивляло, бесило. Судьи писали формулировки, которых даже в законе не было.

Потом понимание пришло, как устроено все — что если меру пресечения избрали, то все уже, вопрос только — как осудят».

В камере Сергей встретил человека, которого когда-то арестовывал его подчиненный. Узнали об этом случайно за игрой в нарды. Никакого негатива не было — по словам Сергея, работая в следствии, он ничего несправедливого в отношении людей не делал и был уверен, что людям, которых он разрабатывал, не за что ему мстить.

Максим (имя изменено по просьбе героя) служил на Северном Кавказе в подразделении ФСБ по борьбе с терроризмом. По его словам, работа была интересная, но когда он стал возражать против незаконных методов ведения следствия, ему сначала предложили уволиться, а затем возбудили уголовное дело. Максиму дали три года реального срока. В 2014 году его отправили в нижнетагильскую колонию.

«Там обычные люди, ничего особенного, — рассказывает Максим. — В основном бедолаги-„ввшники“ бывшие, менты-ппсники — серьезных „бс“ единицы. Оперов много недалеких, которые ехали — бомжа отпинали, потому что могли».

Вячеслав, отбывавший срок там же в 2014–2015 годах, добавляет, что из 2 тысяч заключенных большая часть была «орками» — ограниченными людьми, выезжавшими за пределы своего мира дважды: в армию и на этап в зону. «Сидят такие ребята — ограниченные очень маленьким миром. Если к ним подойти, звук такой, как под линией электропередач, от них так резонирует — и хотелось отойти».

Максим заплатил 100 тысяч рублей за возможность устроиться на хорошую должность. Но сотрудники администрации колонии захотели еще денег. Максим отказался, после чего его избили другие заключенные, работавшие на ФСИН.

Основная масса заключенных отбывала срок по статьям, связанным с наркотиками, были мошенничества, взятки и преступления на сексуальной почве. Осужденных по последним называли «зилками» — от названия машины ЗИЛ-131 и статьи 131 УК РФ об изнасиловании. Они обычно попадали в касту «отделенных».

Попасть в «отделенные» на зоне для бывших можно как из-за статьи обвинения, так и из-за поступков, совершенных уже в заключении. Сокамерник Максима по СИЗО в Нальчике переписывался с женщиной из соседней камеры и коснулся темы орального секса. Женщина сообщила об этом другим заключенным — и мужчину перевели в «отделенные».

В случае с обвинениями в изнасиловании или педофилии смотрят материалы уголовного дела. Если человек признался — будет «отделенным», если нет — в «отделенные» он не попадет.

В отношении «отделенных» действуют те же правила, что и в отношении «опущенных» в обычных зонах — от них нельзя ничего брать, им нельзя жать руку, у них стулья специального цвета, на которые нельзя садиться.

За соблюдением правил в колонии для «бс» следят завхозы. Их выбирают оперативники ФСИН.

Бывший следователь прокуратуры Алексей Федяров, отбывавший наказание в нижнетагильской колонии с 2014 по июнь 2016 года, рассказывает, что завхозами часто становятся бывшие оперативники из силовых структур — они знают агентурную работу и методы вербовки. Кроме того, им привычнее общаться с контингентом — воровские понятия для них более органичны, чем для людей из кабинетов.

Из органов Федяров ушел еще до тюрьмы — убедившись, что руководству важна исключительно статистика. Он стал заместителем директора крупной компании, а в 2013 году против него возбудили уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере. Как рассказывает Федяров, он был вынужден признать вину, так как понимал, что шансы закрыть дело минимальны.

В тюрьму Алексей попал обеспеченным человеком — это ему и помогло, когда он стал завхозом.

Кроме контроля ситуации в бараке, завхозы обязаны ремонтировать подотчетное им помещение. Часто деньги на это собирают с заключенных — поэтому в Нижнем Тагиле всегда ждали этапы из Москвы. Считалось, что оттуда приезжают богатые люди, которых можно обобрать. Федяров отказался заниматься поборами и делал ремонт за свой счет.

«Большая часть времени [у меня] уходила на разруливание и поиск „крыс“, кто воровал у своих. Людям пойти не к кому, и они идут к тебе», — рассказывает Федяров.

По его словам, жизнь зоны была полна интриг. Заключенный мог пойти к оперативнику ФСИН и настучать на того, кто ему не нравится — это называлось «запустить в космос». За проступок могли посадить в ШИЗО, перевести на строгие условия содержания, лишить должности дневального или завхоза.

Драки при этом были редкостью, потому что за любой удар сразу отправляли в ШИЗО, что ставило крест на УДО. Поэтому люди научились выяснять отношения без рук.

«В начале я напрягался, у меня так адреналин выбрасывался, — рассказывает Федяров, — думал, сейчас мочилово начнется, а потом привык. Два чувака с одной и четыре с другой [стороны] орут друг на друга. Из-за мелочей: ты че не так сел, не так посмотрел, — обычные зоновские приблуды. Люди просто стоят и орут друг на друга. Первый год в колонии человек учится орать, а не бить».

Сергей, отбывавший срок в колонии строгого режима № 3 в Рязанской области, рассказывает, что завхозы часто объединялись в группы и навязывали вновь прибывшим свою защиту в обмен на деньги. «У тебя два решения проблемы: либо заплатить, либо стать уборщиком», — говорит он.

В отличие от Нижнего Тагила, в Рязанской колонии была возможность купить мобильный телефон, но, по словам Сергея, это превращалось в бесконечный цикл по вытягиванию денег с заключенных. «Человек сам себя вталкивает в оборот. Одни сотрудники постоянно пытаются у тебя этот телефон отобрать, другие пытаются тебе его вернуть или купить новый. По семь раз за месяц телефоны покупали».

По словам Алексея Федярова, после освобождения «бывшие» устраиваются работать кто куда: в охрану, юристами, строителями, в такси. Согласно федеральному закону «О службе в органах внутренних дел», сотрудники с судимостью не могут работать по профессии.

Федяров после освобождения стал координатором правозащитного проекта «Русь сидящая», который помогает заключенным. Он написал книгу про свой опыт заключения.

Сергей вышел из тюрьмы в начале 2019 года, отсидев пять лет. Тюремный опыт не изменил его отношения к бывшей работе. «Работа не самая приятная, не самая нужная, но как ни крути, она должна быть, иначе без нее всем станет плохо. Но к реформам правоохранительных органов я настроен скептически с точки зрения того, как они влияют на профессиональную деятельность».

Максим говорит, что тюрьма его совсем не поменяла — словно ничего и не было вовсе. По его мнению, на людей с гибкой психикой, каковым он считает и себя, подобные испытания не накладывают отпечатков. Он — так же, как и Федяров — работает в «Руси сидящей». Бывшие коллеги теперь считают его врагом.

«Я за справедливость и соблюдение законности, — объясняет Максим. — Почему-то сейчас слова „либерал“ и „правозащитник“ — ругательные. Но что я делаю такого? Я показываю государству, что закон нарушается представителями госорганов.

Сейчас, конечно, хуже стало. Другие люди, другие методы, другие формы. Доказывать ничего не надо. Человек берет особый порядок, потому что ты ему по башке дал или электрошокером — и едет в колонию.

Раньше же все приходилось доказывать, исследовать — экспертизы, запросы, допросы».

Вячеслав говорит, что тюрьма — это когда человека умножают на ноль. Вопрос в том, как человек справится с этим. «Но все равно ты остаешься человеком, про которого всегда можно сказать: да он ранее судим. В лицо тебе не скажут, но ты кожей ощущаешь».

Иногда он думает эмигрировать в страну, где хорошие тюрьмы — потому что там и все остальное должно быть хорошее.

По его мнению, когда он начинал работать в правоохранительных органах, люди там были гораздо менее кровожадными.

«Сегодня сталкиваешься с людьми со стальным взглядом, это такой режим лайт двадцатых-тридцатых годов. Следователь тебя в жернова закинет — и ему плевать. А тогда были люди, которым не плевать».

Альберт Самигуллин отсидел два года и семь месяцев из четырех лет и вышел условно-досрочно. Он обращался в Комитет против пыток, к президенту и в надзорные органы, требуя расследования пыток и пересмотра дела.

Его обращения результатов не дали. Но его бывший коллега Ильвир Сагитов все-таки сел: в 2019 году его приговорили к трем годам и трем месяцам за пытки другого задержанного.

Вероятно, после апелляции отбывать срок его отправят в Нижний Тагил.

Алексей Полихович, Иллюстрация: Таня Сафонова

Источник: https://team29.org/story/2020-04-zona-dlya-svoih-kak-sidyat-byvshie/

Как отбывают наказание бывшие сотрудники-правохранители – статьи

Охрана тюрем в россии

Деление на режимы в так называемых «ментовских», или «красных», тюрьмах точно такое же, как и в обычных. В зависимости от тяжести совершённого преступления осужденные из числа ранее работавших в системе правосудия могут быть направлены в:

  • колонии общего режима для бывших сотрудников (3 на территории РФ);
  • колонии строгого режима для бывших сотрудников (11 на территории РФ);
  • колонии-поселения для бывших сотрудников (7 на территории РФ).

Отдельных исправительных учреждений для БС, получивших пожизненные сроки наказания, официально в России нет. Бывшие сотрудники правоохранительных органов направляются в общую тюрьму особого режима в Архангельской области.

В каких ещё случаях бс может попасть на общую зону

помимо совершения особо тяжкого преступления с осуждением на пожизненный срок, экс-сотрудник правоохранительных органов может оказаться в общем исправительном учреждении, если он был уволен «задним числом» и не подал ходатайство об отбывании срока на «спецзоне».

камеры для бывших сотрудников в сизо

Как и все остальные категории обвиняемых, до суда бывшие сотрудники правоохранительных органов содержатся в следственном изоляторе. Уже на этом этапе экс-блюстители закона отделяются от общего контингента.

Их помещают в специальные камеры для БС, без учёта тяжести совершённого преступления.

Так, сокамерниками в СИЗО могут оказаться ранее не судимые подозреваемые по экономическим статьям и подследственные убийцы-рецидивисты из числа бывших представителей правоохранительных органов.

Источник: https://fsin.ru/articles/kak-otbyvayut-nakazanie-byvshie-sotrudniki-pravokhraniteli

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.